КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Однажды попав в цепкие лапы казахстанской Фемиды, балхашский предприниматель Куат Султанбеков не только поставил «рекорд» по количеству взысканий в тюрьме, но и стал, судя по всему, источником приятного дополнения к жалованью тюремщиков, вынужденный «покупать» себе беспроблемное существование за колючей проволокой.


В отношении Куата Султанбекова, отбывающего без малого 19-летний срок в следственном изоляторе Усть-Каменогорска (административный центр Восточного Казахстана, в простонародье - «Красный Восток»), расследуется новое уголовное дело — на этот раз его подозревают в даче заведомо ложных показаний. (см. «Провокации и пытки: метод «воспитания» осуждённых в следственном изоляторе Усть-Каменогорска», «7 вопросов КУИС о деле Куата Султанбекова», «Сидеть вам – не пересидеть: на бизнесмена Куата Султанбекова снова «шьют» дело», «Лечат» не зубы, а адвокатов»).  

Вначале напомним, что столь солидный срок Султанбеков получил не за тяжкое преступление вроде убийства, терроризма или ещё чего-то в этом роде. Попал за решётку он в далёком уже 2012-м году по обвинению в хранении самодельного пистолета. Срок — 3 года 6 месяцев. В заключении Султанбеков поставил своеобразный «рекорд», который и не снился матёрым рецидивистам — его четырежды(!) судили за нарушения тюремного режима, при этом каждый раз добавляя к его сроку дополнительные годы отсидки. В итоге и получились те самые без малого 19 лет. Не мудрствуя лукаво, тюремщики почти всякий раз вменяли ему хранение лезвий. Вопрос: для чего человеку, который даже в неволе занимается спортом, не склонен к суициду и сидит в одиночной камере, лезвие, следователи и судьи оставили за кадром. За кадром — причём в буквальном смысле этого слова — остались и вопросы видеофиксации вышеуказанных «нарушений». Видеозаписи изъятия запрещённых предметов либо терялись по дороге в суд, либо поступали туда в сильно урезанном виде, что давало повод сомневаться в подлинности самих нарушений. Сам Куат Султанбеков объяснял природу «нарушений» заказом клана, носящего известную фамилию — тех самых, которые приближены к Елбасы. Как несложно догадаться, обрезанные «доказательства» или отсутствие оных нисколько судей не смущали, и Султанбеков, как сказано выше, получал дополнительные годы отсидки.

Однако, как выясняется, вышесказанным злоключения Султанбекова за колючей проволокой не исчерпывались. Узнав, что экс-руководитель Ассоциации предпринимателей Балхаша является небедным человеком, тюремщики, по-видимому, решили его банально «подоить». Схема «дойки» проста до неприличия. Её можно кратко сформулировать так: «Ты нам платишь, а мы не создаём тебе проблем. А не будешь платить, найдём у тебя ещё пару-тройку лезвий». Во всяком случае, об этом заявляет сам Султанбеков. Причём не просто заявляет, а подтверждает свои слова копиями банковских чеков и платёжных поручений на переводы денежных сумм, в которых отправителем денежных средств значится его брат Жумат Султанбеков, а получателями — различные лица. Реквизиты счетов, куда надо переводить деньги, по словам Султанбекова, ему в камеру приносил на клочке бумаги некий человек, представлявшийся Маратом. Общая сумма переводов за несколько лет, по утверждению Султанбекова, составила солидную сумму - 7 миллионов 629 тысяч тенге.

«Ну, как же!» - может воскликнуть неискушённый читатель. «Пусть следствие проверит получателей этих денег и выяснит их связь с тюремщиками и с братом Куата Султанбекова! Если они знакомы с тюремщиками, значит, Султанбеков прав. А если найдёт связь с самим Султанбековым или с его братом, то Султанбеков говорит неправду».

Как бы не так, уважаемый читатель! Казахстанские полицейские, прокуроры и судьи давно научились обходить подобные острые углы, да так, что знаменитый фокусник Копперфильд сгорел бы от зависти. Фокус называется красивым словом «преюдиция».

Преюдиция - обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу, в котором участвуют те же лица.

Делается это следующим образом. Волшеб... то есть, простите, следователи возбуждают на Султанбекова уголовное дело по статье 420 уголовного кодекса - «Дача заведомо ложных показаний». Повод для возбуждения — его июньская жалоба на сотрудников следственного изолятора о вымогательстве 100 тысяч долларов США в обмен на то, что они не будут его «кошмарить»: слишком часто обыскивать камеру, «находить» запрещённые предметы и так далее. Департамент собственной безопасности проводит проверку, опросив самого Султанбекова и указанных в заявлении тюремщиков, которые, как можно догадаться, дружно говорят: «Мамой клянёмся, ничего не было». Дело против тюремщиков закрывают. Тогда Султанбеков 28 августа 2018 года подаёт повторное заявление о вымогательстве, но уже с приложением копий банковских чеков и платёжных поручений.

 

 

 

И вот тут-то как раз и появляется то самое уголовное дело по 420-й статье! Пока заявление Султанбекова с приложенными копиями чеков пылится где-то на полке в отделе полиции, следствие по 420-й статье ведётся прямо-таки стахановскими темпами, следователь хочет как можно быстрее его сдать в прокуратуру, а оттуда оно поступит в суд. «Зачем все эти хитрости?» - снова может поинтересоваться читатель. «Зачем одно дело тормозить, а другое убыстрять?» Ответ прост: ради всё той же преюдиции. Если удастся Султанбекова по-быстрому осудить за дачу заведомо ложных показаний, то дело с приложенными чеками можно спокойно закрывать. Оболгал Султанбеков честных и неподкупных тюремщиков? Оболгал! Вот и приговор, кстати, есть. Значит, и расследовать больше нечего. Так работает казахстанская Фемида.

Мы будем следить за развитием событий.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: