КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Удовлетворить частично, закрыть и запретить полностью

28.05.2018

Последняя неделя мая и в целом весны 2018 началась понедельничным утром с оглашения в Медеуском районном суде вынесенного накануне решения по гражданскому иску прокурора Медеуского района южной столицы в отношении интернет-сайта Ratel.kz и его главного редактора Марата Асипова.

Марат Асипов

Марат Асипов

2012 – 2015 – 2018: очередной карательной преюдиции три года ждут

Рассмотрение этого дела началось 5 апреля и продолжалось без малого два месяца, на протяжении которых процесс вела, а сегодня огласила итоговое решение судья Медеуского районного суда Гульмира Бейсенова. Пять лет и пять месяцев назад, в декабре 2012-го, она провела весьма схожий процесс и огласила очень похожее решение по иску той же прокуратуры в отношении «единого СМИ “Республика”». А три года спустя после этого и без одного полугодия за три года до сегодняшнего процесса, то есть в декабре 2015-го, в этом же суде другим судьёй было вынесено решение по иску управления внутренней политики акимата Алматы в отношении журнала «Адам бол».

Все три издания совершенно не похожи друг на друга: первое из них было политически оппозиционным, второе, второе в целом также относилось к этой категории, но с некоторыми особенностями (широко известны публичные нападки бывшего главреда «Адама» на бывших «республиканцев» и нынешних «рателевцев»), третье из названных СМИ не было оппозиционным в принципе. Весьма различались и содержавшиеся в исках претензии адрес ответчиков: «Республику» обвиняли в политическом экстремизме, «Адам бол» – в пропаганде войны между Украиной и Россией, а «Ратель» – вообще не в содержании контента, а в якобы незаконном пользовании доменными именами после смерти основателя и первого главного редактора Геннадия Бендицкого. 

Однако во всех этих трёх процессах из трёх разделённых двумя трёхлетиями годов есть одно общее явление. Всякий раз запретительные меры в отношении закрываемого СМИ истец-госорган проводил через Медеуский районный суд превентивно – в порядке так называемой преюдиции, то есть предварительного обеспечения исковых требований, а уже потом этот же суд после долгого процесса  выносил решение об удовлетворении уже выполненных исковых требований, как бы узаконивая запрет.

Так полностью или частично, а если второе, то какой именно частью?

В начале оглашённой судьёй Гульмирой Бейсеновой в 10 часов утра 28 мая резолютивной части вынесенного накануне решения было сказано: «Исковые требования удовлетворить частично», а далее все эти требования были перечислены с добавлением глагола «удовлетворить». Перечислим их и мы, разбив сверхдлинное предложение по пунктам:

– прекратить выпуск сетевого издания «Аналитический интернет-портал Ratel.kz»;

– отменить регистрацию доменных имён Ratel.kz и Balborsyk.kz и запретить их использование в пространстве казахстанского сегмента Интернета в течение одного года;

– запретить главному редактору «Рателя» Марату Асипову выпускать и распространять информационные материалы под наименованием Ratel.kz и Balborsyk.kz в любых печатных и сетевых СМИ, а также в социальных сетях.

Все эти требования прокуратуры решением судьи Бейсеновой удовлетворены, как можно понять из оглашённой резолютивной части решения, вполне себе полностью, а вот в чём заключается частичность удовлетворения, то есть что именно не было удовлетворено, так и осталось непонятно. Возможно, что-то прояснится к концу недели, когда ответчик сможет получить полный текст оглашённого сегодня решения по истечении пяти рабочих дней после оглашения. Тогда же станет известна и мотивировочная часть решения, к которой у ответчика, адвокатов и наблюдателей есть много вопросов. 

Нет вопросов только к политическому мотиву преследования независимого СМИ, хотя бы и не оппозиционного, но бесспорно «лучшего по профессии» во всей русскоязычной журналистике Казахстана, каковой статус образуют имена четырёх главных журналистских имени «Рателя» – Марат Асипов, Геннадий Бендицкий (ныне покойный), Вадим Борейко и Сапа Мекебаев.

Эта «великолепная четвёрка» когда-то составляла костяк редакции еженедельной газеты «Время» при главном редакторе Игоре Мельцере, вполне обоснованно именовавшей себя «газетой № 1 в Казахстане». После добровольно-принудительной смены в 2011 году собственников и руководства, то есть фактически после ухода из «Времени» вышеназванной четвёрки медиа-грандов газета сохранила прежнее титулование, но теперь оно воспринимается исключительно с сарказмом.

Три языка вместо одного и закордонный сервер как мотивы запрета

Ставший с момента наследником прежнего «Времени» интернет-ресурс «Ратель», как уже было сказано выше, теперь закрыли формально из-за каких-то юридических нестыковок в оформлении наследования доменного имени вдовой и сыном покойного Бендицкого, который при жизни был собственником домена. Однако в иске прокуратуры были озвучены и другие претензии к изданию, а именно:

– аппаратно-программный комплекс, на котором размещался интернет-ресурс Ratel.kz, находится за пределами Казахстана;

– материалы сайта выходили не только на русском языке, как записано в свидетельстве о регистрации СМИ, но также и на казахском и английском.

Последнее обвинение выглядит не только пламенным приветом высшему руководству Республики Казахстан, не раз декларировавшему политики казахско-русско-английского трёхязычия, но также и инверсионной рифмой с отменой в 2016 году регистрации журнала «Адам» за отсутствие в нём публикаций на казахском языке при заявленном в учредительных документах русско-казахском двуязычии.

Чем-то это напоминает ГУЛАГовский анекдот про «развод без последнего», когда при выводе зэков из барака на утреннее построение расстреливали двоих: вышедшего первым – за то, что не вышел последним, и вышедшего последним 0 за то, что не вышел первым. После этого, как говорилось в другом анекдоте, теперь уже старом армейском, на оклик часового «Стой! Кто идёт?» идущий отвечает: «Уже никто никуда не идёт». Примерно так стараниями казахстанских властей получилось и на нашем медиа-пространстве: никто никуда не идёт, поскольку некому.

Олигарх госвласти помогает, а гражданка уголовку подпирает

А ведь сегодняшнее закрытие «Рателя» со всеми сопутствующими запретами можно считать не окончательной карой, а всего лишь превентивной, поскольку за гражданским иском от прокуратуры корячится уголовное дело против Марата Асипова по 272-й статье УК («распространение ложной информации»), возбужденное по заявлению влиятельного бизнесмена Зейнуллы Какимжанова, ранее выигравшего гражданский иск к Асипову. То есть сначала гражданский иск за публикации как бы не от госоргана, а от частного лица, потом удовлетворение оного, а уже на этом основании возбуждение уголовного дела по более чем спорной 272-й статье и осуждение редактора на реальный или условный срок.

Такой изящный приём был применён в 2015-16 годах по делу главреда сайта «Накануне» Гузяль Байдалиновой по заявлению руководства банка «Казком» на основе ранее выигранного гражданского иска. Уголовная стадия означенной двухходовки начиналась в декабре 2015-го с обыска на квартире Байдалиновой с последующим задержанием и арестом, а в деле «Рателя» началась 2 апреля этого года с обысков в редакции и на квартирах редакторов Асипова и Мекебаева, корреспондента Анны Калашниковой и в редакции журнала «Форбс – Казахстан».

Проводившие обыски сотрудники ДВД Алматы изъяли всю компьютерную технику – как «железо», так и «мозги», но обошлись без арестов, связав подозреваемых журналистов подписками о невыезде и неразглашении. Последняя обеспечила следователям глухую почти два месяца мёртвой тишины вокруг обстоятельств расследуемого ими дела, однако нетрудно догадаться, что после завершения «гражданки» настанет черёд «уголовки». Конвейер медиа-зажима работает своим чередом.


Добавить комментарий