КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Колония бесчеловечного режима

21.08.2017

14 апреля прошлого года 32-х летний Жаслан Аргимбаев был найден повешенным в камере следственного изолятора ЕС 164/1 Петропавловска. До суда он так и не дожил, как ему и обещали сотрудники учреждения. Тогда было возбуждено уголовное дело по пыткам и доведению подследственного до самоубийства, закончившееся в октябре 2016 года постановлением о прекращении (см. «Смерть в полицейском облачении»).

В качестве одного из многочисленных доводов в жалобе адвокатов о необходимости возобновления производства по делу указывалось на наличие свидетелей-сокамерников погибшего, которые после гибели Жаслана были этапированы в ЕС 164/4 (в так называемую «Жаман-сопку»). Четверо осужденных – Д.Кленской, А.Насонов, В.Алавердов и В.Горбунов высказали готовность дать показания на «хозяев» изолятора, одновременно заявив о применении к ним мер безопасности. Но оказавшись на новом месте теперь уже их подвергли пыткам, что повлекло возбуждение нового уголовного дела, закончившееся, как и в случае с Аргимбаевым, постановлением о прекращении.

Как водится, расследующий уголовное дело прокурор не увидел оснований для применения к потенциальным свидетелям мер безопасности, зато о них «позаботилась» администрация учреждения, поместив всех четверых с 1 июля 2017 г в строгие условия содержания, ограничивающие их перемещения (были постоянно заперты в двух камерах, откуда их выводили на прогулку в изолированный прогулочный двор). Более того, ко всем применили «дополнительные» виды наказаний, не прописанные ни в одном из кодексов – физические и психологические издевательства.

У Насонова с пожизненной 3 гр. инвалидности, и в связи с этим имеющего право на улучшенные жилищно-бытовые условия (что в принципе исключал его перевод в строгие условия содержания), произошла парализация ног. В результате он вынужден был в дневное время лежать на бетонном полу в закрытой камере, не оснащенной спальными местами. Хуже того, администрация, видя его беспомощность, не предпринимала никаких мер по выявлению причин парализации и лечения несчастного. «Решили» так: симулирует. В течение 13 дней он не мог ни передвигаться, ни обслуживать себя сам. Единственно, кто о нем осуществлял заботу – его сокамерники: Кленский, Алавердов и Горбунов, которые на глазах администрации носили его на руках. Лишь после того, как родственники Насонова узнали о беде, они в срочном порядке доставили в учреждение инвалидную коляску.

В то же время Алавердов, не выдержав невыносимых условий и осознавая безысходность своего положения, предпринял попытку суицида. И это ЧП администрация учреждения тоже проигнорировала.

Досталось и Кленскому – его избил другой осужденный, как он небезосновательно полагает: по приказу руководства колонии.

На этом фоне такая мелочь, как объявление голодовки четырьмя заключенными, не удостоилась даже фиксации в журналах.

Узнав о происходящем, участники Национального превентивного механизма по СКО с разрешения Уполномоченного по правам человека совершили экстренный визит в колонию 12 июля этого года. Вместе с правозащитниками колонию посетил и представитель Уполномоченного. За два часа до прибытия комиссии руководство колонии переместило четверку свидетелей в обычные условия содержания.

Только после этого Насонов, наконец-то, был осмотрен терапевтом, а 18 июля конвоирован в Явленскую больницу для осмотра хирургом и невропатологом. Как и оказалось, ни о какой симуляции речи не шло, и по рекомендации невропатолога был направлен запрос в Комитет уголовно-исполнительной системы на этапирование больного для проведения магнитно-резонансной томографии (МРТ) в условиях областной больницы.

При этом после проведения МРТ администрация учреждения не получала заключение до тех пор, пока родственники Насонова не оплатили обследование из своего кармана . Вот только диагноз ему так и не смогли поставить, следовательно, ни о каком лечении речи не велось.

Все это зафиксировали участники НПМ, а адвокаты подали исковое заявление в интересах четверых осужденных, в котором обжалуются действия и бездействия администрации учреждения и Департамента КУИС по Северо-Казахстанской области.

17 августа в колонию для проверки прибыли сотрудники областной и Есильской районной прокуратуры – те же самые, которые закрывали глаза на царящую в этом учреждении атмосферу страха. Понятно, что пострадавшие заключенные без адвокатов и участников НПМ воздержались от дачи подробных объяснений.

В конце июля этого года стало известно, что колонию особого режима ЕС 164/4 намерены ликвидировать. Причина – плохие условия содержания осужденных. Хотя, наверное, проще было бы просто относиться к людям по-человечески.


Добавить комментарий