КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Адвокат Бауыржан Азанов, сцепившийся более двух лет назад с «системой», сдаваться не намерен. То же самое можно сказать и про вторую сторону: все ведомства делают всё от них зависящее, чтобы «винтики» отлаженного механизма избежали наказания.


Конфликт Азанова в столичном административном суде с полицейскими случился 16 сентября 2015 года. Вместо участия в заседании в качестве защитника, ему пришлось подвергнуться унизительной процедуре заковывания в наручники у всех на глазах и ожидания в «позе ласточки» того момента, когда полицейские созреют, чтобы его освободить.

Пока полицейские, заковавшие адвоката, координировали свои действия с начальством, процесс уже завершился. Азанову же на память о посещении суда остались следы на руках от наручников.

Несмотря на то, что действия стражей порядка  - Тукенова и Медетова – дежурящих в тот день в здании суда подпадают под несколько уголовных статей: «Превышение служебных полномочий с применением спецсредств» и «Воспрепятствование законной адвокатской деятельности»  - следствие за все это время практически не сдвинулось с места, разве что несколько раз Бауыржан Азанов сообщал о поступающих угрозах, когда в очередной раз он пытался реанимировать изначально полумертвые следственные действия (см. «Ждать “монтировочного привета”?»).

В последний раз Антикоррупционное бюро Астаны закрыло дело на основании представленного заключения алматинских экспертов в области психологии. Несмотря на то, что с самого начала адвокатом было проведено медицинское освидетельствование полученных повреждений, есть видео и свидетели – но решение о том, что психологической травмы в результате инцидента Азанов не получил, стало спасательным кругом для тех, кто два с лишним года мурыжил очевидное дело.

- В  статье 60 Закона РК  «О правоохранительной службе» предусмотрен исчерпывающий перечень, когда представители закона имеют право применять специальные средства, в том числе наручники, примененные в отношении меня. Потому, исходя из данного закона, никаких оснований для применения ко мне наручников не имелось. 16 сентября 2015 года я не нарушал ни одного правила, ни одного закона, в отношении меня не был составлен ни один протокол об административном правонарушении, ни протокол о моём задержании, ни протокол чего-либо ещё, в связи с чем  органом, ведущим уголовный процесс, было принято обоснованное решение  о прекращении досудебного расследования в отношении меня, поскольку в моих действиях отсутствовали даже намеки на совершение не то что преступления, но даже и какого-либо административного правонарушения, - рассказывает адвокат.

Бауыржан Азанов 

Бауыржан АЗАНОВ

Очевидно, для сохранения пропорциональности, в отношении полицейских тоже ничего не предпринято.

Последний раз антикоррупционщики создали видимость проведения следственных действий 30 и 31 марта этого года. Однако, по словам Азанова, в результате к нему вновь поступили угрозы, что заставило его пойти на прием к руководителю Национального бюро по противодействию коррупции Алику Шпекбаеву, где 3 апреля от его помощника и узнал, что уголовное дело в отношении полицейских прекращено… еще 30 марта 2018 года. Напомним, что в этот и последующий дни еще велись следственные действия, а Бауыржан ходатайствовал (и без каких-либо ответов) о приобщении к делу видеозаписи, где все становится понятным.

Официальным основанием для прекращения незаконно прекращенного дела и стали результаты психологической экспертизы, хотя у адвоката есть теперь основания полагать, что на экспертов могли надавить, чтобы те предоставили «правильное» заключение.

О том, что ему противодействуют не отдельные полицейские, но вся система, стало понятно, когда правдоборец обратился в столичный департамент Комитета национальной безопасности с заявлениями, чтобы рассмотрели действия и бездействия антикоррупционщиков и возможности их влияния на экспертов.

- Почему я обратился именно в органы КНБ? В соответствии с Законом РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам совершенствования правоохранительной системы» Комитет национальной безопасности Казахстана получил право расследовать дела о коррупционных преступлениях, в совершении которых подозреваются сотрудники Национального бюро по противодействию коррупции. Данная норма о  праве КНБ  введена для повышения эффективности борьбы с коррупцией, поскольку  происходит  сращение структуры, в частности, Национального   бюро по противодействию коррупции с теми, с кем призваны  бороться  и  где  масштабы  коррупции начали представлять угрозу  самому  государству, - мотивирует свое решение адвокат.

Зато органы нацбезопасности в Астане дважды, вновь в нарушение закона и без какой-либо мотивировки, отказались регистрировать его заявления в Едином Реестре Досудебного Расследования.

Единственным ответом стал малопонятный смс о том, что его заявление направлено в Комитет по правовой статистики  и специальным учетам Генеральной прокуратуры, который вообще не при делах.

- Сколько заведомо ложных экспертиз по стране становятся таким вот образом основаниями для привлечения к уголовной ответственности? И, наоборот, основаниями для освобождения от ответственности? Сколько таким вот образом осуждено невиновных лиц или же  уведено виновных лиц  необоснованно от уголовного наказания? Можно ли также ставить вопрос о повальном распространении такого явления в стране как давление на судебных экспертов с целью получения угодного, удобного следствию заключения экспертизы? – задает вопросы в пустоту адвокат.

Но пока остались возможности, Азанов не намерен спускать все на тормозах, хотя обращаться в прокуратуру он тоже не хочет, точнее, не видит смысла.

- Мое мнение: в Казахстане нет разных правоохранительных органов. Есть только один правоохранительный орган, можно его называть как угодно. И в этом суть того, что происходит в стране, по разным уголовным делам, - делает он вывод, который предлагает сама жизнь.

И можно представить, что должны чувствовать в схожих обстоятельствах обычные люди, не наделенные багажом юридических знаний.

- Когда человек приходит с заявлением в любой орган: полицию, нацбюро, Комитет нацбезопасности. Тогда что происходит? Начинается обзвон, перезвон. Они начинают друг другу звонить. Что там было? Что за заявление? Что он там пишет? Да откажи ему и все, напиши отписку и так далее. Я смогу обжаловать их действия в суде. Но каждая такая жалоба занимает две-три недели. И, значит, мне придется тратить и тратить время. Вся система заточена на то, чтобы человек тратил время и, в конце концов, он должен просто устать и махнуть на все рукой. На это и работает вся система, - рассуждает Бауыржан Азанов.

Кстати, следователь антикоррупционного бюро, как рассказывает Бауыржан, начиная с ноября 2017 года, неоднократно склонял его получить денежные средства от двух подозреваемых Тукенова  и Медетова и примириться с ними. Однако, принципиальность адвоката, который в отличие от многих госслужащих страны на деньги не повелся, по всей видимости, и заставило систему тоже пойти на принцип и проявить солидарность. Слишком уж чужеродным органом выглядит адвокат на фоне повальной коррупции и произвола, пронзивших все госструктуры с низа и до верха.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: