КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

За смерть молодого пограничника осудили трех его командиров. При этом один из них сел на пять лет за исполнение своих непосредственных обязанностей. И то, что солдат был, как минимум, дважды избит старослужащими (последний раз накануне своей смерти), тоже не отразилось в судебном приговоре.


В конце декабря 2018 года Актауский военный суд осудил трех офицеров и двоих военнослужащих по обвинению в гибели пограничника погранзаставы Устюрт Бакытбека Мырзабекова. Однако уже после апелляции и Верховного суда, оставивших решение военного суда в силе, защитники одного из осужденных – заместителя начальника погранзаставы Нурбола Садабаева – озвучили новые обстоятельства, приведенные в судах, но неизвестные для большинства.

 

Трагедия произошла 15 июля 2018 года. По версии следствия, солдат скончался из-за чрезмерных физических нагрузок на жаре. Нурбол Садабаев действительно признался, что в воспитательных целях, узнав о драке между солдатами, назначил всем физические упражнения в виде приседаний. Однако его непосредственный начальник и начальник заставы Баглан Мусабаев, отменив приказ Садабаева, «усилил» наказание, заставив их приседать в стиле «американская бабочка», после чего Мырзабекову стало плохо. Однако его принудили подняться и продолжить тренировку пока пограничника не свалил обморок.

Бакытбека Мырзабекова поместили в казарму, где он провел пять дней, не получая никакого лечения. А 15 июля у него остановилось сердце.

Виновными посчитали непосредственно тех, кто назначил физупражения, а также начальник технического пункта. Командира части Баглана Мусабаева признали виновным в «Халатном отношении начальника или должностного лица к службе, повлекшим тяжкие последствия», что вышло ему в четыре года лишения свободы. Нурбола Садабаева и начальника техпункта Нурлана Идрышева осудили за «Превышение власти, повлекшее тяжкие последствия» - каждый отправился в колонию на пять лет. Наконец, двоих старослужащих Жасулана Абыкенова и Нурлана Алмухана осудили одного на четыре года, другого условно за «Нарушение уставных правил между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, в отношении двух и более лиц по предварительному сговору».

В Комитете солдатских матерей, куда обратилась мать Нурбола Садабаева - Жумагуль Исмагамбетова – обнаружили несколько факторов, которые независимо от нагрузок могли привести к трагическим последствиям. Единственно чего не смогли найти в организации – это состава вины Нурбола Садабаева.

Выяснилось, что прежде чем Мырзабеков оказался в погранзаставе он три месяца провел в учебном центре в Актау, где за это время потерял 30 килограммов – что уже само по себе могло стать стрессом даже для здорового для организма, рассказала на пресс-конференции в Алматы представитель Комитета солдатских матерей Гульжан Калиева. «Впоследствии мы выяснили, что у солдата оказалось больное сердце (ишемическая болезнь – А.Г.) и потеря 30 килограммов оказало очень негативное влияние», - дополняет она.

Однако, как солдат с больным сердцем мог оказаться в армии? Это вопрос к медицинской комиссии, которая оказалась не при чем. Более того, Гульжан Калиева рассказывает, что в Казахстане это общепринятая практика, когда больных солдат призывают в армию. Причем одни сами как-то договариваются с медиками, а других, несмотря на наличие букетов заболеваний, отправляют служить вопреки рекомендациям врачей, иногда даже отправляют отдавать долг родине сразу после медкомиссий, не дав попрощаться с родными.

Другой момент. 12 июня Нурбол Садабаев выехал в соседнюю часть и вернулся, уже когда все произошло. При этом командир погранзаставы Баглан Мусабаев не посчитал нужным доставить солдата в госпиталь, или хотя бы вызвать медика, решив, что тому достаточно отлежаться.

Но самое, возможно, важное в этом деле, и на что суды принципиально не обратили внимания. В ночь накануне трагедии в части старослужащие вновь принялись за «воспитание» молодых. Не избежал этого процесса и лежачий Мырзабеков, получив травмы груди. На следующий день молодой пограничник скончался. И явно ведь, что эксперты-медики видели синяки...

О последнем инциденте свидетельствуют бывшие служащие, которые по окончании срока службы вышли «на гражданку». Об этом они пытались рассказать и в суде, но никто их не стал слушать. Как и о том, что все они считают Нурбола Садабаева осужденным ни за что.

- Он между прочим делал свою работу. Я просто прошу мне объяснить: в чем вина моего сына? – сквозь слезы вопрошает Жумагуль Исмагамбетова.

На условный срок бывший заместитель начальника части рассчитывать тоже не может. Помимо тюремного заключения ему предписали выплатить штраф в полтора миллиона тенге. Однако если он согласится на это, тогда, получается, признает свою вину, а Нурбол Садабаев упорно считает себя непричастным к случившемуся.

Я буквально поражена: а в чем виноват? В чем виноват в принципе этот офицер-лейтенант. Я даже не хочу сказать о нем, что он бывший лейтенант. Он – лейтенант, он выполнял свою работу, - безоговорочно считает Зинаида Чивилева, председатель Комитета солдатских матерей. Тем более, она напоминает, что приказ Садабаева был отменен старшим по званию, а в армии, как известно, приказы старших по званию не обсуждаются и не подвергаются сомнению.

 

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: