КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Негласное прослушивание общественного деятеля выявило, что он занимается «агитированием среди народа, чтобы вступить в кандидаты депутатов городского маслихата». Когда нарушены условия хранения вещдоков, служебные собаки бесполезны. Зачем Аян звонил американцам?


14 ноября заседание посвятили продолжению изучения вещественных доказательств, представленных стороной обвинения – аудиозаписей прослушек телефонных переговоров Талгата Аянаа и Макса Бокаева. Самое интересное, как выяснилось со слов стороны защиты, санкция на негласное прослушивание, запись и перехват всех телефонных разговоров сотрудниками КНБ было санкционировано прокурором Атырауской области 12 февраля, тогда как аналогичные действия в отношении Макса Бокаева было так же санкционировано 20 сентября 2015 года.

Судя по представленному тексту этого постановления, отмеченного грифом «не секретно», основанием для подобных действий, к примеру, в отношений Макса Бокаева тот факт, что Макс, будучи руководителем общественного фонда «Арлан» в 2015 году с 11.00 по 12.00 часов, устроил акцию мирного митинга в поселке Балыкши, с целью обращения внимания государственных органов, чтобы досрочно освободили осужденного на 18-лет диссидента Арона Атабека. Более того, по мнению сотрудников КНБ (орфография сохранена), «пользуясь разногласием между работодателями и работниками в районе Атырауской области по трудовому договору в секторах нефти и газа и кризисное положение народа, создал в обществе недовольство народа, пользуясь страницами средств массовой информации, может среди народа и в том числе молодежи массовые беспорядки». И самое страшное! «Накануне выбора депутатов маслихата в 2016 году М.Бокаев занимается агитированием среди народа, чтобы вступить в кандидаты депутатов городского маслихата».  

Однако же, несмотря на всю серьезность опасений спецслужб (в том же постановлении указано: «… и при зазговоре возможно он скажет открыто про его деструктивные деятельности», в прослушанных аудиофайлах Аяна и Бокаева за исключением их личных намерении участвовать в митинге 24 апреля, ничего иного обнаружить не удалось

В ходе судебного заседания в качестве специалиста был заслушан начальник кинологической службы ДВД Атырауской области Серик Айтбаев. Главный кинолог должен был ответить на вопрос: сможет ли служебная собака определить предполагаемый запах Талгата Аяна на сумке и футболке, изъятых при обыске у свидетеля Марлана Есильбаева в Семее?

- Изначально условия хранения этих вещдоков были нарушены. Пакет был вскрыт, и вещи трогали. Плюс немаловажный фактор – срок 15-20 дней давно истек (с момента обыска прошло четыре месяца. – ред.). Я не гарантирую, что собака определит запах. Это бесполезно, – ответил специалист.

После обеденного перерыва продолжилось изучение записей телефонных разговоров Талгата Аяна. Привлек внимание его звонок в Генеральное консульство США в Алматы 7 мая. По данному факту Талгат Аян, несмотря на возражение судьи Даулешовой, все же пояснил причину звонка. С его слов, после апрельских митингов в нескольких регионах страны с подачи одного телеканала по многим СМИ пошла «гулять» информация о том, что митингующим якобы заплатили по 150 долларов, а источником финансирования является Генконсульство США. Поэтому Талгат, ничего не опасаясь, позвонил туда, чтобы услышать комментарии американских дипломатов по этому поводу.

Под занавес суду была представлена запись телефонных разговоров Макса Бокаева, где помимо многочисленных комментариев СМИ по поводу прошедшего апрельского митинга в Атырау, тоже, как ни старались, ничего предосудительного не нашлось.

В зале суда были замечены новые лица – первый советник посольства Франции в Казахстане Даниэль-Ив Топена и представитель посольства Германии в Казахстане Джонни Крамер. Оба приехали в качестве наблюдателей на один день.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: