КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

В Алматинском районном суде № 2 Астаны началось основное судебное разбирательство над лидером профсоюза нефтяников ТОО «Oil Construction Company». Его обвиняют по четырем статьям уголовного кодекса. Судебный процесс проходит фактически в режиме нон-стоп.


День первый

В первый день слушаний Елеусинов был доставлен в зал судебного заседания, который рассчитан на небольшое количество слушателей (не более 15 человек), в наручниках и с опозданием. На вопрос судьи судим ли он, Елеусинов ответил отказом, отметив, что привлекался за аварию в ДТП, хотя в деле написано, что он имеет судимость.

Во время опроса подсудимый пояснил суду, что находится под стражей с 20 января, до задержания являлся председателем профсоюза ТОО «Oil Construction Company», проживает в Актау в квартире у дочки, которая выступает общественным защитником на процессе. Также Елеусинов отметил, что имеет проблемы со слухом, поэтому с трудом слышит то, что говорит ему судья.
В качестве потерпевшего по делу, как и в деле Нурбека Кушакбаева, выступает не господин Бекбаев, который был непосредственным участником событий и знаком с ситуацией, а другой человек – господин Тулемысов. При этом выяснилось, что в доверенности на Тулемысова неправильно указано название суда. Адвокат Амина Елеусинова Т. Шаиков  обратил на это внимание судьи. Также, защитники, которые ранее представляли интересы Кушакбаева, заявили ходатайство о том, чтобы допросить в качестве свидетеля самого Бекбаева.

Шаиков обратил внимание судьи и на то, что во время следствия ему не дали ознакомиться  с материалами дела, выделенного в отдельное производство и связанного с обвинением бухгалтера профсоюза Кушакбаева в хищении. Хотя там находились отчеты ревизионной комиссии с 2011 года, которые, по мнению адвоката, были необходимы для защиты подсудимого. Также Шаиков отметил, что в период следствия следователь произвел выемку документов с нарушениями. В частности, вместо полноценной описи он указал, что изъял «красную папку и пр.». По мнению защиты, таким образом Елеусинов был ограничен в праве на защиту и на справедливый суд. В связи с чем Шаиков попросил приобщить к судебному разбирательству все отчеты ревизионной комиссии.

В свою очередь, Елеусинов заявил ходатайство о проведении независимого финансового аудита, так как в предоставленных обвинением результатах финансовой проверки были не все документы. Судья оставила ходатайства открытыми.

В ходе судебного следствия представитель государственного обвинения озвучил свою позицию. По его словам, Амин Елеусинов подозревается в нарушении четырех статей уголовного кодекса: «Присвоение или растрата вверенного чужого имущества в особо крупных размерах» (предположительно на сумму более 14,6 миллиона тенге), «Оскорбление представителя власти, совершенное публично или с использованием СМИ или сетей телекоммуникаций», «Неповиновение представителю власти» и «Применение насилия в отношении представителя власти».

Согласно материалам расследования, Амина Елеусинова избрали в 2011 году председателем профсоюза компании Oil Construction Company (OCC). Согласно уставу, 1611 человек перечисляли в профсоюз один процент от своей заработной платы. В обвинительном акте утверждается, что после избрания Елеусинова председателем профсоюза он «в целях материального обогащения и извлечения выгоды для себя в особо крупном размере задался преступным умыслом о хищении вверенного ему имущества — профсоюзных взносов».

Далее, по версии следствия, он похитил ряд сумм с момента его назначения на должность, «осознавая и предвидя, что своими преступными действиями причиняет профсоюзу материальный вред». В обвинительном акте утверждается, что Амин Елеусинов списывал расходы якобы на «покупку продуктов питания, музыкальных инструментов и сувениров для проведения праздника Наурыз, тогда как фактически самим профсоюзом данное мероприятие не проводилось и закуп товаров не производился». Также профсоюзного лидера обвиняют в том, что он оплачивал услуги адвокатов для личных целей, оставлял себе деньги, которые работники частично отдавали профсоюзу за путевки в санатории, начислял себе рабочие дни в праздничные и выходные, а в 2013 году назначил себе свыше установленного размера заработную плату почти в 1,2 миллиона тенге. Хотя, по версии следствия, доход профсоюзника должен был составлять 234 тысячи тенге.

О том, что аресту Елеусинова и его доставке в Астану из Актау предшествовала двухнедельная голодовка нефтяников, которые требовали остановить  ликвидацию Конфедерации независимых профсоюзов Казахстана, обвинение никак не упомянуло.

В свою очередь Елеусинов пояснил суду, что не признает себя виновным в хищении и растрате вверенных ему средств средств. Также профсоюзный лидер считает, что действия полицейских были не правомерны, так как ему не были предъявлены ни ордер, ни постановление о задержании или аресте. Учитывая, что это уже не первый случай, когда его без объяснения причин насильно пытаются доставить в полицию, Елеусинов расценивает свои действия как самозащиту.

Так как потерпевшие по статье о неповиновении к представителям власти не явились на процесс, суд продолжил заседание опросом свидетелей по другим обвинениям.

Первым был опрошен председатель ревизионной комиссии Жусуп Жуакбаев. По его словам, после того, как Елеусинов направил ему письмо с просьбой провести проверку за 2012-й и 2013-й годы, он приступил к финансовому аудиту профсоюзной организации. В результате, как утверждает Жуакбаев, проверкой была выявлена недосдача в размере 14 миллионов тенге. Тем не менее, по словам свидетеля обвинения, Елеусинов просил его подписать данный отчет. Также Жуакбаев заявил, что якобы видел чек на 4 миллиона тенге у бухгалтера профсоюза, который предназначался для оплаты адвоката сына Елеусинова. Далее свидетель обвинил Елеусинова в том, что тот якобы «перед народом говорил про него неправду». Но, со слов Жуакпаева, ему не удалось засудить профсоюзника, так как в суде ему сказали, что  «Елеусинова нельзя трогать, он нам нужен, раз народ за него». Однако, в каком суде ему это было сказано и кем, свидетель не смог пояснить. Также Жуакпаев пояснил, что раздавал листовки с «заключением аудита» среди рабочих различных компаний и потребовал взыскать с лидера трейд-юниона 88 000 тенге профсоюзных взносов.

Адвокат Елеусинова отметил, что со стороны очевидно личное неприязненное отношение к подсудимому.

Следующим в качестве свидетеля, выступил юрист ТОО «Oil Construction Company» Андрей Ким.  По его словам, в 2012 году он обратился в профсоюз с просьбой частично оплатить обучение его сыну, но ему отказали. Тогда он потребовал предоставить смету расходов организации, но также получил отказ. И теперь, несмотря на то, что вопрос с оплатой учебы не является актуальным, он просит взыскать сумму уплаченных им профсоюзных взносов.

Третьим опрошенным свидетелем со стороны обвинения стал инженер компании ТОО «Oil Construction Company» Григорий Яковлев. По его словам, он имеет претензии к Елеусинову в связи с тем, что последний не предоставил ему информацию о расходовании средств профсоюза. И если Елеусинова осудят, то он хотел бы, чтобы деньги, которые с него взыщут, и его взносы в частности, направили в дом малютки.

Все свидетели обвинения отметили, что вышли из профсоюза, которым руководил подсудимый, еще в 2013 году. Тем не менее, с чем связана столь запоздалая реакция по взысканию профсоюзных отчислений, они так и не смогли пояснить. Также никто из опрошенных не смог объяснить, каким образом они перешли в разряд свидетелей, если по материалам уголовного дела они проходили как пострадавшие.

День второй

Заседание началось с замечания председательствующего к подсудимому, которой не понравилось, что Елеусинов все время отворачивается, чтобы смотреть материалы дела.

- Зачем Вы спиной поворачиваетесь? Теперь можете повернуться и искать материалы. Понятно Вам? Потом не поймете, что происходит здесь! - громко заявила судья.

В этот раз опросили полицейских, которые проходят по делу как потерпевшие.

По словам сотрудников правоохранительных органов, накануне задержания они вручили Амину Елеусинову повестку о явке в управление внутренних дел, но так как он не пришел, они поехали доставлять его принудительно.

Однако, как заявил в суде прокурор Данияр Темирханов, увидев их, Елеусинов «быстрым шагом попытался забежать к себе домой», потом открыто демонстрировал свой отказ последовать с ними, а затем лег на землю. Этими действиями, по версии следствия, лидер профсоюза «совершил неповиновение» полицейским, также назвал их неприличными словами, «унизив их честь и достоинство», а потом одного из полицейских ударил два раза коленом в лицо, когда они усаживали его в полицейскую машину. Утверждается, что полицейский получил легкий вред здоровью, получив кровоподтек на губе.

Немного другую версию рассказал первый потерпевший. По словам полицейского, они подъехали к дому Елеусинова на собственной машине, чтобы доставить его в здание ДВД. При этом полицейский отметил, что несмотря на наличие постановления о задержании, Елеусинову оно не было вручено. Сопротивление профсоюзника, по мнению сотрудника правоохранительных органов, заключалось в том, что тот лег на земли и не изъявил желания проследовать с ними. В результате чего один из полицейских разбил себе губу и порвал погон. А оскорбительными словами для себя полицейский посчитал брошенное Елеусиновым: «Вы - исполнители, безвольные!» и «Палачи!».

Второй потерпевший рассказал ту же историю, однако добавил, что, когда они приехали в здание ДВД, Елеусинов отказался подниматься на четвертый этаж, и они были вынуждены нести его как хана. Также полицейский пояснил, что был оскорблен профсоюзником, а именно словами: «Уйдите! Отстаньте!» и «Безвольные палачи!».

Далее в суде рассмотрели видеозапись, на которой был запечатлен момент задержания Елеусинова. На записи видно, что профсоюзник неоднократно просил вручить ему повестку, однако этого не было сделано. Также Елеусинов хотел зафиксировать на камеру оперативной съемки то, какие получил повреждения, и испачканную одежду. Но этого не дал сделать полицейский, закрыв камеру рукой. Также на видео попал момент, когда у профсоюзника неизвестный хотел забрать из кармана телефон. Кто это был, полицейский так и не смог объяснить.

Затем адвокат заявила ходатайство о вызове в суд дополнительных свидетелей, среди которых Н. Кушакбаев, директор ТОО, инспектор аудиторской компании «Каспий Аудит», члены ревизионной комиссии и члены правления профсоюза.

После обеда в суд явился третий полицейский, показания которого отличались не только от предыдущих, но и от того, что было запечатлено на видео. В частности, он заявил, что видел, как из губы его коллеги текла кровь, хотя, якобы непосредственно пострадавший полицейский заявил, что крови у него не было.

После опроса потерпевших Елеусинов сделал заявление: «Если я сказал то, что для вас больно или обидно, я прошу у вас прощения и извиняюсь!».

Последним в этот день в качестве свидетеля был опрошен юрист профсоюза Ертанов. Согласно его показаниям Елеусинов поручил ему провести проверку бухгалтерских документов, в результате чего была обнаружена недостающая сумма в размере 6 миллионов тенге. Свидетель отметил, что потерпевшие, которые перешли в разряд свидетелей, написали заявления о возврате профсоюзных взносов именно в тот момент, когда была выявлена данная недосдача. Инициатором проведения проверки являлся Елеусинов. Более того, Ертанов заявил, что после получения электронного ключа от интернет-банкинга Елеусинов им никогда не пользовался, что подтверждается банковскими документами. Также он заявил, что правление профсоюза предоставило 4 миллиона тенге Елеусинову для его защиты, а не для защиты его сына, что подтверждается соответствующими договорами. Ертанов отметил и то, что не было превышения фонда заработной платы, так как они работали и в выходные дни, во время работы примирительной комиссии.

В пятницу 28 апреля Елеусинов заявил ходатайство о заключении процессуального соглашения. Следующее заседание назначено на 3 мая.