КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Всё спокойно в Бакалы

28.11.2018

27 ноября судья Талдыкорганского городского суда (Алматинская область) Сара Жанбырбаева вынесла решение о взыскании морального ущерба Олжасу Турысбекову с Департамента внутренних дел Алматинской области, причиненного его бывшими сотрудниками.  

Прецедент решения не только в том, что за своих подчиненных, едва не замучивших до смерти парня, придется отвечать «рублем» его работодателям. Такое уж бывало. Однако в этот раз суд принял к сведению результаты, полученные благодаря Стамбульскому протоколу*. 

* Стамбульский протокол – это документ (руководство) по эффективному расследованию и документированию пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Он содержит в себе международные принципы ООН по оценке действий тех лиц, которые, находясь на государственной службе, применяют пытки и жестокое обращение к гражданам.

Сутки испытаний на прочность и два с лишним года испытаний на терпение

19 июня 2016 года 26-летнего Олжаса Турысбекова из села Бакалы (Саркандский район Алматинской области) схватили тадыкорганские «убоповцы» и доставили в Аксуский РОВД. Там на парня, работавшего в хозяйстве своего отца-фермера, пытались повесить кражу скота. Не получилось. Тогда его перевезли в Алакольский РОВД и там уже подвергли изощренным пыткам, едва не стоившим Олжасу жизни.

Когда после избиения и в полубессознательном состоянии Олжаса выкинули во двор отделения полиции, в таком виде его обнаружила потерявшая покой мать Сауле Курмангалиева. На счастье парня, женщина сделала на смартфон кадры с лежащим на земле сыном и с огромным трудом добилась, чтобы его отвезли в больницу. Врачи зафиксировали у Олжаса закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, левосторонний гемисиндром, тупую травму грудной клетки… Что еще важно – Сауле Курмангалиева сразу же обратилась в Талдыкорганский правозащитный центр, который в лице своего руководителя Виктора Тена, вместе с Казахстанским международным бюро по правам человека, Коалицией НПО Казахстана против пыток и отчаянным адвокатом Юлией Малюковой смогли добиться частичной справедливости в отношении Олжаса Турысбекова (см. «Лежал человек на земле»).

Случай с Олжасом потянул за собой целую цепочку: оказалось, нравы в Бакалы царили как на Диком Западе. Только здесь функции бандитов на себя взяли областные «убоповцы» вместе с районными полицейскими, а руководителям крестьянских хозяйств приходилось держать оборону. Все это началось с прихода в Алакольский РОВД нового руководителя, сразу же взявшего с места в карьер, в чем ему помогали сотрудники УБОП. Полицейская схема обогащения довольно проста: выбивание денег в обмен на закрытие сфальсифицированных дел. Устав от вымогательств и бездействия властей, несколько человек сначала воспротивились, а затем были вынуждены скрываться, и лишь вышедший из-под контроля случай с Олжасом и последовавшее подключение к делу правозащитников и адвоката остановила затяжной полицейский произвол, в водоворот которого попали и другие жители аула (см.«Цари горы»).

Причем, до того, как полицейские схватили Олжаса, они пытались «загрузить» на 20 тысяч долларов его отца – фермера Марата Турысбекова, но мужчина отказался, тогда чего появилось уголовное дело за хранение оружия, а через несколько дней схватили его сына. (см. «Дело было в Бакалы»).

Благодаря неимоверным усилиям адвокату Юлии Малюковой и ее подзащитному удалось добиться возбуждения уголовного дела по статье «Пытки» и 22 мая 2017 г. в Алакольском районном суде начался процесс в  отношении начальника криминальной полиции Алакольского РОВД Талгата Нурпеисова и оперуполномоченных этого РОВД Руслана Базекенова и Айдына Турсынханова. При этом, как водится, «цари горы» остались в стороне – ни группа УБОП, не задействованный на подхвате СОБР  – всем удалось уйти от ответственности, хотя голов и в районной полиции, и в областном УБОП полетело немало (до сих пор некоторые должности остаются вакантными). Подсудимые, так и не признавшие в своих действиях ничего противоправного, были осуждены на три года лишения свободы каждый.

Последнее обстоятельство послужило основанием подачи иска на возмещение морального ущерба, оцененного в 15 миллионов тенге с областного ДВД.

Кто еще хочет стать миллионером?

– Ответственность в соответствии с Конвенцией против пыток, взятых на себя обязательств, должно нести государство. Государство обеспечивает свободу от пыток и в случае допущения государство должно нести ответственность, государство должно возмещать этот ущерб, – убежден руководитель «Талдыкорганского правозащитного центра»Виктор Тен.

– Мы считаем, что данные сотрудники являются сотрудниками ДВД Алматинской области, когда они совершили это преступление, они находились при исполнении служебных обязанностей, – разъясняет адвокат Юлия Малюкова позицию своего доверителя. – ДВД, в принципе, не понимало при чем тут они. И даже на судебные заседания их представитель приходил всего два раза. Она уверена, что ДВД здесь не при чем. Она, конечно, понимает, что приговор уже не вычеркнешь, но она не считает, что эти деньги должны взыскиваться с ДВД…

В ходе судебного рассмотрения Олжасу вновь пришлось погрузиться в воспоминания о том страшном для него дне.  

– Вы даже представить себе не можете, как невыносимо страшно было лежать завернутым с головой в одеяло, как замирало сердце и уходило в пятки, когда подносят пистолет к голове. С каким ужасом я это переживал. И перекошенное злобой лицо троих полицейских в тот момент, когда полицейская дубинка больно била по телу, и все эти страшные слова. Я помню почти все обстоятельства, фразы, картинки, их я не могу стереть, как ни стараюсь. И чем дальше, тем больнее мне с этим жить. Да, они перестали меня бить, и мне не нужно сейчас бояться, но… воспоминания …слова. Воспоминания остались, ими они до сих пор меня мучают, без конца … без конца напоминая мне, тот ужасный день. Все ждут от меня прощения, но даже не задумываются о том, что государство в лице полицейских само зародило во мне монстра, которого я не в силах перебороть, – говорит на прениях Олжас Турысбеков.

– Да, стоит сложная задача. Мы должны оценить деньгами униженное человеческое достоинство, его страдания, боль, унижения. Нам предстоит сложная задача оценить деньгами посттравматический синдром и его губительные последствия на здоровье и судьбу Турысбекова Олжаса. Определить сумму морального ущерба мы считаем может, должен и имеет право сам Турысбеков по своим пережитым ощущениям и по своему внутреннему убеждению, – дополняет его Виктор Тен.

Юлия МАЛЮКОВА и Виктор ТЕН

Парню до сих пор приходится постоянно проходить обследование у врачей и продолжать лечение за свой счет.

–  Сейчас я долго не могу работать, устаю постоянно, руки-ноги немеют, -вздыхает Олжас.

Олжас ТУРЫСБЕКОВ

Сумму ущерба никто не оспаривал, поскольку в казахстанской практике жертвам пыток, незаконно арестованным и незаконно осужденным в лучшем случае светят символические деньги. Однако представители ДВД попытались было перекинуть ущерб на Министерство финансов, а прокурор сделал все от него зависящее, чтобы Олжас Турысбеков отказался от материального ущерба (см. «Он тоже верил в государство»). И, наконец, подарок от судьи – миллион тенге в качестве компенсации. Но могла бы и меньше, посчитав, что никто ж не умер – а если государство по каждому подобному случаю станет раскидываться деньгами, то никаких денег не хватит, благодаря своим же «защитникам законности».

Дело Олжаса Турысбекова сулит надежду многим

Тем не менее один из редких случаев частичной победы над системой открывает для жертв пыток и правозащитников дополнительные возможности.

– Уникальность этого процесса заключается в том, что впервые в национальном законодательстве на стадии досудебного расследования был использован Стамбульский протокол. Проводилась судебно-психологическая экспертиза с использованием его методик. Сам Стамбульский протокол является разновидностью «мягкого» права, он носит рекомендательный характер. Но когда он используется в совокупности с другими доказательствами, то становится полноценным доказательством, – рассуждает Виктор Тен. – Но чего в Казахстане нет – определение суммы морального ущерба, как правило, строится на внутреннем убеждении судьи. Больше никакие доказательства в зачет не идут.

И даже в этом случае не все было гладко. На стадии досудебного расследования правозащитники получили отказ в использовании методик Стамбульского протокола. Лишь после обращения в прокуратуру и суд, органы согласились пойти на это, обязав самих заявителей искать деньги и экспертов для проведения обследования.   

В начале 2019 года Казахстан будет отчитываться в Комитете ООН против пыток по исполнению Конвенции против пыток. И данный кейс непременно войдет в отчет неправительственных организаций, как наглядно демонстрирующий системные проблемы не только в связи с непрекращающимся потоком жалоб на пытки, но и с тем, как государство реагирует на совершение преступлений своими полномочными представителями.

Кстати, все трое осужденных полицейских уже вышли на свободу условно-досрочно. Наверное, потому что хорошие люди, допустившие ошибку. Но по крайней мере в Бакалы теперь все спокойно. И фермеры, некогда восставшие против полицейского террора, надеются, что после завершения конкретного дела их односельчанина государство займется и другими участниками вымогательств, а незаконный приговор отцу Олжаса Марату Турысбекову по сфальсифицированному делу будет пересмотрен.


Добавить комментарий

Смотрите также