КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Судья отказала осужденному в переводе в другое учреждение, сославшись на непогашенные иски. Вот только в колонии нет работы и, следовательно, нет возможности исполнить решение суда.


В Аулиекольском районном суде состоялось судебное заседание по материалам дела осужденного Т., которым было подано ходатайство о переводе в учреждение минимальной безопасности.

По заявлению Т. юристом Костанайского филиала Бюро был проведен мониторинг судебного процесса.

Надо отметить, это уже второй суд Т. по ходатайству о переводе. В первый раз было отказано, а областная коллегия оставила без изменения решение суда.

Т. был осужден за тяжкие преступления, однако согласно статье 96 Уголовно-исполнительного кодекса РК, он имеет право подавать  ходатайство о переводе в учреждение минимальной безопасности, отбыв не менее одной трети срока наказания. По данному пункту вопросов не возникло. Также переводу подлежат только положительно характеризующиеся. В нашем случае у Т. вторая положительная степень поведения.

После чего суд плавно перешел к гражданским искам, заявленным в уголовном процессе.

Судья уточняет, почему не погашается материальный вред? Т. поясняет, что в учреждении нет работы, супруга одна воспитывает малолетних детей. Тем более в апрелетекущего года после возмещения морального вреда потерпевшей исполнительное производство прекращено. В связи с этим Т. надеялся на перевод в колонию-поселение для дальнейшего трудоустройства и погашения остальных исков.

Представитель администрации учреждения подтвердил слова осужденного: на самом деле в их колонии работы для заключенных нет и было бы целесообразней перевести Т. в другое учреждение, где бы он мог заработать и погасить иски.

Адвокат осужденного поддержал ходатайство своего подзащитного.

Прокурор же напротив посчитал, что осужденный никаким образом не пытается возместить материальный вред, причиненный своими действиями, и предложил в удовлетворении ходатайства отказать.

Изучив материалы личного дела Т., судья пришла к выводу: осужденным никак не ведется работа по погашению материального вреда потерпевшим. И это обстоятельство было решающим при отказе в удовлетворении его заявления, что, по мнению судьи, всецело отвечает условиям социальной справедливости.

Получается, постановление о прекращение исполнительного производства никак не отвечает условиям признания вины и раскаяния осужденного? Погашение тоже не приняли во внимание.

И здесь логичный вопрос: как осужденный, не имеющий работы в учреждении средней безопасности, сможет возместить вред остальным потерпевшим? И каким образом должна восторжествовать справедливость, о которой все говорят?

При этом, для перевода осужденных из одного вида учреждения в другой имеет значение оценка степени поведения. Законодатель не указывает, что для этого необходимо полное возмещение вреда.

Избирательность, к сожалению, ведет к тому, что у осужденных не остается варианта, как «мотать» весь срок на «зоне», а уже после освобождения оплачивать последующие 15-20 лет иски потерпевших. Зато справедливо.