КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

За дискуссии в закрытой группе на тему Ислама в чате WhatsApp восемь человек в Алматы осуждены на длительные сроки. Еще один находится в тяжелом состоянии, однако это не повод для органов преследования отпустить фигуранта дела под домашний арест.


Об итогах очередного «контртеррористического дела» в пресс-центре Бюро по правам человека рассказали адвокаты и родственники осужденных.

5 августа судья Алмалинского районного суда Алматы Кайрат Иманкулов озвучил приговор в отношении восьми мусульман – фигурантов уголовного дела по «пропаганде терроризма» и «возбуждению розни». Приговор – по сути калька с обвинительного акта, само дело «пропагандистов» - также калька с других многочисленных дел, инициированных спецслужбами в разных частях страны. Десятки, если не сотни человек ежегодно оказываются в заключении за то, что где-то что-то не то написали или сказали. Еще одним общим моментом выступает то, что следователи сами не понимают, о чем ведется речь, и поэтому на помощь репрессивным органам приходят так называемые «эксперты» - люди с некоторыми знаниями по данной теме. Но при этом практически никогда в этих экспертизах нет прямых утверждений – есть только «признаки» пропаганды или возбуждения, то есть – на усмотрение следствия: можно и посадить, можно и отпустить.  В 100% случаев следствие выбирает первое, судьи и прокуроры в слушания не встревают и лишь пытаются придать минимальные законодательные формы процессу, который можно назвать репрессиями.

В этот раз суд признал двоих – Бекета Мынбасова и Болатбека Нургалиева – виновными в пропаганде терроризма и «возбуждении розни», отправив их за решетку на 7,5 лет. Еще пятерых - Самата Адилова, Жасулана Искакова, Есима Сулейменова, Азамата Умбеталиева, Назима Абдрахманова  - «лишь» на 5,5 лет за «возбуждение розни».

Жулдызбек Таурбеков находится в сизо: его дело выделено в отдельное производство, так как из-за серьезной болезни сердца он то и дело попадает в реанимацию.

Все девять верующих являлись участниками чата, где обсуждались вопросы веры и проводились теологические споры. Пока кто-то и явно с подачи спецслужб не написал заявление. Цитирование трактата неоднозначного саудовского ученого-богослова Аль-Фаузана - явно не совсем то, что тянет на пропаганду терроризма, да и с возбуждением религиозной розни не срасталось: в качестве потерпевшей стороны гипотетически выступают «суруриты», которых можно найти в небольшом количестве в Саудовской Аравии. К тому же их относят к радикалам, против чего и выступали участники чата (равно как против ИГИЛ и других крайних проявлений, якобы действующих во имя Ислама). Да, и кстати тот же Аль-Фаузан тоже является противником ИГИЛ.

И только помощь привлеченного никому не известного эксперта, помогла следствию как-то обосновать свои действия. При этом, как ни парадоксально, тексты арабских ученых-теологов не относятся в нашей стране к запрещенным, и не запрещены до сих пор.

- 5 августа было совершено насилие над правом, - заявил адвокат Галим Нурпеисов. – Наша правоохранительная система поставлена в формат уголовного преследования за инакомыслие, за убеждения и, в частности, за то, что человек решил по внутреннему порыву души принять какую-то религию.

Следователь КНБ, инициировав дело, привлек к участию «эксперта» Мукатаеву, причем на суде установили – специалистом она, возможно, и является, но не экспертом в данной сфере. Тем не мене Мукатаева обнаружила в канонических текстах ученых «возбуждение религиозной розни». Более того, оказалось, что она является протеже некоей Шегебаевой (руководителем ИП Шегебаева), которая сама является фигурантов уголовного дела, ведомого КНБ, и, соответственно, как считает сторона защиты, более чем зависима от органа преследования в данном деле.

И уж, если говорить об экспертизе, то политологическая экспертиза (проведенная Мукатаевой) отсутствует в реестре экспертиз. Другими словами, ее просто не имели права назначать по закону – пояснила другой адвокат Алия Шарипбаева.

- Экспертами у нас называют тех людей, которые хотят называться экспертами, - высказывается Галым Нурпеисов.

В свою очередь сторона защиты привлекла кандидата филологических наук Рахилю Карымсакову, подтвердившую на суде, что Казахстан может оказаться в очень неудобной ситуации, когда в высказываниях известных в мире ученых-теологов находят возбуждение розни. Опять же, как обнаружил эксперт, в перепостах высказываний теологов, предназначенных для узкого круга нет ничего, что бы подпадало под уголовный кодекс.

- Рахиля Карымсакова затронула очень важный момент. Согласно новой методике, для того чтобы привлечь к ответственности человека за «разжигание религиозной розни» или «пропаганду терроризма», суд и органы досудебного расследования обязаны доказать наличия в данных тестах: обращения внимания, обоснование и оправдание, и непосредственно призыв, - говорит еще один адвокат Нурсултан Нурлан. Да, он не скрывает того, что его клиент раскрыл в постах, кто такие суруриты. Но своего мнения не высказывал, и уж тем более ни к чему не призывал. Ни прокуратура, ни суд не смогли подтвердить, что в суждениях о суруритах были те самые «признаки» возбуждения розни.

Сторона защиты обратилась также к эксперту-исламоведу. И опять же, мнение доцента кафедры религиоведения КазНУ Рашид Мухитдинова в корне разошлось с заключением той самой Мукатаевой: тексты, на его профессиональный взгляд, несет информационный посыл.

На что суд просто проигнорировал мнения экспертов и отказал в проведении дополнительной комплексной экспертизы.

Когда же сторона защиты потребовала пригласить на слушание эксперта Мукатаеву, из КНБ (!) предоставили справку, что она только что родила и по этой причине прийти не может.

Но даже если бы все пошло по худшему сценарию и допустить что кто-то что-то где-то написал, вполне могло бы обойтись статьей Кодекса об административных правонарушениях «Распространение экстремистских материалов» (так как речь шла, как говорилось, о перепостах), но в таком случае авторам уголовного дела не видать ни премий, ни звездочек на погонах.

Адвокат Алия Шарипбаева, защищавшая Бекета Мынбасова, говорит, что ее клиент владеет только казахским языком, тогда как все материалы дела – на русском. Тем не менее следователь «убедил» его проставить свои подписи под непонятными для него текстами в обмен на то, что его супругу допустят (по закону) в качестве его общественного защитника. Наконец, как говорит адвокат, Мынбасов в чат выкладывал только суры из аятов. Но нашим следователям и «экспертам», видимо, лучше знать, что в Коране является дозволенным, что нет.

Нурсултан Нурлан дополняет, что неоднократно взывали к участвующему в процессе прокурору, дабы тот прояснил, в чем именно был преступный умысел у участников чата, цитирующих богословские трактаты и Коран. Но прокуратура не стала вдаваться в разъяснения.

Анжелика Беляева – мама осужденного Азамата Умбеталиева – дает расклад: по ее словам, в следственном изоляторе Алматы находится еще 36 мусульман, в посадке которых принимала участие троица – следователь КНБ Рустемов, «поставщик экспертов» Шегебаева и судья Иманкулов. Все дела – как под копирку.

Сауле Нургалиева – мама Болатбека Нургалиева, признанного администратором чата - говорит, что ее сын задумал собрать молодых последователей Ислама, дабы показать им всю несостоятельность идей запрещенного ИГИЛ и других экстремистских течений. И кого-то удалось остановить от поездок в Сирию и Ирак.

Асемгуль Жаугашева сокрушается: ее сын по состоянию здоровья находится на грани жизни и смерти. И хотя в силу этого дело выделено в отдельное производство, но если ему станет лучше – присоединится к осужденным, но все может закончиться еще хуже, так как в сизо нет даже необходимых таблеток.

Помимо внушительных тюремных сроков всем осужденным предписано выплатить определенные суммы в фонд пострадавших. Вот только кто пострадал? Экзотические суруриты с Аравийского полуострова, которые скорее всего даже не слышали о Казахстане?

Как сообщил адвокат Нурпеисов, одна из христианских групп будет готовить специальное сообщение в Комитет ООН по права человека в отношении осужденной восьмерки. Очевидно, прекрасно понимают, что в отсутствие законов и человеческой морали любой может оказаться на месте осужденных.

Кстати, среди осужденных находится врач-реаниматолог высшей категории, спасший немало человеческих жизней. Однако, квалифицированных врачей в стране много и не лишать же из-за него следователей спецслужб очередных премии? Тем более что последних на самом деле в десятки раз больше нежели тех, кто является специалистов в своем деле и спасет чьи-то жизни. Результаты их работы – чьи-то загубленные судьбы.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: