КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Контроль и учет как способ построения демократии

22.11.2017

Это круто. Но бессмысленно

Когда в 2016 году в системе наших государственных органов появилось новое ведомство с интригующим для демократического общества названием – Министерство по делам религий и гражданского общества, – критиканы из правозащитной среды сразу заподозрили неладное. Потому что был учрежден специализированный уполномоченный орган по верующим и гражданам в целом.

Ведь у тех, кто его создал, весьма своеобразное представление о гражданском обществе. Они думают, что гражданское общество – это несколько тысяч неправительственных организаций (НПО), которых они посчитают, упорядочат, подвергнут контролю и вообще снабдят ненавязчивой государственной заботой.

А в принятом в мире представлении это гораздо более широкое понятие. Туда входят и разные общественные институты и группы: от политических партий и профсоюзов до средств массовой информации и адвокатуры.

Это и отдельные гражданские активисты со своими инициативами.

И разные – всё время появляющиеся и распадающиеся – общественные структуры. А ещё оно, гражданское общество, полно разных горизонтальных связей, отношений между различными субъектами. Это целая сфера, среда, ткань общественных институтов, процедур, связей, инициатив.

Министерство по связям и инициативам – это, конечно, круто. Но совершенно бессмысленно.

Да к тому же религиозные общины почему-то отделили от гражданского общества. То есть они не граждане или они не общество? А кто?

И хотя особо недоверчивых власти постарались успокоить: мол, это для вашего же блага, чтобы помогать развиваться и продвигать интересы религий и неправительственных организаций, – возникли некоторые подозрения.

Некрасиво подозревать, когда вполне уверен

Я уже как-то цитировал бессмертные слова польского сатирика Станислава Ежи ЛЕЦА: «Некрасиво подозревать, когда вполне уверен». Так вот, когда у нас государство собирается развивать общественную сферу – жди контроля и ограничений. Тем более масштабы того, что оказалось в ведении этого уполномоченного органа, поражают воображение.

Министерство, название которого остряки в соцсетях сократили до «Мингроб», что вообще сделало картину печальной, – появилось на фоне новой процедуры отчётности НПО.

С начала 2016-го все общественные организации должны до 31 марта каждого года сообщать этому органу о себе, своих учредителях, руководителях, бюджетах, проектах. Я, наверное, не открою Америку, если скажу, что первый блок информации есть у Минюста, который собрал все эти данные, когда регистрировал организацию. Про деньги всё знает налоговая инспекция. А что знают органы национальной безопасности, я оставлю для игры воображения читателей.

«Этого мало», – сказали власти и обязали новое министерство собирать всю эту информацию под лозунгом: общество должно знать, чем занимаются НПО.

Ну, теперь всё стало ясно. Земляне хотят знать, чем занимаются прилетевшие инопланетяне. Потому что иначе объяснить, почему необъединившаяся часть общества хочет знать, чем занимается объединившаяся, невозможно. Или общество, которое не гражданское (а тогда какое?), хочет знать, чем занимается гражданское? Чтобы это самое гражданское тратило уйму времени на заполнение бумажек и не занималось тем, чем собиралось заниматься. Будучи, отмечу, точно таким же обществом.

А почему бы обществу, которое вообще ничем не занимается, с точки зрения интересов этого самого общества, не отчитаться перед гражданским обществом, которое как раз пытается решать общие проблемы?

Почему бы не учредить Министерство по делам граждан?

И если развивать этот аргумент дальше, то логично потребовать отчёта от каждого гражданина: а что он делает в рабочее и свободное от работы время?

И Министерство назвать «по делам граждан». Сделать формы отчётности – и понеслась бюрократия по закоулочкам. Не буду уже ставить вопрос, кому это всё надо, – по причине его риторичности. Скажу о государственном бюджете. Это сколько ж народу надо, чтобы собирать эту информацию, её обрабатывать и проверять.

Я представил себе Министерство по делам гражданского общества США и понял, что его создание может запросто подорвать экономику заокеанского монстра.

У нас чуть более 20 000 НПО, подпадающих под сдачу отчётности, а в Штатах только фондов, частных и государственных структур, выделяющих средства организациям гражданского общества, – более 200 000. А количество тех, кому выделяют, зашкаливает за два миллиона.

В Словении на два миллиона населения более 20 000 зарегистрированных неправительственных организаций.

Да, совсем забыл сказать, что ни в США, ни в Словении, ни в странах Европы, ни во многих странах Африки, Азии, Америки, кроме авторитарных и диктаторских, вообще нет обязательной регистрации общественных организаций. Регистрируются те, кто хочет получать льготы от государства: главным образом, по налогам – как некоммерческие организации. Так что это число можно ещё увеличить в несколько раз.

А если для полноты сюжета я ещё добавлю, что ни в каких из этих стран нет никаких министерств гражданского общества, то вообще получается картина маслом.

В своих размышлениях я натолкнулся на отчёт министерства, опубликованный в начале ноября. Цитирую: «В 2017 году специалистами МДРГО РК изучено содержание 5527 интернет-ресурсов, из них 2487 содержали материалы противоправного характера. Отрицательные экспертные заключения по этим сайтам направлены в Министерство информации и коммуникаций для принятия соответствующих технических мер, в основном для блокировки таких сайтов».

А ещё «в 2017 году религиоведческая экспертиза проведена на 3495 материалов, из них отрицательное заключение получили 179 объектов».

Это сколько ж народу изучало содержание 5,5 тыс. интернет-ресурсов и осуществляло экспертизу почти 3,5 тыс. материалов?

Наследники цензоров по прямой

В 1950-1990-х в СССР действовало Главное управление по охране государственных тайн в печати (Главлит), занимавшееся почти тем же. Там работало более 6000 цензоров, которые в год «перелопачивали» до нескольких миллионов материалов.

Так что нашему министерству есть ещё куда расти. На горизонте – Советский Союз с его цензурой и тоталитаризмом.

Ну, и к сведению чиновников, обеспокоенных возможными злоупотреблениями свободой слова и угрозами национальной безопасности.

Для борьбы с преступностью есть органы полиции и национальной безопасности. И борьба эта в цивилизованном мире ведётся с теми, кто вызывает подозрения, точечно и сфокусировано. А не методом поголовного учёта и контроля.

Иначе получается явно несвободное, недемократическое, недружелюбное к своим собственным законопослушным гражданам государство.

ИСТОЧНИК:
Ratel.kz
http://ratel.kz/outlook/kontrol_i_uchet_kak_sposob_postroenija_demokratii 

 


Добавить комментарий