КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Письменное заявление для Совещания ОБСЕ по рассмотрению выполнения обязательств, посвященных человеческому измерению 2017 года.


Письменное заявление для Совещания ОБСЕ по рассмотрению выполнения обязательств, посвященных человеческому измерению 2017 года, подготовленное следующими организациями: Международное партнерство по правам человека (МППЧ, Бельгия), Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ, Казахстан), Общественный фонд «Лигал просперити» (Кыргызстан), Общественный фонд «Нота Бене», Независимый центр защиты прав человека и Ассоциация юристов Памира (Таджикистан), «Туркменская инициатива по правам человека» (ТИПЧ, Туркменистан, в изгнании, базируется в Австрии) и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (АПЧЦА, Узбекистан, основана во Франции политэмигрантами).[1]

Пространство для деятельности гражданского общества в Центральной Азии по-прежнему ограничено, и в прошлом году ситуация по ряду аспектов еще более обострилась. На фоне продолжительного экономического спада и других недавних событий власти региона продолжали преследовать критиков режима. Организуемые властями международные мероприятия высокого уровня, такие как ЭКСПО в Казахстане и «Азиада» в Туркменистане, побудили их к усилению мер по подавлению критики, нежели к ослаблению давления. Новый президент Узбекистана предпринял некоторые шаги, направленные на прекращение репрессивной практики его предшественника, однако не приступил к проведению систематической реформы в области прав человека. В Кыргызстане свобода слова и деятельность гражданского общества подверглись серьезной атаке в преддверии президентских выборов, которые состоятся в октябре 2017 года, в связи с тем, что уходящий президент стремится сохранить свое наследие. В Таджикистане власти продолжают ограничивать фундаментальные права во имя защиты национальной безопасности и стабильности, и эта тенденция наблюдается по всему региону.

Мы призываем власти стран Центральной Азии прекратить ограничение пространства гражданского общества и перестать рассматривать мирное осуществление прав на свободу выражения мнений, собраний и объединений как угрозу. Властям следует прислушиваться к мнению представителей гражданского общества, которые привлекают внимание к недостаткам государственной политики, и сотрудничать с ними, а не заставлять их молчать.

Ниже мы описываем основные проблемы, которые существуют в настоящее время в каждой из пяти стран Центральной Азии, и предоставляем рекомендации властям этих стран.

Казахстан

Существовала надежда на то, что, в связи с проведением в Астане в июне-сентябре 2017 года международной выставки ЭКСПО-2017 власти Казахстана предпримут шаги по снижению давления на гражданское общество. Однако, к сожалению, в последние месяцы репрессивные меры в отношении инакомыслиях не ослабевали.

Власти продолжали задерживать, преследовать в уголовном порядке и заключать в тюрьму активистов гражданского общества, профсоюзных лидеров, независимых журналистов, пользователей социальных сетей и других лиц в ответ на осуществление ими права на свободу выражения мнений и другие основные свободы. В настоящее время более десятка таких лиц находятся в заключении по политическим мотивам. Среди них – профсоюзные лидеры Нурбек Кушакбаев и Амин Елеусинов, которые были осуждены после участия в голодовке рабочих, объявленной в знак протеста против принятого в январе 2017 года решения суда о закрытии крупнейшей независимой профсоюзной организации страны. Активисты гражданского общества Макс Бокаев и Талгат Аян остаются за решеткой после лишения их свободы в ноябре 2016 года за участие в общенациональных протестах против земельных реформ. Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям недавно признала их содержание под арестом незаконным, пришла к выводу, что оно явилось результатом осуществления их права на свободу выражения мнений и собраний, и призвала немедленно освободить их.[2] На некоторых активистов, журналистов и блоггеров, которые избежали тюремного заключения, были наложены многолетние ограничения свободы и запреты заниматься общественной деятельностью. Например, такое наказание было назначено Ларисе Харьковой, которая подверглась судебному преследованию после решения суда о закрытии возглавляемой ее Конфедерации независимых профсоюзов Казахстана. 7 сентября 2017 г. Жанболат Мамай, главный редактор оппозиционной газеты, был признан виновным по обвинению в «отмывании денег» через редакцию своей газеты и приговорен к трем годам ограничения свободы с запретом заниматься журналистской деятельностью сроком на три года.[3]

В Казахстане остаются немного независимых и оппозиционных СМИ: они подвергаются постоянному давлению, включая обвинения в клевете и иски о защите чести и достоинства, поданные общественными деятелями и чиновниками в целях дискредитации таких СМИ. Новый законопроект о СМИ, который правительство одобрило в мае 2017 года, угрожает еще более сузить возможности независимой журналистики в стране, например, путем введения расплывчато сформулированных требований к журналистам по проверке достоверности информации и получению согласия на публикацию информации, которая считается связанной с частной или коммерческой тайной. Другой законопроект, предложенный правительством, может ввести дополнительные значительные ограничения в отношении религиозных общин и их деятельности.

В результате принятых в прошлом году изменений в налоговое законодательство были введены новые обязательства по представлению отчетности для НПО и других организаций, которые получают иностранное финансирование для осуществления определенных видов деятельности, включая предоставление юридической помощи, сбор и распространение информации. Несколько финансируемых из-за рубежа правозащитных НПО подверглись тщательным и длительным налоговым проверкам, якобы на основании жалобы «обеспокоенного» гражданина. После таких проверок НПО «Либерти» и «Международная правовая инициатива» было предписано выплатить несколько тысяч евро в виде задолженности по выплате налогов и штрафов за неуплату корпоративного налога на прибыль с иностранных грантов хотя, согласно законодательству, такие гранты освобождаются от налогообложения. Проверка третьего НПО – «Достоинство» – затянулась на девять месяцев, однако не выявила никаких нарушений налогового законодательства.

Как и прежде, мирные протесты часто разгоняются, а их участников задерживают и наказывают по закону за проведение собраний без получения предварительного разрешения. Власти считают необходимым получение разрешений на проведение даже неформальных встреч в общественном месте, если они имеют какие-то цели выражения общественных интересов, и все больше и больше представителей гражданского общества подвергаются задержаниям и допросам только лишь за обсуждение планов подобных собраний в социальных сетях. Комитет ООН по правам человека в своем важном решении недавно пришел к выводу о том, что, когда представитель КМБПЧ был задержан и оштрафован за проведение мирного одиночного пикета без получения предварительного разрешения, его права были нарушены. Комитет снова призвал привести закон страны о собраниях в соответствие с международными стандартами.[4]

Кыргызстан

В период, предшествующий президентским выборам в Кыргызстане, которые пройдут 15 октября 2017 года, ситуация со свободой слова и условиями деятельности гражданского общества значительно ухудшилась.

Нынешний президент Алмазбек Атамбаев неоднократно подвергал нападкам тех, кто критикует его политику, обвиняя их в дискредитации президента и дестабилизации ситуации в стране. Независимый новостной сайт Zanoza, его соучредители и журналисты Нарынбек Идинов и Дина Маслова, правозащитница Чолпон Джакупова и юристы оппозиционной партии Ата-Мекен были признаны виновными в клевете и присуждены к выплате, в совокупности, нескольких сотен тысяч евро компенсации за моральный ущерб вследствие публикации статей, вызвавших недовольство президента. Эти разрушительные с финансовой точки зрения судебные дела были возбуждены генеральным прокурором, действовавшим от имени президента. В конце августа 2017 года суд запретил вещание телеканала «Сентябрь» за предполагаемое распространение материалов экстремистского характера во время трансляции интервью с начальником областного управления внутренних дел. Телеканал связан с нынешним лидером оппозиции Омурбеком Текебаевым и выступает с критикой в отношении правительства.

Против журналиста Улугбека Бабакулова была развернута публичная очерняющая кампания после публикации в мае 2017 года статьи, привлекающей внимание к проявлениям агрессивного национализма в отношении этнических узбеков в социальных сетях в Кыргызстане. Госкомитет нацбезопасности также возбудил уголовное дело против него за «разжигание межэтнической вражды». Если его признают виновным по этим обвинениям, его могут приговорить к длительному сроку тюремного заключения. Независимый новостной сайт «Фергана», на котором появилась эта статья, был заблокирован в стране по решению суда. Опасаясь за свою безопасность, Бабакулов бежал из Кыргызстана. Сообщается, что его семья, которая остается в стране, находится под постоянным наблюдением и подвергается запугиванию.

Правозащитник Азимжан Аскаров по-прежнему находится за решеткой после того, как приговор о пожизненном лишении его свободы был оставлен в силе в ходе повторного рассмотрения его дела областным судом в январе 2017 года. В прошлом году Комитет ООН по правам человека призвал немедленно освободить Аскарова и отменить первоначальный обвинительный приговор, однако этого не произошло. Прокуроры в продолжении несколько лет настаивали на конфискации дома семьи Аскарова в рамках исполнения вынесенного ему приговора, хотя национальное законодательство запрещает конфискацию имущества, в котором проживают члены семьи. Однако в начале сентября 2017 г. районный суд Жалал-Абадской области удовлетворил заявление Аскарова об освобождении его дома из-под ареста.

По-прежнему широко распространено негативное и подозрительное отношение к НПО, финансируемым из-за рубежа, хотя в прошлом году парламент, в конечном итоге, отклонил законопроект об «иностранных агентах». После принятия парламентом в мае текущего года поправок к избирательному законодательству в преддверии предстоящих президентских выборов были введены новые проблематичные ограничения на мониторинг выборов со стороны НПО.

В то время как большинство мирных акций протеста протекают без вмешательства властей, в нарушение либерального законодательства страны в этой области, а также международных стандартов, власти необоснованно ограничивали право на свободу собраний в ряде недавних случаев. Такие ограничения включают в себя санкционированный судом запрет на проведение акций протеста в ключевых местах в Бишкеке в течение предшествующих президентским выборам месяцев, и задержание участников антиправительственных акций протеста.

Таджикистан

В недавнем отчете о результатах своего визита в Таджикистан в 2016 году[5] Специальный докладчик ООН по вопросам свободы выражения мнений высказал обеспокоенность в связи с репрессиями против независимых СМИ, информации в интернете, пространства для гражданского общества и мнений инакомыслящих. Репрессии мотивируются защитой безопасности и общественного порядка. Докладчик призвал власти пересмотреть этот подход в связи с тем, что он «может подрывать те самые […] цели, о защите которых заявляет правительство».

Журналисты сообщали о том, что давление на них усиливается, и самоцензура широко распространена из-за опасения негативных последствий критических репортажей, в особенности в условиях экономического кризиса. Несколько СМИ были вынуждены закрыться, и несколько журналистов покинули страну. Произвольное блокирование новостных сайтов и социальных сетей стало обычным явлением. Принятый летом 2017 года новый закон предоставил правоохранительным органам более широкие полномочия по отслеживанию деятельности граждан в интернете. Согласно закону, принятому в прошлом году, все интернет-провайдеры обязаны оказывать услуги через так называемый единый центр связи, управляемый государственной компанией «Таджиктелеком». Это усилило озабоченность по поводу надзора над интернет-коммуникациями в нарушение международных стандартов.

НПО работают в условиях неопределенности, в частности из-за того, что власти активизировали проверки их деятельности. В текущем году ряд организаций подверглись тщательным проверкам со стороны Министерства юстиции, Налогового комитета и других государственных органов. В некоторых случаях эти проверки завершились выводами о якобы имевших место нарушениях требований законодательства, которые соответствующие НПО должны были устранить во избежание применения санкций. НПО также сообщали о том, что они подвергались дополнительным проверкам и затяжным процедурам, касающимся перерегистрации, которую они обязаны проходить в случае изменения своего юридического адреса или устава. С 2016 года применяется требование к НПО об уведомлении о получении финансовых средств из иностранных источников до их использования. Существуют опасения, что законопроектами, которые в настоящее время находятся на рассмотрении правительства, могут быть введены дополнительные ограничения в отношении деятельности и регистрации НПО. Группы гражданского общества также опасаются, что недавние поправки в Закон «О борьбе против коррупции», которые требуют ежегодного оценивания деятельности НПО на предмет коррупционных рисков, могут быть использованы для необоснованного вмешательства в их работу.

В последнее время усиливается давление на адвокатов. Были введены в действие новые ограничивающие требования о лицензировании адвокатов, и адвокаты, которые работают по делам с политической подоплекой, подвергались запугиванию, притеснениям и уголовному преследованию. Особую озабоченность вызывает дело адвокатов Бузургмехра Ёрова и Нуриддина Махкамова. По результатам закрытого судебного разбирательства в октябре прошлого года оба были приговорены к длительным срокам тюремного заключения по обвинению в экстремизме и других преступлениях, которое было выдвинуто против них после того, как они защищали членов политической оппозиции. Кроме этого в отношении Ёрова были возбуждены несколько других уголовных дел на сомнительных основаниях, в результате чего срок его тюремного заключения был увеличен, в общей сложности, до 28 лет. Его адвокат и члены семьи подвергались давлению.

Туркменистан

В преддверии международных спортивных соревнований «Азиада», которые проводятся в Ашхабаде в сентябре 2017 года, власти Туркменистана направляли все усилия на то, чтобы не допустить какого-либо ущерба имиджу страны в глазах иностранных гостей. При этом власти принимали меры, ограничивающие основные права граждан.

Президент неоднократно подчеркивал, что он считает обязанностью государственных СМИ сосредоточиться на освещении положительных событий и достижений режима, в том числе в том, что касается Азиады. Хотя подготовка к этим соревнованиям привела к введению различных ограничений в отношении жителей страны, национальные средства массовой информации об этом не сообщали.

Власти обязались обеспечить посетителям Азиады неограниченный доступ к высокоскоростному интернету. Однако для граждан страны доступ к интернету остается ограниченным, медленным и дорогостоящим. Многие зарубежные новостные сайты, сайты социальных сетей и приложения для обмена информацией в интернете по-прежнему блокируются. В своем заявлении в октябре прошлого года президент призвал к предотвращению распространения в сети Интернет «ложной» информации во время Азиады. Это привело к усилению деятельности органов безопасности по предотвращению распространения информации, содержащей критику в адрес властей. После участия в обсуждениях в социальных сетях пользователей интернета вызывали на допросы и предупреждали о необходимости прекратить использование этих сайтов под угрозой ареста, запрета на выезд, увольнения с работы и других последствий.

Власти также продолжали принудительно демонтировать частные спутниковые антенны, используемые для получения доступа к иностранным телевизионным и радиоканалам, и запугивали жителей, дабы отговорить их от прослушивания туркменской службы «Радио Свободная Европа/Радио Свобода». Новая волна гонений была направлена на корреспондентов этой службы и других лиц, выступающих с критикой. Корреспондент РСЕ/РС Худайберды Аллашов и его мать остаются под надзором правоохранительных органов после того как в феврале 2017 года их приговорили к условному заключению сроком на три года по обвинению в хранении жевательного табака. Соответствующее расследование заявлений о пытках по этому делу не проводилось. Независимый журналист Сапармамед Непескулиев все еще находится в тюрьме после осуждения по обвинению в хранении запрещенных наркотических средств в августе 2015 года. Наталья Шабунц, активистка гражданского общества, которая открыто высказывает свое мнение и сотрудничает с ТИПЧ в последние месяцы находилась под постоянным наблюдением, а в августе 2017 года подвергалась на улице нападению группы неизвестных женщин, которые выкрикивали расистские оскорбления в ее адрес и требовали покинуть страну.[6]Корреспондент РСЕ/РС Солтан Ачилова в прошлом году неоднократно подвергалась запугиванию и нападениям. В июле 2017 г. она неоднократно сталкивалась с угрозами и попытками предотвратить осуществляемую ею фотосъемку.

Власти продолжают принудительно мобилизовывать сотрудников государственных учреждений, членов GONGO, студентов и других жителей для проведения различных массовых мероприятий и репетиций таких мероприятий. Например, жителей принудительно мобилизовали для проведения торжеств во время Азиады.

Узбекистан

Со времени вступления в должность президента Шавката Мирзиёева в прошлом году   власти Узбекистана предприняли определенные положительные шаги по защите прав человека в стране.

В частности, власти освободили из заключения ряд инакомыслящих, которые содержались в тюрьмах в течение многих лет, и издали указ об отмене сохранившейся с советских времен репрессивной системы выездных виз, которая до настоящего времени использовалась для оказания давления на неугодных лиц. В мае текущего года власти приняли Верховного комиссара ООН по правам человека, прибывшего с первым визитом в страну, и выдали приглашение одному из более чем десятков специальных докладчиков ООН по правам человека, которые обратились с просьбами о посещении Узбекистана. Власти также возобновили аккредитацию узбекской службы Би-Би-Си, которая была вынуждена покинуть страну в 2005 году, и дали зеленый свет для посещения страны миссией «Хьюман Райтс Вотч» впервые за многие годы. Эти и другие недавние шаги дают основания надеяться на дальнейший позитивный ход развития событий. Вместе с тем принятые на данный момент меры были сосредоточены на отказе от репрессивной политики и практики, а не на внедрении систематических прогрессивных реформ, которые необходимы стране для достижения улучшений в области прав человека.

Так, правозащитник Бобомурод Раззоков, политический активист Самандар Куканов, журналисты Мухаммад Бекжанов и Джамшид Каримов, а также бывший сотрудник ООН Эркин Мусаев были освобождены из заключения в период с октября прошлого года. Хотя их освобождение явилось облегчением, все они были осуждены по политическим мотивам и не должны были находиться в тюрьме изначально. Многие другие критики властей все еще находятся за решеткой, а правозащитник Нураддин Джуманиязов умер в заключении в декабре 2016 года.

По-прежнему правозащитники, журналисты, блоггеры и инакомыслящие преследуются госорганами. АПЧЦА и МППЧ зафиксировали ряд недавних случаев, когда такие лица подвергались угрозам, нападениям и публичной дискредитации, а также задержанию и допросам. В отношении критиков властей и членов их семей по-прежнему используются ограничения на свободу передвижения. Несмотря на неоднократные обращения, начиная с 2014 года адвокату по правам человека Полине Браунерг не разрешалось выезжать за границу для прохождения лечения, а в мае 2017 года она умерла после перенесенного инсульта. Бывшему политзаключенному Мураду Джураеву, который был освобожден из заключения в 2015 году, было отказано в праве выехать за границу для проведения операции на позвоночнике. Среди других, кому не был разрешен выезд за границу, — журналист Мухаммад Бекжанов, художник Вячеслав Ахунов и писатель Мамадали Махмудов.[7]Еще одним инструментом, который используется против критиков, является принудительное помещение в психиатрическое учреждение. Например, в марте 2017 года правозащитницу Елену Урлаеву удерживали в психиатрической клинике против ее воли в течение нескольких недель. Власти осуществляют незаконный систематический надзор над лицами, выступающими с критикой, не только внутри страны, но и за пределами Узбекистана.

Несколько независимых групп, занимающихся вопросами прав человека, по-прежнему сталкиваются с серьезными препятствиями, включая обременительные процессы регистрации. Из-за опасения репрессий акции протеста происходят редко, и проводятся лишь периодические акции протеста по социально-экономическим вопросам. В мае 2017 года случай гибели студента после избиения вызвал широкий резонанс в обществе и побудил власти принять меры для расследования этого дела. Однако сообщалось, что при этом службы безопасности оказывали давление на тех, кто организовал онлайн петицию, участвовал в митинге в Ташкенте или комментировал этот вопрос в социальных сетях. 

Рекомендации

Мы хотели бы дать следующие рекомендации: 

Власти Казахстана должны:

  • Прекратить практику задержания, уголовного преследования и заключения в тюрьму журналистов, правозащитников, активистов профсоюзов и других лиц, выступающих с критикой, в отместку за осуществление ими права на свободу выражения мнений и других основных прав.
  • Освободить из заключения всех, кто был лишен свободы за гражданскую деятельность, журналистскую работу или критику в адрес властей, и отменить ограничения свободы и запреты заниматься общественной деятельностью, наложенные на лиц, привлеченных к ответственности на таких основаниях.
  • Положить конец давлению на независимые и оппозиционные СМИ и журналистов.
  • Воздерживаться от использования налогового законодательства для необоснованного вмешательства и ограничения деятельности НПО, а также пересмотреть законопроекты о средствах массовой информации и религиозной деятельности, которые в настоящее время находятся на рассмотрении, чтобы обеспечить их соответствие международным обязательствам Казахстана.
  • Привести законодательство и правоприменительную практику в сфере проведения собраний в соответствие с международными стандартами в области прав человека, согласно рекомендациям международных органов по защите прав человека.

Власти Кыргызстана должны:

  • Воздерживаться от враждебных и навешивающих ярлыки высказываний в адрес независимых средств массовой информации, журналистов, правозащитных групп, правозащитников и других лиц, которые высказывают обеспокоенность по поводу государственной политики и критикуют власть имущих, включая президента; гарантировать неприменение по отношению к ним карательных мер за осуществление законной деятельности.
  • Исключить участие генерального прокурора в подаче судебных исков в целях защиты чести и достоинства президента, и прекратить все судебные разбирательства, инициированные на этом основании.
  • Снять необоснованные уголовные обвинения в разжигании межнациональной розни, выдвинутые против журналиста Улугбека Бабакулова, и обеспечить безопасность его семьи.
  • Полностью выполнить решение Комитета ООН по правам человека по делу Азимжана Аскарова, в том числе, путем его освобождения, отмены первоначально вынесенного ему приговора и предоставления достаточной компенсации.
  • Воздерживаться от наложения автоматических запретов на проведение собраний в определенных местах и защищать право на свободу собраний в соответствии с национальным и международным правом. Проводить исчерпывающие, оперативные и беспристрастные расследования любых предполагаемых нарушений этого права.

Власти Таджикистана должны:

  • Принять конкретные и эффективные меры по выполнению рекомендаций, предоставленных Специальным докладчиком ООН по вопросам свободы выражения мнений в его итоговом отчете по результатам визита в Таджикистан.
  • Обеспечить, чтобы СМИ и журналисты не подвергались давлению и могли выполнять свою работу без страха и запугивания.
  • Положить конец практике произвольного блокирования новостных сайтов, социальных сетей и других веб-сайтов, и воздерживаться от навязчивого контроля в нарушение международных стандартов использования гражданами интернета.
  • Оградить НПО от необоснованных ограничений и вмешательства в их работу.
  • Обеспечить, чтобы адвокаты не подвергались аресту, обвинению или тюремному заключению в отместку за их работу; немедленно освободить лиц, задержанных на таких основаниях.

Власти Туркменистана должны:

  • Содействовать плюрализму СМИ и положить конец государственной цензуре и вмешательству в редакционную политику средств массовой информации.
  • Обеспечить универсальный, недорогой и беспрепятственный доступ к интернету и воздерживаться от произвольного блокирования доступа к веб-сайтам.
  • Прекратить принудительный демонтаж спутниковых антенн и воздерживаться от мер по запугиванию пользователей социальных сетей, слушателей РСЕ/РС и других лиц, которые стремятся получать информацию из альтернативных зарубежных источников.
  • Прекратить преследование независимых журналистов, активистов гражданского общества и других лиц, выступающих с критикой; провести исчерпывающее расследование всех заявленных случаев преследования таких лиц для привлечения виновных к ответственности; освободить всех, кто был задержан по причине реализации своих основных прав.
  • Покончить с практикой принудительной мобилизации жителей для участия в массовых мероприятиях.

Власти Узбекистана должны:

  • Проводить систематические реформы в области прав человека с целью достижения конкретных улучшений.
  • Немедленно и безоговорочно освободить всех тех, кто был задержан лишь за мирное осуществление своих прав на свободу выражения мнений, собраний и объединения.
  • Положить конец преследованию со стороны государства правозащитников, журналистов, инакомыслящих и других лиц, выступающих с критикой, и разрешить им проводить свою деятельность, не подвергаясь угрозам.
  • Отменить использование выездных виз на практике и покончить с ограничением права бывших политических заключенных и других лиц, выступающих с критикой, на выезд за границу для получения неотложной медицинской помощи и по другим причинам.
  • Обеспечить независимым правозащитным НПО возможность регистрироваться посредством простой и несложной процедуры и разрешить им вести свою деятельность без необоснованного вмешательства.
  • Выдать приглашения всем специальным докладчикам ООН, которые обратились с просьбой о разрешении на посещение страны, и обеспечить конструктивное сотрудничество с этими экспертами по проведению визитов и выполнению их рекомендаций.

[1] Более подробная информация по этим вопросам также находится в регулярных обновлениях о положении гражданского общества в странах Центральной Азии, которые составляются КМБПЧ и МППЧ по Казахстану; ОФ «Лигал просперити» и МППЧ по Кыргызстану; ОФ «Нотабене», «Ассоциацией юристов Памира» и МППЧ по Таджикистану; ТИПЧ и МППЧ по Туркменистану; а также АПЧЦА и МППЧ по Узбекистану, и находятся по адресу: http://iphronline.org/publications/reports-briefing-papers.

[2] Заключение № 16/2017 Рабочей группы по произвольным задержаниям в отношении Макса Бокаева и Талгата Аянова (Казахстан), опубликовано 27 июня 2017 года. http://www.ohchr.org/Documents/Issues/Detention/Opinions/Session78/A_HRC_WGAD_2017_16.pdf

[3] См. заявление Комитета по защите журналиста и общественного деятеля Жанболата Мамая,  https://bureau.kz/novosti/sobstvennaya/zayavlenie_po_prigovoru_suda_mamaya/

[4] Решения, принятые Комитетом по правам человека по Сообщению № 2158/2012 в июле 2017 года.

[5] Находится по ссылке: http://www.ohchr.org/EN/HRBodies/HRC/RegularSessions/Session35/Pages/ListReports.aspx

[6] См. новостное сообщение ТИПЧ: http://en.chrono-tm.org/2017/08/human-rights-activist-natalya-shabunts-verbally-assaulted-in-ashgabat/

[7] Для получения более подробной информации об использовании запретов на выезд в отношении лиц, выступающих с критикой, см. обновленную информацию АПЧЦА и МППЧ за июль 2017 года: http://iphronline.org/uzbekistan-tentative-hope-human-rights-improvements.html

 

http://iphronline.org/opasnost-otkrytogo-vyrazheniya-svoego-mneniya-v-tsentralnoj-azii.html