Всё в рамках погрешности

13.07.2020

Правозащитница Елена Семенова проиграла очередной иск со стороны работника закрытого учреждения. Суд решил, что единовременная смерть четверых заключенных не коррелируется с уровнем предоставления медицинской помощи.

Правозащитница Елена Семенова проиграла очередной иск со стороны работника закрытого учреждения. Суд решил, что единовременная смерть четверых заключенных никак не коррелируется с уровнем медицинской помощи.

В Павлодаре ожидаемо завершился очередной судебный иск со стороны одного из закрытых учреждений страны к правозащитнице Елене Семеновой.

В отношении Елены Семеновой с разными промежутками были поданы иски со стороны работников пяти колоний (одна колония отметилась дважды) «О защите чести и достоинства, деловой репутации». По двум искам Семенова уже проиграла, и неудивительно, поскольку суды как по команде, принимали во внимание только сведения, представленные сотрудниками закрытых учреждений.

13 июля городской суд Павлодара, где в онлайн режиме проходит сразу несколько судебных заседаний по иску «обиженных и оскорбленных» работников колоний, вынес решение в пользу Гулмизре Мырзалы. Госпожа Мырзалы — медицинский сотрудник колонии УК-161\2 (пос.Кушмурун, Костанайской области), где произошло групповое отравление заключенных. Официально – якобы заключенные перепутали растворитель с алкоголем, из-за чего четверо скончалось и более десятка госпитализировано. При этом Елена Семенова в своем посте об инциденте не указала о ком из медиков идет речь, «там» разобрались сами и подали иск от имени заместителя начальника по лечебно-профилактической работе

В экспертизе, представленной по запросу суда специалистом Мустакимовой витиевато, с использованием умных слов, которые бы свидетельствовали, что специалист является экспертом,  говорится: «Семантико-стилистический анализ фрагментов текста статьи, опубликованной в социальной сети Facebook, выявил наличие слов и выражений, которые можно признать порочащим честь, достоинство и деловую репутацию медицинского работника – зам.начальника медицинского учреждения УК — 161/2, поскольку информация верифицирована истцом, т.е. доказана на её несоответствие действительности. Рассмотренные примеры слов и выражений показали, что информация имеет адресную направленность, в представленных материалах содержатся негативные сведения, свидетельствующие о ненадлежащем отношении к своим должностным обязанностям начальника медицинского учреждения при осуществлении его деятельности».

При этом суд не стал принимать во внимание заключение известного эксперта Рахили Карымсаковой, предоставленной международным центром защиты свободы слова «Адалил соз», что «По номинациям лица, имеющимся в представленном на исследование информационном материале (фрагмент скриншота), нельзя установить, что речь идет о каком-либо конкретном участнике процесса, а именно – о Мырзалы Гулмизре Адихалыккызы».

Свидетель со стороны колонии дал информацию, обратную той, что распространили после трагедии СМИ: «…факта о массовом отравлении не было, а те, которые обратились осужденные, я знаю, что четверо госпитализированы были в медицинскую часть по иным показаниям. Фактов того, что кого-то не принимали — не было».

Зато один из тех, кто оказался на больничной койке представил совсем иную картину.

Заключенный А.Ким рассказал в судебном заседании: «19 января 2020 года я пришел с ужина, лег спать как обычно, к ночи начались тошнота, диарея и рвота. Утром 20 января после утренней проверки я обратился в медсанчасть. Меня осмотрели врачи, дали активированный уголь, измерили температуру тела, которая показала 38,3. После обеда госпитализировали в медсанчасть. До 21 января никаких уточнений не было по диагнозу. Только 21 января после обеда дали таблетку и сказали, что это вирусная инфекция. Когда утром 20 января я обратился в медсанчасть, за медицинской помощью обратилось больше 10 человек. С моего отряда обратилось человек 6-7 с такими же симптомами. А потом уже в течении дня наблюдал такую картину, как осужденные идут, насчитал больше 30 человек».

Член Общественной наблюдательной комиссии по Костанайской области Алина Сушко косвенно подтвердила сведения Ким:

«В январе в социальной сети Facebook появилась информация об отравлении. Нас вызвал ДУИС, меня и Ермагамбетова. Мы туда приехали, они нам показали, что в медсанчасти четыре человека. Потом нам стали поступать письменные обращения (два обращения) с информацией о том, что их было больше. При беседе с осужденными, которые находились в медсанчасти, они говорили, что попали с отравлением»

Информацию заключенных и ОНК и озвучила Елена Семенова на своей странице в Facebook, с просьбой: «прошу проверить тщательно данную информацию… я не утверждала».

Суд, по всей видимости, также не стал проверять озвученные сообщения, а продолжил тренд предыдущих судебных решений: всё, что исходит от Семеновой и заключенных – ложь, всё, что от руководства колоний – истина, не требующая проверки.

Решение: взыскать с Семёновой Е.А. в пользу Мырзалы Г.А. представительские расходы в размере 70 000 тенге, расходы за производство заключения специалиста в сумме 47 000 тенге, расходы по оплате госпошлины в размере 2651 тенге, комиссия банка 200 тенге. Всего 120 562 тенге.

Разъяснения по решения суда не состоялось, поскольку обе стороны не явились на вынесение решения.