Так закаляют сталь

02.09.2019

Житель Усть-Каменогорскf, металлург АО «Казцинк», Акылбек Каржибаев обратился в суд с иском к Департаменту полиции Алматы и Министерству финансов РК о возмещении материального ущерба в сумме 2 623 136 тенге и взыскании морального вреда в сумме 10 000 000 тенге.

24 декабря 2018 года его задержали в Усть-Каменогорске сотрудники органов внутренних дел и водворили в изолятор временного содержания, а впоследствии и в следственный изолятор Алматы. Лишь по прибытии в южную столицу его известили – Акылбек Каржибаев подозревается в похищении человека группой лиц по предварительному с применением насилия и оружия, а также вымогательстве в особо крупном размере.

Родственники и защита Каржибаева предоставили стопроцентное алиби: ведь в момент совершения преступлений в Алматы Акылбек Каржибаев находился в родном Усть-Каменогорске и находился в очередной трудовой смене. Его алиби подтвердили, как его коллеги-металлурги, так и ряд знакомых. Тем не менее постановлением следственного судьи срок содержания рабочего-металлурга под стражей был продлен до трех месяцев, то есть до 24.03.2019 года.

Только после открытых обращений через социальные сети в МВД Генпрокуратуру и Верховный суд родственников и близких арестованного, а также правозащитников власти обратили внимание на очевидную абсурдность сложившейся ситуации. И постановлением апелляционной коллегии Алматинского городского суда ранее постановление следственного судьи отменено, в отношении Каржибаева избрана мера пресечения в виде домашнего ареста сроком до 24 марта 2019 года.

За четыре дня до окончания домашнего ареста прокурор Алмалинского района прекратил преследование Каржибаева за отсутствием состава уголовного правонарушения. В связи с чем, из-за незаконного задержания мужчина более двух месяцев содержался под стражей и пятнадцать дней под домашним арестом.

Выйдя на свободу, Каржибаев через суд потребовал взыскать сумму утраченного заработка в сумме 744 213 тенге, расходы по оплате услуг адвоката в сумме 1 150 000 тенге, по осуществлению защиты его матерью в сумме 338 894 тенге, расходы по проезду и проживанию адвоката в сумме 430 029 тенге, а также денежную компенсацию за причиненный моральный вред в сумме 10 000 000 тенге.

Представитель ответчика — Министерства финансов Сугралиева исковые требования не признала, пояснив, что ее ведомство по искам о причинении вреда выступает как администратор бюджетной программы 010 «Резерв Правительства Республики Казахстан». Однако, по ее мнению, истцом не представлены достаточные доказательства, подтверждающие реальный имущественный ущерб. В части морального вреда полагает, что ее оппонентом чрезмерно завышен размер компенсации за моральный вред. И попросила вследствие всего того в удовлетворении иска отказать. Другой представитель ответчика — Департамента полиции Алматы Узакбаева также отказалась признавать исковые требования: дескать, средства, выделенные для возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов, ведущих уголовный процесс, находятся в распоряжении минфина. Тем более что действия сотрудников не признаны незаконными, а имущественный вред не подлежит взысканию в порядке гражданского судопроизводства.

16 августа 2019 года районный суд №2 Алмалинского района Алматы под председательством судьи Кистауовой вынес решение: исковое заявление Акылбека Каржибаева удовлетворить частично. И взыскать с Министерства финансов в пользу истца в счет компенсации морального вреда 500 000 тенге. В остальной части иска отказать.

В свою очередь, в Бюро по правам человека считают, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др. Также суд при определении размера компенсации морального вреда оставил без внимания личность истца, который ранее никогда не привлекался к уголовной ответственности. Тем самым попытка незаконного привлечения Акылбека Каржибаева к уголовной ответственности за особо тяжкое преступление и нахождение под стражей явилось для него «существенным психотравмирующим фактором».

И в настоящее время у Акылбека Каржибаева и его защиты есть полное конституционное право обратиться за поиском справедливости в вышестоящие судебные органы страны. Хотя, очевидно, что государство в свойственной ему манере будет отстаивать государственные деньги – все-таки что такое несколько месяцев лишения свободы? Другие ни за что сидят годами – и ничего.


Добавить комментарий