КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

И ад следовал за ним

15.02.2019

«Если бы я не знала, что на фото Сергей, я никогда бы не поверила своим глазам», – высказывает свои впечатления после встречи с осужденным на 11 лет Сергеем Алдамасовым павлодарская правозащитница Елена Семенова.

 

К ней обратились родственники Сергея, утверждавшие, что тот находится в сангороде павлодарского учреждения АП-162\2 в тяжелейшем состоянии, но даже в таких условиях работники учреждения продолжают над ним издеваться. О том же сообщили по таксофону несколько осужденных, с которыми он отбывал наказание.  

4 февраля Елена Семенова с трудом добилась краткосрочного свидания с Алдамасовым. Но прежде чем его ПРИНЕСЛИ, в течение нескольких часов его убеждали отказаться от встречи. Однако мужчина настоял на своем…

«Я зашла в комнату свиданий, где находились другие родственники и осужденные, и за стеклом увидела Сергея, который лежал на стульях завернутый в одеяло. Возле уха у него была телефонная трубка, по которой невозможно было говорить, несмотря на наличие пяти телефонов по которым разговаривали другие родственники, казалось, что все говорят по одному телефону. Взять другой свободный телефон Сергей самостоятельно не мог, так как не двигается (он может делать небольшие движения левой рукой). Ему помог осужденный подать другую телефонную трубку…» – делится у себя в Facebook правозащитница.

Когда бывшего владельца нескольких СТО в Костанае посадили, вменив ему изнасилование (причем в «посадке» не исключен и бизнес-интерес), он был здоров, весил 84 кг. Но вид сегодняшнего Сергея, которого доставили на свидание, вызвал оторопь: сейчас его вес 37 килограммов.

Принимать пищу Сергей не может вообще –пьет через трубочку только молоко и сладкую воду. Однако, в течение трех дней перед встречей ему даже отказали в молоке с мотивировкой, что кончилось.

Более того неходячий мужчина не моется, памперсы ему приходиться покупать за свой счет с пенсии, а меняют ему такие же осужденные.

Зачастую бывало, что молоко приносят без трубочки, а поскольку пить из стакана он не способен, все оно растекается по лицу под смех надзирателей.

Когда ему дают возможность звонить, сотрудник учреждения держит руку на кнопке, и как только Сергей начинает говорить о пытках, сотрудник сразу нажимает кнопку и его уносят.

Но что еще ужасней, чтобы не было «нарушения режима» его днем поднимают завернутым на мягких носилках и оставляют в таком положении. Лишь когда от боли Сергей начинает кричать, его вновь бросают на кровать.

Все произошло еще в 2014 году, когда после вынесения приговора его этапировали в учреждение ОВ 156\15 г. Семея. Пытки начались сразу же по прибытию. И после них молодой мужчина уже не встал. Вместо больницы лежачего Сергея срочно переправили в Костанай. Через два дня – на машине в ЕЦ-166\11Степногорска, где он провел три последующих года. При этом восемь месяцев осужденного в тяжёлом состоянии держали в изоляторе и продолжали издеваться. «Сотрудники не верили, что он не может двигаться и поэтому проверяли, чувствует он боль или нет, для этого они между пальцев ног засовывали бумагу и вату, поджигали и смотрели что будет дальше», – передает слова Сергея Елена Семенова.

С большим трудом в 2017 году удалось возбудить уголовное дело по превышению полномочий. Сразу же после этого Сергея вывезли в областную больницу Кокшетау, где он провел приблизительно двадцать дней в отделении травматологии. Затем – возвращение в учреждение в Кокшетау, перемещение в Костанай (где он пробыл четыре месяца), перемещение в Павлодар, снова в Костанай (за нарушение режима!), наконец, обездвиженного этапировали в Павлодар.

Возбужденное дело через полтора месяца было приостановлено – до выздоровления. Хотя понятно, что в таких условиях ни о каком улучшении состояния не может идти и речи. Видимо, того и добиваются?

«Каждое этапирование для него – это ад, каждый раз Сергея заворачиваю в носилках, заносят в поезд в вертикальном состоянии (так как по-другому невозможно занести и от боли мужчина теряет сознание).

Хотя, может, это хорошо – значит еще тело не полностью потеряло чувствительность и ему могла бы помочь операция. Но вся беда в том, что «ему даже никто не пытается помочь», – возмущается Семенова.

«Как сказал Сергей: «Ждут, пока я умру. Я им уже говорю: добейте меня не мучайте».

Он плакал, лежа на стульях, в комнате свиданий за стеклом, завернутый в грязное одеяло на грязных носилках, прося о помощи, а я плакала, стоя за стеклом, по ту сторону от такой же безысходности и бессилия», – завершает свой рассказ Елена Семенова.

Правозащитница описала чудовищную ситуацию с Алдамасовым в жалобе на имя Генерального прокурора. Правда, теперь Сергея внезапно вновь этапировали в Костанай…

Пытки в закрытых учреждения Казахстана – каждодневная реальность и давно являются частью «исправительной системы». Разве что пока еще государство не перестает утверждать о своей готовности бороться с постыдным для любой страны, которая считает себя цивилизованной, явлением, остается небольшая надежда. В том числе для Сергея Алдамасова.


Добавить комментарий

Смотрите также