КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Куат Султанбеков «прославился» тем, что, попав за колючую проволоку на 3,5 года, на данный момент его срок составляет без малого 19 лет. За колючей проволокой на него неоднократно заводили дела за нарушение режима, после чего срок возрастал на несколько лет.


Из балхашского предпринимателя Куата Султанбекова, отбывающего 19-летний срок в следственном изоляторе Усть-Каменогорска, по-видимому, продолжают делать злостного нарушителя тюремного режима. На днях городской суд Усть-Каменогорска отказал Куату Султанбекову в удовлетворении иска – предприниматель требовал снять с него взыскание за обнаруженную сотрудниками учреждения ОВ 156/1 в его куртке заточенную металлическую пластину. Впрочем, скоротечный судебный процесс оставил больше вопросов, чем дал ответов…

Напомним, злосчастная пластина была обнаружена у осужденного предпринимателя 22 мая в ходе внезапного обыска. В тот день Куат Султанбеков ходил на свидание с родственниками, а после пошел в баню.

«Только мы вернулись с моим сокамерником из бани, как вошли сотрудники учреждения и начали обыск. А во время помывки сокамерник мне рассказал, что один из сотрудников учреждения, Адыкенов Марат, крутился возле моих вещей», — рассказал в суде предприниматель.

Во время обыска из куртки осужденного предпринимателя сотрудники учреждения вытряхнули ту самую пластину, которая, как явствует из акта, была спрятана под защитной полосой. Действо снималось на видео, которое представитель ответчика, коим в суде выступил следственный изолятор, после настойчивых просьб адвокатов, предоставила в суд. К слову, наличие видеозаписи нарушения – само по себе почти революционное событие в жизни Куата Султанбекова в качестве заключенного казахстанских тюрем. Ведь, напомним, ни разу и ни одно предыдущее нарушение тюремного режима его защитникам и судьям, а также представителям СМИ увидеть так и не удалось – на все запросы тюремное ведомство ссылалось на «технические причины», по которым, дескать, видеозаписи оказались утрачены. А между тем, именно многочисленные нарушения явились причиной того, что срок заключения предпринимателя вырос с 3,5 лет почти до 19-ти.

Видео, правда, оказалось «обрезанным» — в нем почему-то отсутствовали пояснения осужденного предпринимателя, хотя он утверждал, что подробно пояснял, откуда в его куртке мог оказаться запрещенный предмет.

На вопрос судьи Казбека Дегенбаева, рассматривающего иск предпринимателя к учреждению ОВ 156/1, откуда взялся запрещенный предмет, Куат Султанбеков пояснил, что в тот день он получил свою одежду из стирки. Надев выстиранную куртку и брюки, он с сокамерником отправился в баню. Каким образом запрещенный предмет попал в куртку, он не знает, но предполагает, что его подкинули.

Представитель ответчика в лице юрисконсульта учреждения ОВ 156/1 Виктория Беккалиева, впрочем, стала отрицать, что осужденные следственного изолятора сдают свою одежду (речь идет о куртке и брюках установленного образца) в стирку. Мол, учреждение принимает в стирку только постель, а одежду сидельцы стирают самостоятельно. Данный аргумент ответчика вызвал протест у адвокатов Куата Султанбекова.

«Мы отправляли запрос в Комитет уголовно-исполнительной системы Казахстана. И получили ответ от руководителя КУИС о том, что учреждениям выделяются средства на закупку моющих средств, чтобы стирать вещи осужденных», — парировала адвокат Жанара Балгабаева.

В дополнение к своим доводам защитники и сам истец попросили вызвать в суд нескольких осужденных, которые могли бы подтвердить, что их одежда установленного образца действительно сдается в стирку. Юрисконсульт учреждения предсказуемо стала возражать против этого, мотивируя тем, что сокамерник предпринимателя, осужденный Исаев, внезапно заболел. И даже справки соответствующие от тюремного врача показала судье.

«А сам Исаев знает, что он болеет?» — последовал иронический вопрос со стороны защиты.

«Я только утром видел его в камере. Он был здоров», — поставил под сомнение достоверность медсправки и Куат Султанбеков.

Впрочем, вопрос о болезни Исаева так и остался тайной, покрытой мраком. В суд его так и не вызвали. Как не вызвали и остальных заключенных, на которых указывал истец как на своих свидетелей. Ограничились допросами сотрудников учреждения ОВ 156/1.

Один из свидетелей, работник учреждения Марат Адыкенов, чьей зоной ответственности является банный комплекс следственного изолятора, кстати, подтвердил, что во время помывки осужденные не стирают свои вещи. А свидетель Естай Ерубаев показал, что осужденные подвергаются обыску при выходе из камеры и при возвращении в нее.

Вопрос о том, откуда же все-таки появился запрещенный предмет в куртке Куата Султанбекова, так и остался открытым. Несмотря на это, судья Казбек Дегенбаев, в итоге, признал взыскание, наложенное на предпринимателя, законным. Защита намерена подать апелляцию.

P.S. Под занавес судебного процесса, в день, когда ожидалось оглашение решения, стало известно, что сотрудники учреждения ОВ 156/1 заподозрили Куата Султанбекова в переговорах с соседней камерой. Видимо, новое взыскание, а за ним и новый срок, вдобавок к уже имеющимся 19-ти годам, не за горами…

ИСТОЧНИК:
Kazinfo.today
http://kazinfo.today/2017/09/12/160571/