КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Как добить инвалида

25.05.2018

Сания Рахматулина – инвалид II группы из Шелека (Алматинская область), являющаяся матерью-одиночкой, выживает с ребенком на пособие в 44 тысяч тенге. Из них ежемесячно свыше 10 тысяч уходит в пользу врача, обвинившего женщину в оскорблении. По всей видимости, делиться ей придется еще долгие годы, поскольку апелляция оставила решение о выплате «пострадавшему»… 1 134 500 тенге.

(см. «Слово калечит»)

Апелляционное рассмотрение в областном суде прошло без участия ответчицы, но зато ее интересы представляла адвокат Айман Умарова. Однако суд оставил, как водится, все как есть, а в судебном решении адвокат… указана представителем стороны истца. Но к судебным кульбитам, все уже привыкли.

В первом решении фамилия Рахматулиной оказалось с ошибкой, и к тому же решение было на государственном языке, которым ответчица не владеет. Часть процесса также велась на государственном языке, так что Сания осталась в неведении, о чем там шла речь. Адвоката у женщины, конечно же, не было – денег в их семье нет ни то, что на адвоката: даже на проезд и еду не всегда хватает.

Конфликт с заведующим отделением Шелекской районной больнице Серикбеком Нурланбеком произошел, по словам Рахматулиной в феврале прошлого года,  но в исковом заявлении стоит дата 4 мая.

Сама перепалка случилась тогда, когда Сания находилась под капельницами: ее ребенок оказался в больнице с приступом скарлатины, а она сама свалилась с инсультом после перенесенного инфаркта. Так что представить ее состояние, наверное, можно.

Суд, как и положено в районном центре, где все обладатели более-менее значимых постов оказывают поддержку «нужным людям», полностью принял сторону эскулапа и удовлетворил его требования в полной мере.

При этом встречное заявление женщины в полицию, что она тоже подверглась оскорблению врача, не приняли. Иск о неоказании должной медицинской помощи не приняли с мотивировкой: проводится следствие. И что-то подсказывает, что дело будет закрыто.

Как вспоминает Сания, в борьбе с ней была привлечена психиатрия. Однако приглашенный эксперт отказался придумывать диагноз, ограничившись минимумом – «неврозом».

Выплачивать сумму ущерба ей не с чего, так что судебные исполнители наложили арест на ее единственное поступление по инвалидности.

– Это уже получаются пытки, – жалуется женщина. – Для меня это очень тяжело выплачивать эту сумму. Я живу с маленьким ребенком, ему три года, мне и той пенсии не хватало, так еще хотят забирать. Так за что? Было бы за что…

Показательно, что жертвы пыток или невиновные, проведшие год и более в следственных изоляторах, о такой компенсации могут только мечтать. В подобных случаях правосудие считает, что нескольких сот тысяч тенге за перенесенные страдания вполне адекватны.

Разве что судебные исполнители после трех месяцев изъятия средств пошли несчастной женщине на уступки, и дали ей полугодовую – максимальную передышку до июня.

– Сама сумма непомерно высокая, как они могли ее высчитать! – возмущается общественный деятель Жазира Тоганбаева, оказывающая Сание поддержку. – Конечно, мы требуем правды. И основываясь на фактах, мы предполагаем – это было сфабрикованное дело. Я прошу, чтобы Генеральная прокуратура провела расследование.

– Сейчас не работает моя рука, не работает моя нога (работающая почка у С.Рахматулиной тоже одна – Ред.). Если раньше я могла себя обслуживать, что-то делать, то сейчас не могу по дому что-то делать или застегнуть пуговицу ребенку. Конечно, и без того инвалида еще большим инвалидом сделали…  – констатирует Сания, зная, что ее и ее ребенка впереди ждет беспросветное существование. Ежемесячная сумма в десять тысяч тенге для нее более чем серьезная. По всей видимости, для завотделения больницы тоже.


Добавить комментарий