КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Уголовное преследование, попытка осудить за мнимое участие в акции протеста, запрет на выезд за рубеж и, наконец, коктейли Молотова. Государство и «неустановленные лица» использует весь доступный арсенал в борьбе с правозащитницей.


«Ночью пытались сжечь мой дом, закинув две бутылки с зажигательной смесью. Одна из бутылок разбилась, одна осталось целой», - сообщила павлодарская правозащитница Елена Семенова 9 октября на своей странице в Facebook. В качестве подтверждения она выложила фотосвидетельства, к счастью, неудачно ночной атаки. Та бутылка, что разбилась, подпалила внешнюю сторону стены.

     

Правда, сама Елена в это время находилась в Алматы после также неудачной попытки вылететь в Страсбург на встречу с председателем Парламентской ассамблеи Совета Европы и депутатами Европарламента. Основанием для выписки «стоп-карты» якобы послужил запрет на выезд за пределы страны, наложенный Департаментом внутренних дел Карагандинской области.

Напомним, что в отношении Елены Семеновой, члена Коалиции НПО Казахстана против пыток, в июле этого года возбудили уголовное дело «за распространение заведомо ложной информации» (см. «Сор из избы»). Официальным поводом послужили ее сообщения в социальной сети о нанесении увечий заключенных, находящихся в следственном изоляторе №16 Караганды. Так совпало, что незадолго до этого Семенова вылетала в Брюссель, где в ходе встреч с депутатами Европейского парламента рассказывала и приводила доказательства о системном применении пыток к осужденным в закрытых учреждениях РК. И, наверное, тоже так совпало, что следователя, ведущего дело за распространение информации в сети, очень интересовало: почему Семенова говорит от имени страны и за чей счет был выезд?

Тем не менее на запрос Яромира Штетине, заместителя председателя подкомитета по вопросам безопасности и обороны ЕП, в Астану, посольство Казахстана в Бельгии дало развернутый ответ, подготовленный Генеральной прокуратурой. В нем говорилось про подоплеку возбуждения дела (официальная версия) в отношении правозащитницы, и традиционные заверения Казахстана о готовности продолжать борьбу с пытками, и витиеватая информация о статусе подследственной. «Она не была помещена под арест. В данный момент она свободно перемещается из Павлодара в Астану и Караганду. Она продолжает свою публичную деятельность без каких-либо ограничений для своего движения. На нее не оказывается никакого давления», - говорится в письме.

Действительно, в письме уклонились от темы, возможен ли для нее выезд за границу. Однако сама Елена Семенова поняла из текста, что возможен. Касательно свободного перемещения в Астану, все не так просто. Вместо поездки женщина находилась в полицейском участке, а потом на суде по безосновательному обвинению в призывах к митингу. Суд не нашел в ее действиях состава преступления, однако поезд ушел, и запланированная встреча с Семеновой с миссией Европейского парламента в столице не состоялась (см. «Правозащитницу Елену Семёнову попытались осудить по административному делу»).

По последнему инциденту с бутылками с зажигательной смесью Елена Семенова высказывает свои подозрения. Когда по приезду из Брюсселя в июле у нее дома прошел обыск, то полицейские изъяли все ее мобильные девайсы и домашнюю оргтехнику.  

- Они изъяли компьютер, к которому была подключена моя система безопасности, то есть видеонаблюдение моего дома. В данном случае они лишили меня безопасности, о чем я, кстати, говорила в ДВД Карагандинской области, я им заявляла об этом, на что следователь ответил, что я могу с другого компьютера подключить и что в принципе мне ничего не угрожает, - делится подробностями Елена Семенова.

Руководитель общественного фонда «Ар.Рух.Хак» Бахытжан Торегожина указывает на еще одно совпадение. Елена Семенова заявила о намерении провести в понедельник пресс-конференцию по отказу выпустить ее из страны, и уже на следующий день в ее дом, где находился муж, прилетели две бутылки с Молотовым.

- Это можно расценивать как прямую, реальную угрозу безопасности Елены, - считает Торегожина. – Это вообще-то преступление, и мы хотим, чтобы это было расследовано как-то должным образом и виновные были привлечены к ответственности.

Не заставила себя ждать и первая реакция полиции. По словам Семеновой, вместо того чтобы устанавливать обстоятельства инцидента, полицейские интересовались у ее супруга на что Елена Семенова живет и где берет деньги.

- Что можно ожидать от такого следствия, которое не интересует вопросы, кто мог (сделать это – А.Г.) и в связи с чем, а интересует вопрос: на что я живу? – недоумевает она.

Тем не менее вчера ей позвонил начальник Северного районного отделения полиции Павлодара и поинтересовался, кого Елена подозревает?

- Я ему ответила, что я подозреваю всю систему УИС (Уголовно-исполнительная система – А.Г.), так как у меня все дела вязаны с пытками и жестоким обращением, которые вышли за пределы РК и что я, в принципе, подозреваю всех сотрудников УИС. В первую очередь это Караганда, это ВКО, это Алматы, где были самые такие прецедентные случаи пыток и жестокого обращения, - делится Семенова.

Практически все заявления Елены Семеновой о фактах применения пыток и жестокого обращения в различных колониях и следственных изоляторах РК остаются без последствий, из-за «отсутствия состава преступления».  И это несмотря на обращения пострадавших и тяжкие последствия «воспитательных» методов сотрудников казахстанских «зон» и их подручных.

- Буквально последний случай в учреждении АП 162/2 Павлодара. Я пришла на свидание, потому что мне позвонил осужденный и рассказал, что в отношении его было жестокое обращение и просил меня прийти. Но когда его вывезли в больницу с этого учреждения и когда я туда пришла, мне сказали, что он не может (встретиться – А.Г.), потому что он после операции. И только через десять дней, когда швы снимут, тогда я смогу попасть, - рассказывает Елена Семенова. - По факту это оказалось недостоверно. Потом я все же встретилась с ним. И он мне сказал, что сотрудники учреждения не пускали его ко мне и просили отказаться от встречи. Таким образом они запугивают осужденных и обманывают меня. И такое во всех учреждениях Казахстана.

И напротив. Следствие по делу Семеновой продлили еще на месяц. Она имеет статус свидетеля с право на защиту. При этом с постановлением ее не ознакомили, и по этой причине женщина не имеет понятия, какие еще гласные или негласные ограничения на нее могут быть наложены. Также она не знает, что ждет ее впереди.

В течение всей современной истории Казахстана власти разного уровня борются со своими оппонентами, в которые записаны политические и гражданские активисты, правозащитники, профсоюзные деятели, журналисты, с недавних пор блогеров. В ход идут угрозы, аресты, подручные суды, нападения, поджоги, клевета и травля, происходят убийства. Так что с позиции Елены Семеновой ей явно есть чего опасаться.    

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: