КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

В Медеуском районном суде завершился самый длительный на нашей памяти судебный процесс, которому суждено быть вписанным золотыми буквами в историю казахстанского политического кривосудия.


Вечером понедельника 22 октября в Медеуском районном суде № 2 города Алматы Алматы судья Такен Шакиров огласил приговор по делу бизнесмена Искандера Еримбетова и троих его деловых партнёров – Михаила Зорова, Дмитрия Пестова и Василины Соколенко. Все четверо подсудимых признаны виновными в мошенничестве путём извлечения чрезмерно высокой, по мнению гособвинения, прибыли за услуги малой авиации, оказанные частной компанией Sky Service нескольким клиентам, ни один из которых не выдвигал каких-либо претензий к авиакомпании.

Потерпевших нет, состава и события преступления нет, есть только приговор

Несмотря на полное отсутствие в данном уголовном деле потерпевших, а равно и события и состава преступления (инкриминированные действия не подпадают ни под какую статью Уголовного кодекса), суд приговорил Искандера Еримбетова к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, Дмитрия Пестова и Василину Соколенко – к 4,5 годам лишения свободы с конфискацией. Один только Михаил Зоров получил 3 года условного срока за то, что признал несуществующую вину и оговорил себя и своих собратьев.

Юридическая и экономическая абсурдность обвинения, при буквальном применении которого следовало бы посадить в тюрьму всех предпринимателей в сфере оказания услуг, во многом объясняется тем, что данное обвинение возникло лишь спустя четыре месяца после ареста фигурантов дела. Первоначально же их обвиняли в легализации денежных средств бывшего казахстанского банкира, а ныне политэмигранта и критика правящего режима Мухтара Аблязова. Однако это обвинение отпало после того, как следствию не удалось установить каких-либо деловых связей между Аблязовым и Еримбетовым, а тем более с тремя другими подсудимыми.

Единственная реально существующая, хотя и не подпадающая ни под какой юридический запрет, связь между Еримбетовым и Аблязовым состоит в том, что младшая сестра Искандера, уже много лет проживающая за границей Бота Джардемали, некогда работала в команде опального ныне олигарха. Год назад кому-то в Астане зачем-то понадобилось заставить ей выступить с неким компроматом на Аблязова. Добиться этого почему-то решили через Еримбетова, от которого сразу после ареста сотрудники КНБ потребовали уговорить сестру вернуться в Казахстан и выступить против Аблязова, в обмен на это обещая прекращение дела и освобождение.

Сделать это Искандер Еримбетов отказался, за что и был подвергнут пыткам и  избиениям в «пресс-хате», однако возбуждённое по его жалобе уголовное дело так и не было доведено до суда, тем более что следователем по нему от специальной прокуратуры был назначен один из бывших оперативников Агентства по борьбе с коррупцией, участвовавших в аресте Еримбетова.

Обо всех этих безобразиях защита Еримбетова неоднократно сообщала на пресс-конференциях в течение всего периода следствия и судебного процесса, а сам Еримбетов не раз заявлял об этом в ходе суда, в том числе и в ходе судебных прений, и в своём последнем слове. На эти его заявления крайне нервно реагировал судья Шакиров, чья нервозность при любых упоминаниях подсудимым Еримбетовым этих предметов достигла апогея на последнем судебном заседании утром 22 октября. Дошло до того, что судья не менее шести раз в ходе выступления главного подсудимого грубо кричал на него, едва тот произносил слово «пытки» или имена Джардемали и Аблязова.

- Вы не политический заключённый, это не политический процесс! – несколько раз вскрикивал служитель казахстанской Фемиды, невольно подтверждая тем самым, что политические процессы и политзаключённые в Казахстане таки есть (обычно наши чиновники категорически возражают против одного лишь употребления этих терминов)

Ещё одну замечательную оговорку (не иначе как проговорка по Фрейду!) судья Шакиров допустил в ответ на едкое замечание подсудимого Еримбетова, отпущенное им в ответ на очередную попытку лишить его слова:

- Правильно ли я понимаю, что мой приговор уже написан и лежит у вас в правом кармане?

На этот риторический вопрос председательствующий на процессе судья ответил отнюдь не благородным негодованием типа «да как вы смеете такое говорить?!», а более чем странным возражением:

- Нет, не в правом.

Следовало ли понимать это возражение так, что готовый приговор лежал у судьи не в правом, а в левом кармане либо вообще ни в каком (покрой судейских мантий карманов не предусматривает, по крайней мере наружных), так и осталось неизвестным.

Реальный срок-семерик ни за что: если бы было за что, тогда бы влепили червонец

При таком отношении председательствующего к своим обязанностям вершить правосудие беспристрастно и непредвзято, а равно соблюдать установленную судебную процедуру нас уже нисколько не удивило полное игнорирование судьёй Шакировым той части итогового выступление адвоката Игоря Лифшица, где он перечислил длинный ряд выявленных им вопиющих нарушений закона со стороны следственно-оперативной группы и прокуратуры:   

- обыски у задержанных проводились в ночное время, тогда как по закону могли проводиться только днём; документы вскрывались и описывались без понятых;

- авторы обвинительного акта усматривают признаки мошенничества и хищений в получении авиакомпанией Sky Serviсе само по себе получение ею прибыли при оказании услуг клиентам, что вообще-то является целью любого бизнеса;

- частная компания Sky Serviсе не является субъектом естественной монополии и поэтому вправе устанавливать свои тарифы, которые в рыночной экономике регулируются только спросом и предложением, однако именно установление «завышенных тарифов» было вменено руководителям и акционеру компании как совершение преступления.

- сделки между Sky Service и её клиентами – предмет гражданско-правовых отношений, а не уголовного права, и если бы они вызывали вопросы у одной из сторон, то их нужно было признать незаконными, без чего начинать досудебное уголовное расследование было недопустимо.

- Какое право имеют органы предварительного расследования и прокуратура, столько раз преступив закон, обвинять в его нарушении других? – недоумевал адвокат Игорь Лифшиц. - Я сам не могу понять, в чем его [Еримбетова] обвиняют, он не является субъектом инкриминируемых ему деяний! – заявил адвокат и призвал суд оправдать подзащитного.

Другой представитель защиты Еримбетова – адвокат Жанара Балгабаева особо подчеркнула тот факт, что согласно правилам Комитета по правам человека ООН, необходимым условием для того, чтобы суд был справедливым, является такая вещь, как ясность обвинения.

- Если нет ясности в обвинении, то невозможно ожидать и справедливого суда, – грустно констатировала Балгабаева и, явно уже не надеясь на таковую справедливость, напомнила о возможном обжаловании обвинительного приговора не только в судах высших инстанций, но и в международных органах – прежде всего в уже упомянутом Комитете ООН.

Санкции Евросоюза возможны не только против России  и не только за «Крымнаш»

Между прочим, дело Еримбетова стало предметом внимание международных правозащитных организаций. Ещё до начала процесса по нарушениям законных прав Искандера высказывались посещавшие его в разное время правозащитники Марчин Свенчицкий из Польши, Антонио Станго из Италии и Джаред Геснер из США. Последний вторично приехал в Алматы специально на заключительное заседание суда и оглашение приговора, а уже после того выступил на пресс-конференции в пресс-центре КМБПЧ по итогам процесса.

- Этот суд был насмешкой над демократией. Приговор, скорее всего, был принят заранее. Судья откровенно продемонстрировал непрофессионализм и политическую ангажированность. Мы будем призывать к тому, чтобы этого судью привлекли к ответственности, а вынесенный им приговор пересмотрели, – сказал руководитель американской юридической фирмы Perseus Strategies и предсказал, что подобные действия казахстанских властей будут иметь весьма неприятные для них международные последствия.

Собственно говоря, такие последствия уже наступили. Ещё за 12 дней до вчерашнего оглашения приговора по делу Еримбетова, а именно 11 октября сего года в Парламентской ассамблее Совета Европы была принята декларация № 663, в которой 31 депутат ПАСЕ призвали Европейский союз и Совет Европы «приостановить финансовую поддержку для Казахстана до достижения реального прогресса в области прав человека».

Также в Совет Европы внесено предложение «призвать казахстанские власти немедленно освободить 30 человек, названных в списке Комитета по поддержке политических заключенных, и прекратить преследования мирных демонстрантов, блогеров и юристов».

Среди упоминаемых в документе лиц, преследованием которых властями Казахстана осуждают депутаты ПАСЕ, первым упоминается также главный герой завершившегося 22 октября судебного процесса: «Искандер Еримбетов, Абловас Джумаев, Кенжебек Абишев, Алмат Жумагулов, Муратбек Тунгишбаев являются примерами среди множества лиц, преследуемых по политическим мотивам и лишенным права на справедливое судебное разбирательство».

Авторы декларации заявляют, что Совет Европы должен призвать казахстанские власти немедленно освободить из заключения всех перечисленных, а коль скоро Астана не сделает этого, то Евросоюз и Совет Европы «должны отказаться от финансовой поддержки Казахстана, если только он не достигнет реального прогресса в области прав человека», – говорится в заявлении депутатов ПАСЕ.

Смотрите далее видеозапись сегодняшней пресс-конференции с участием Джареда Генсера, руководителя информационно-мониторингового центра КМБПЧ Сергея Дуванова и родителей Искандера Еримбетова в пресс-центре нашего Бюро.

 

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: