КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Вопросы из-под «колпака»

31.08.2017

Некрасиво подозревать, когда вполне уверен

На прошлой неделе судья Верховного Суда РК Ербол Рахимбеков озвучил ряд новаций в области отношений граждан с контролирующими, расследующими и преследующими органами. В чём-то даже революционных.

Он сослался на результаты прошедшего 9 августа в Астане совещания по вопросам реформы правоохранительной системы Казахстана под председательством президента.

Так вот, со ссылкой на пример Германии, предложено закрепить в законе обязательное уведомление лиц о проведенных в отношении них негласных следственных действиях органами досудебного расследования.

Как сказал г-н Рахимбеков, суть заключается в том, что, каким бы ни был исход расследования, гражданину в обязательном порядке должны будут сообщить о проведенных в отношении него негласных мероприятиях.

Среди них, к примеру, прослушивание телефонных разговоров. Это делается для того, чтобы гражданин мог при желании обжаловать обоснованность подобных действий.

Как человека, который уже почти 30 лет ощущает себя под чьим-то «колпаком», меня эта возможная мини-революция в сфере слежки сильно заинтересовала. Сразу оговорюсь: манией преследования не страдаю, интерес ко мне спецслужб и других правоохранительных органов не переоцениваю (но и не недооцениваю), тем более что ничего незаконного не делаю. Но кожей чувствую: следят, ёлы-палы. Не могу сказать, всё время следят или время от времени, но ощущение не покидает.

Как писал знаменитый польский сатирик Станислав Ежи ЛЕЦ: «Некрасиво подозревать, когда вполне уверен».

При этом под словом «слежка» я понимаю большой спектр всяких негласных мероприятий: от прослушивания телефонных разговоров и просмотра электронных сообщений до наружного наблюдения и внедрения агентов-провокаторов в нашу демократическую общественную среду.

От любви на деревне не спрячешься

В том, что она имеет место быть, сомнений у меня никаких. Особенно с учётом большого советского багажа по контролю умонастроений подведомственного населения, доставшегося нашим спецслужбам по наследству.

Меня всегда интересовало: какие основания для этих мероприятий выдвигаются, кто принимает такие решения и отдаёт приказы и в рамках каких процедур? Неужели я смогу теперь об этом узнать и обратиться в прокуратуру или в суд, чтобы привлечь этих товарищей к ответственности, потому что убеждён, что никаких законных оснований у них для контроля моей жизни нет? И сколько нам «открытий чудных» такой судебный процесс может принести?

Но хочется тогда большей ясности.

Это планируемое нововведение касается только уголовного производства или оно «вообще»? То есть одно дело, когда возбуждено уголовное дело и в рамках предварительного расследования осуществляются «негласные следственные действия». Им, кстати, целая глава 30 Уголовно-процессуального кодекса Казахстана посвящена.

Кто не знает, перечислю, чего там только нету:

– негласные аудио- и (или) видеоконтроль лица или места;

– негласные контроль, перехват и снятие информации, передающейся по сетям электрической (телекоммуникационной) связи;

Старший брат лично следит за тобой

– негласное получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами;

– негласное снятие информации с компьютеров, серверов и других устройств, предназначенных для сбора, обработки, накопления и хранения информации;

– негласный контроль почтовых и иных отправлений;

– негласные проникновение и (или) обследование места;

– негласное наблюдение за лицом или местом;

– негласный контрольный закуп;

– негласные внедрение и (или) имитация преступной деятельности.

Теперь, если мы в этом отношении станем, как Германия, то обо всём узнаем и сможем эти действия эффективно обжаловать. Обеими руками – за.

Канализация выходит из строя по расписанию

А вот если уголовного дела нет? В смысле – следят, но вне уголовного процесса. Так сказать, ради профилактики или других задач – например, обеспечения национальной безопасности, как её понимают власти. Контроль моей деятельности без информирования её субъекта. Здесь как?

Ведь, согласно Закону об органах национальной безопасности, у них весьма широкие права, в том числе «проводить… общие и специальные оперативно-розыскные мероприятия, криминалистические исследования, привлекать к работе граждан Республики Казахстан на добровольной основе в качестве внештатных оперативных сотрудников».

Об этом можно будет узнать для обжалования или нет? А то иногда эти мероприятия и действия похожи на детский сад.

Кто, кого, зачем и как слушает, следит и отключает

Я вспоминаю конец 80-х годов. Ещё жив был Советский Союз. Создавалась оппозиционная социал-демократическая партия Казахстана, к чему я имел отношение.

Собрались мы провести учредительную конференцию в Алматы. Договорились с конференц-залом одного проектного института на углу улиц Кирова (ныне Богенбай батыра) и Интернациональная (сегодня Мауленова).

Приходим, а нам сообщают: канализацию прорвало, и свет отключился, так что извините. А потом шепотом: приходили из органов, сказали – зал не давать. То есть сначала путём прослушки или через засланных «казачков» узнали про конференцию, а потом пошли по адресам.

И чуть менее чем через 30 лет, уже в независимом Казахстане, на прошлой неделе проблемные заемщики ипотечных кредитов не смогли провести свой республиканский съезд. Потому что в отеле «Астана», где был снят зал, «вышла из строя система канализации».

Как, однако, канализация – хоть старая, хоть новая – в разных зданиях и разных исторических эпохах нервно реагирует на собрания оппозиции или просто активных граждан.

А в учебном заведении, где в качестве запасного варианта была договорённость провести съезд, неофициально сообщили, что к ним приходили из уполномоченных органов и рекомендовали зал не давать.

Откуда уши торчат

Про отказы предоставлять залы в гостиницах, санаториях, учебных заведениях и т. д. оппозиционным партиям и граждански активным организациям по причине настойчивых рекомендаций компетентных органов можно целые романы писать.

Но ведь эти органы откуда-то получают информацию об этом. Причём всегда вовремя. Значит, осуществляют негласные мероприятия, а потом кто-то принимает решение, отдаёт распоряжение и, соответственно, получает результат.

Фига «Большому брату»

Не буду уже говорить о сборе всякого компромата и «сливе» его в прессу и соцсети. Отовсюду уши «компетентных органов» торчат в полный рост.

Насколько это законно, где хранится вся эта информация, как сделать так, чтобы у нас появился эффективный способ об этом узнать и эти действия обжаловать?

Удовлетворительный ответ на перечисленные вопросы и будет определять уровень нашей защищённости от необоснованных негласных мероприятий.

А отсутствие такого ответа будет означать, что я продолжаю их задавать из-под «колпака».

ИСТОЧНИК:
Ratel.kz
http://ratel.kz/outlook/voprosy_iz_pod_kolpaka 


Добавить комментарий