Тюремная арифметика Куата Султанбекова

20.02.2019

До сих пор нет ясности, почему к этому осужденному, которого трудно отнести к политическим, такой специфический подход. Или перешел кому-то дорогу, или слишком много знает, или не нашли иных путей для его нейтрализации. Тем не менее, будучи арестованным и осужденным в 2012 году «за хранение пистолета» (переделанного из газового), мужчина уже не рассчитывает когда-либо выйти на волю – уже трижды «за нарушение режима», а последний раз и за «заведомо ложные показания» ему накинули в целом 17,5 лет.

Примечательно, что нарушения режима ему вменяют исключительно двух видов – нахождение в кровати в неустановленное время и наличие «запрещенных предметов.

Более того почти во всех случаях Султанбекову не предоставляется возможности дать объяснения. Зато составляются фиктивные акты об отказах.

Стоит отметить, что Султанбекова никогда не ознакомляли под роспись с изменениями с в режиме отбывания наказания, чем впоследствии и пользовались.

— С февраля 2017 года он находится в одиночной камере. И у него во время плановых обысков находят запрещенные предметы, тогда как ни администрации колонии, ни ДУИС вообще не интересно, как эти запрещенные предметы к нему попали? – недоумевает правозащитник Ерлан Калиев, наблюдавший последний процесс Султанбекова в Усть-Каменогорске.

Зато каждое подобное «нарушение» сразу же фиксируется, и набрав три необходимых взыскания, Султанбекову на этих основаниях накидывают срок.

Только один удалось отбиться, когда ему вменили ношение дешевых наручных часов.

Часы были обнаружены уже после того, как их внесли в список запрещенных предметов. Мало того, что заключенный не знал об этом, он их получил от сына по почте бандеролью, прошедшей через контроль работников колонии. Хотя администрация колонии пыталась увернуться, создав фиктивный реестр получения Султанбековым посылок с воли, однако подтверждающие документы не дали в этот раз судье закрыть глаза на очевидный произвол.

Но при этом его удалось «подставить» под нарушение постельного режима 18 февраля 2018 г. – об этом рассказывает адвокат Юлия Джафарова. В одно утро контролер поста, издающий приказ о подъеме, опоздал на десять минут. И это опоздание повесили на Султанбекова, отказавшись рассматривать записи видеофиксации, установленной в одиночной камере осужденного.

Правозащитник Ерлан Калиев указывает на еще одно грубейшее нарушение.

По решению суда Султанбеков должен отбывать наказание в колонии общего режима, но фактически все последнее время он проводит в одиночной камере следственного изолятора.

Адвокат Жанара Балгабаева привела один пример из порядка двадцати, как происходит «обнаружение» незаконных предметов.

В феврале 2015 года во время обыска в камере Султанбекова (в колонии пос.Шемонаиха) был обнаружен спортивный ботинок, в который по совпадению оказался вшит обломок лезвия. Однако у ботинка объявился хозяин – заключенный Васильев, признавший это в объяснительной. Подобное явно не устраивало руководство колонии, так что Васильеву из-за оказанного давления пришлось глотать гвозди и ложиться под нож хирурга, а Султанбекову-таки вменили этот ботинок.

И самый последний случай, о котором мы писали недавно – обвинительный приговор за «заведомо ложные показания» (см. «Сидеть до скончания века»).

В течение нескольких лет двое сотрудников учреждения вымогают с Султанбекова крупные суммы денег. Какое-то время через родственников уходили траншы на указанные счета (о чем есть банковские подтверждения). В обмен за это перестали выносить взыскания. Но когда аппетиты выросли в разы, Султанбеков ответил отказом, и реакция не заставила себя ждать. Вновь сотрудники стали находить нарушения (о том, как это происходит указывалось выше). И хотя Султанбеков обратился с жалобой на вымогательства, Управление собственной безопасности за пять дней, без проведения очных ставок и других следственных действий, решило, что показаний сотрудников, которые сказали, что они не вымогали, более чем достаточно.

За это «пострадавшие» обратились в суд, который и закончился не в пользу осужденного.

— Возможно такие же нарушения касаются и других осужденных, — заключает адвокат Балгабаева.

В настоящее время Султанбеков и его адвокаты готовят апелляционную жалобу по последнему приговору, в соответствии с которым ему добавили еще семь лет.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

ПРОЙТИ ОПРОС

Нужен ли в Казахстане новый закон, регламентирующий свободу мирных собраний?