От УПО до УПО: Астане предстоит отчитаться перед ООН

23.05.2014

В конце октябре этого года Казахстану предстоит вторично отчитываться в Совете ООН по правам человека в рамках Универсального Периодического Обзора (УПО) – наиболее всеохватывающего механизма о соблюдении в той или иной стране – члене ООН —  фундаментальных прав человека и выполнения рекомендаций, полученных в рамках предыдущего отчета.

 

Два абсолютно разных подхода продемонстрировало государство и гражданский сектор при подготовке к этому мероприятию: первое налегло на институциональные аспекты и законодательные изменения, второе – на расшифровку, как на самом деле следует понимать новые законы, и что государством выполнено не было.

 

Для справки: Универсальный периодический обзор (УПО) представляет собой новый механизм обзора информации по правам человека во всех 193 государствах-членах ООН, который осуществляется раз в четыре года. УПО входит в структуру Совета по правам человека и предоставляет возможность каждой стране информировать о предпринятых ею мерах с целью улучшения положения в области прав человека, а также выполнять свои обязательства в данной сфере. УПО стремится гарантировать равный подход ко всем государствам во время анализа ситуации в области прав человека.

 

На разных берегах Ишима  — диаметрально противоположные точки зрения

 

В двух словах: для серьезного государства  — это самый серьезный экзамен на зрелость. Как Республика Казахстан прошла первый отчет, наглядно показывает количество рекомендаций (читай недоработок государства). В 2010 году после первого Универсального Периодического Обзора власти Казахстана приняли 121 рекомендацию (отклонив при этом семь, которые относятся к соблюдению политических и гражданских прав). Тогда ООН выразила свою «тревогу» и «обеспокоенностью» почти по каждому пункту отчета, хотя не по всем пунктам РК предоставила требуемую информацию. (с результатами по первому УПО можно ознакомиться здесь: http://www.bureau.kz/news/download/367.pdf)

 

Поскольку казахстанский неправительственный сектор тоже вовлечен в этот процесс, то 65т правозащитных организаций, работающих в разных сферах, объединившись, представили свое видение, посчитав, что государство уклонилось от выполнения примерно 30% рекомендаций, данных рабочей группой Совета ООН по правам человека. При этом большая часть других рекомендаций либо «выполнена частично», либо «выполняется формально», либо в них «нет прогресса».

 

Если взять оба обзора  — государственный и неправительственный, то получим две разных Республики Казахстан или, как минимум, две большие разницы. «Универсальный периодический обзор показал, что за 2010-2013 гг. в Республике Казахстан прошли существенные преобразования в области прав человека, достигнуты значительные результаты в отдельных сферах, принят целый ряд законов и международных соглашений, обеспечивающих защиту прав человека, четко поставлены цели и задачи на среднесрочный и долгосрочный периоды», указывается в заключении первого – официального Обзора. Хотя его авторы нашли смелость отметить «Выявлены факты отсутствия стратегического видения по продвижения прав человека в отдельных сферах (в частности религии)». Правда, даже в вопросе религии, возвращаясь к тексту Обзора, невозможно понять, в чем именно проявилось отсутствие стратегического видения, поскольку в пункте «Свобода мысли, совести и религии» говорится лишь о том, что «Одним из важных достижений в области религии является принятие в 2012 году нового Закона Республики Казахстан «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» вместе с некоторыми другими позитивными примерами религиозного благополучия.

 

Примечательно, что казахстанские чиновники, привыкшие в своих отчетах и выступлениях, в том числе и на международных трибунах, растекаться мыслью по древу, надеясь, что за потоком фраз можно укрыть суть, на сей раз подошли по-новому. И на презентации в Совете ООН по правам человека будет представлен предельно краткий Обзор с упором на упомянутые законодательные инициативы и общую работу в конкретном направлении.

 

Однако практически на каждый пункт отчета по соблюдению того или иного права или выполнению рекомендации казахстанские НПО приводят по одному-два примера или просто представляют цифры, которые значительно нивелируют официальный документ.

 

Так, в государственном отчете даются цифры, сколько СМИ работает в Казахстане (естественно без ограничений), что на сайте правительства РК ведется онлайн-трансляция заседания Правительства РК (про это уже можно забыть), про то, что теперь журналистам больше не грозит взыскание морального вреда. Совершенно иной точки зрения придерживаются НПО, указывая, «В целом ни одна из проблем, обозначенных НПО в первом цикле Универсального периодического обзора в отношении соблюдения Казахстаном ст. 19 МПГПП, не решена, ни одна рекомендация государств — членов Совета ООН по правам человека в адрес Казахстана по вопросу свободы слова не выполнена», после чего идет десять пунктов, убедительно показывающих, что о свободе слова в Казахстане лучше не говорить вообще.

 

Официально в пункте «Право на достойное жилье» рассказывается, сколько бывших детдомовцев облагодетельствованы собственными квартирами, как власти пошли навстречу дольщикам. Видимо, из-за забывчивости авторов лишение единственного жилья ипотечников или массовые выселения людей из своих домов «по госнужде» — эта проблема затронута не была. Но зато и этот вопрос, и аналогичные, нашли свое отражение в альтернативном Отчете, после чего в ООН наверняка последуют неудобные вопросы.

 

Плакать хочется, читая абзац государственного Обзора, посвященный борьбе с коррупцией: «По данным Агентства РК по борьбе с экономической и коррупционной преступностью за 12 месяцев 2012г. органами финансовой полиции выявлено 1 828 коррупционных преступлений с суммой ущерба – 7,8  млрд. тенге, возмещено 7  млрд. тенге, что составляет 89,7%. За отчетный период к уголовной ответственности за коррупцию привлечено 784 госслужащих. Наиболее часто  коррупционные проявления встречаются при реализации программ «Ак булак», «Занятость 2020», жилищного строительства, «Дорожная карта бизнеса — 2020» и по развитию агропромышленного комплекса». Спрашивается, почему при столь внушительных масштабах борьбы Казахстан неизменно пребывает в топе самых коррумпированных стран вместе с африкано-азиатской экзотикой?

 

Если захочется подробней сравнить два отчета, это можно сделать, пройдя по ссылкам: государственный http://bureau.kz/data.php?n_id=7083&l=ru, неправительственные — http://bureau.kz/data.php?n_id=6911&l=ru)

 

И на самом деле, сравнив оба Обзора, можно уверовать в мысли, что самые отъявленные оптимисты в РК проживают исключительно в Астане на левом берегу Ишима, за пределами которого проживает вечно всем недовольное и брюзжащее население.

 

 

МИД уполномочен заявить: ограничений не будет

 

Но пока обитатели левобережья пребывают в своих радужных снах в стране осталось одно ведомство, которое пытается трезво оценить ситуацию, может быть, в первую очередь потому что его работникам чаще других приходиться оказываться на «передовой» и слушать нравоучения представителей состоявшихся государств. И в такой ситуации даже дорогие костюмы от мировых кутюрье не всегда помогают скрыть чувство неловкости. Это – Министерство иностранных дел, где, как предположил председатель Совета Бюро по правам человека Евгений Жовтис, «идеалистов там, конечно, нет, но есть реалисты, которые понимают, что дальше так продолжаться не может».

 

Уже два заседания Консультативно-совещательного органа (КСО) «Диалоговой площадки по правам человека», проводимой на территории МИДа и выстроенной в какой-то мере в форме ежегодного совещания по человеческому измерению ОБСЕ, посвящены одной теме – предстоящему отчету РК по Универсальному Периодическому Обзору. Хотя, и здесь не обошлось без маленькой хитрости.

 

27 марта этого года прошла внеплановая встреча, где вторым вопросом значилось обсуждение рекомендаций по выполнению УПО. А еще раньше, 28 февраля в Астане прошла презентация неправительственного Обзора, направленного в Совет ООН по правам человека.

 

Координатором по сбору информации для неправительственного Обзора выступило Казахстанское международное бюро по правам человека, в силу чего на обоих заседаниях в МИДе принимала участие директор правозащитной организации Роза Акылбекова.

 

— Я ожидала, что 27 марта я смогу ознакомиться с государственным обзором, и мнение государственных органов: какие рекомендации выполнены, какие нет, какие предстоит выполнить до осени этого года, — делится Роза Акылбекова. – Но эту встречу я восприняла как показательные выступления представителей госорганов перед делегацией Комитета по правам человека Европейского парламента, которая на тот момент пребывала в Казахстане.

 

Перед началом заседания модератор  — посол по особым поручениям МИДа РК господин Усен Сулеймен — ознакомил присутствующих, что в раздаточных материалах они могут найти рекомендации от неправительственных организаций и пригласил принять участие в обсуждении данного документа.

 

 — Перед тем как мы (НПО) отчитываемся в Женеве, мы в первую очередь всегда презентуем их в стране, и я обратила внимание на важность понятия процедуры обсуждения в первую очередь государственного доклада, а не подготовленного неправительственным сектором. И критике и сомнениям не надо подвергать доклады НПО – это не совсем правильно. Я еще раз обратила внимание, что в раздаточном материале находятся вырванные рекомендации из наших докладов, и на них государственным органам при подготовке своего Обзора необходимо сосредоточиться: где еще можно доработать, исправить и изменить ситуацию. Но, к сожалению, модератор продолжил совещание и представители госорганов поддержали идею, что вполне нормально обсуждать рекомендации НПО, — продолжает директор Бюро по правам человека.

 

 — И после обсуждения наших рекомендаций представители госорганов подвергли критике наши наработки. Например, представитель Генпрокуратуры не был согласен с тем, что у нас проводятся принудительные выселения жителей. Я им попыталась объяснить: наши доклады были подготовлены с учетом практики. И что касается наших рекомендаций по праву на достаточное жилище, то мы приводили примеры, где людей вместе с детьми выкидывали на улицу, в то время как госорганы в своем отчете говорят о решении судов. Однако же вопрос этих людей никак не решается. Мы считаем, что государство просто так выкинуть людей на улицу не может, оно все равно должно создать какие-то условия для семьи, для детей, должна быть какая-то альтернатива, — представляет свою точку зрения Р.Акылбекова.

 

Но у государства свой взгляд. Согласно которому спокойно можно оставлять без дома и многодетные семьи, и инвалидов, и ветеранов войны – всех тех, кому и так несладко живется в такой процветающей стране.

 

На второй встрече в рамках КСО, прошедшей 29 апреля, важных зарубежных гостей уже не было. И поэтому государство нашло возможным в плановом режиме обсудить конкретное выполнение ранних рекомендаций по Универсальному Периодическому Обзору.

 

Роза Акылбекова отдельно отметила положительную роль МИДа:

 

— Я бы хотела отметить, что первые заседания КСО напоминали Совещания по человеческому измерению ОБСЕ в Варшаве, где представители НПО говорят о проблемах, а государственные органы, в том числе МИД, вслед им тут же начинали все опровергать, оправдываться, обвинять во лжи. Но последние встречи на меня произвела положительное впечатление, потому что Министерство иностранных дел заняло позицию модератора. Более того, МИД апеллировал к госорганам с предложением работать совместно, чтобы те принимали во внимание предложения неправительственного сектора. Разница заметна.

 

В ходе дискуссии «под огонь» теперь попали госструктуры со своим вариантом Обзора, где были затронуты и чувствительные темы, такие как свобода граждан публично высказывать свое недовольство.

 

— Что значит «привести национальное законодательство в соответствии с международными стандартами»? — указывает Роза Акылбекова на рекомендацию в этой области от Министерства Юстиции. — Почему она такая общая, почему не конкретизирована? Но куда правильней сказать, что закон 1995 года не соответствует ни Конституции РК, ни Международному пакту о гражданских и политических правах, ни Руководящему принципу ОБСЕ!

 

«Досталось» и институту Уполномоченного по правам человека, причем здесь МИД принял позицию НПО:

 

 — Мы привели наглядный пример на основе Бюро по правам человека: мы – это всего лишь общественное объединение, которое имеет девять филиалов и два представительства в регионах с сорока сотрудниками. Мы занимаемся только гражданскими свободами и политическими правами. А Институт Уполномоченного охватывает весь спектр прав, и у него только один офис в Астане с двенадцатью сотрудниками на 16 миллионов населения, и с учетом работы Национального Превентивного Механизма по противодействию пыткам их офис не может охватить такой шквал работы. Это просто несерьезный подход со стороны государства!

 

И посол по особым поручениям согласился, что озвученные рекомендации по Институту уполномоченного по правам человека МИД поддерживает и передает дальше на их продвижение. 

 

Результаты последнего заседания позволяют высказать осторожный оптимизм, что рекомендации, высказанные в течение всего года работы дискуссионной площадки, в том числе по УПО, будут воплощены в жизнь. Хотя бы часть из них.

 

На последнем совещании в рамках КСО речь уже зашла о структуре по выполнению рекомендаций, данных в рамках этого совещательного органа, были назначены два руководителя КСО: председатель — мажилисвумен Айгуль Соловьева и сопредседатель  — правозащитник Евгений Жовтис. И к середине июня они должны представить структуры рабочих групп, возможных их участников, направления рабочих групп. Так что толчок к действию дан, а казахстанские НПО и независимые эксперты теперь имеют возможность войти в рабочие группы по специальным направлениям. Ограничений нет.

 

Возвращаясь же к Универсальному Периодическому Обзору, представленному государством, где упор делается на законодательные преобразования, Роза Акылбекова еще раз обращает внимание:

 

— Реформы, которые проводятся, по сути, могут даже ухудшить положение с правами человека – взять хотя бы проекты новых Кодексов. И важно, чтобы государство помимо отражения институциональной работы и законодательства опиралось на реалии.

 

Андрей ГРИШИН, журналист КМБПЧиСЗ

 


Добавить комментарий