КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Десятки дел по «пропаганде терроризма» и «возбуждении розни» одновременно раскручиваются в разных регионах страны. Все они - как под копирку с небольшими вариациями: где-то эксперты не могут найти противозаконного содержания, где-то за «возбуждение розни» посчитали видеоролики против ИГИЛ. Но итог везде одинаков.


4 июля 2018 года пресс-конференция в Алматы, организованная известным адвокатом Бауыржаном Азановым, собрала женщин из разных регионов страны, объединенных общей бедой – у всех них сыновья могут надолго «сесть» по более чем натянутым обвинениям. Да, все они являются приверженцами исламского течения салафизм, которое пока не запрещено в Казахстане, но, очевидно, власти всеми силами пытаются ограничить его распространение. Можно относиться к ним и без симпатий, однако в первую очередь должна существовать законность, как и в отношении всех других граждан. Но ее нет ни на одном этапе, и все следственно-судебные действия проходят по привычному для наших реалий сценарию.

Ирина Марженова из Щучинска и ее сватья Ботагоз Есмагулова говорят, что Дадаша Марженова - их сына и зятя, как положено, со спецназом, приложив лицом об дверь, захватили работники КНБ за то, что когда-то молодой мужчина сделал на своей странице в социальной сети перепосты лекций по Исламу магистранта исламского университета Медины Саудовской Аравии Куаныша Башпаева. Самого богослова осудили на 4,5 года в апреле 2017 года. Тогда же его лекции были признаны судом запрещенными для распространения. Однако же Дадаша взяли за те же лекции, но размещенные до этого срока на недействующем к этому времени аккаунте. Теперь его обвиняют уже в пропаганде терроризма, усилив степень вины за то, что ранее было признано «всего лишь» возбуждением религиозной розни.    

Ирина Маженова   Ботагоз Есмагулова

                                     Ирина Маженова                                                 Ботагоз Есмагулова

- Эти статьи идут универсальные. Если так вот трактовать, тогда пол Казахстана сядет. Я не знаю уже, что делать, - жалуется Ирина Марженова.

Что еще отличает дело ее сына от сотен аналогичных, что существует экспертное заключение, данное тремя экспертами. Первые два представили мнения об отсутствии в представленных материалах вообще чего-либо предосудительного. Тогда следствию пришлось напрячься и найти «знающего» эксперта. Таковым оказалась Айгерим Сейфулина, по образованию: политолог, стаж работы: один год. Она-то и обнаружила в текстах спасительное: «… содержатся тексты, направленные на пропаганду терроризма в форме распространения концепций, оправдывающих применения насильственных действий по религиозному признаку. Однако в представленных текстах отсутствуют признаки публичных призывов к актам терроризма…». Что позволило следователям КНБ завершить пятитомное дело и передать его в суд.

Так что уже по этим данным можно судить о качестве следствия, когда лектор осужден по одной статье, а его слушателям за те же самые лекции грозит уже до 12 лет лишения свободы по другой. О качестве экспертизы сказано.

По перепосту тех же лекций привлекают и другого жителя Щучинска – Галымжана Абилкаирова. Об этом рассказывает его мама Сауле Абилкаирова. Проведя обыски в доме и на работе, спецслужбисты не нашли ничего интересного, тогда-то пригодился его аккаунт в соцсети с перепостом уже упомянутых лекций Башпаева. Дело готово!

Сауде Абилкаирова

Сауле Абилкаирова

- Если бы он знал о запрете этих файлов, ну удалил бы их сразу. Но об этом он не знал, - вздыхает Сауле Абилкаирова.

- Эти страницы не то, что неизвестны, они безызвестны, и никто даже найти их не сможет при всем желании. Это нужно иметь доступы к IP-адресам и тому подобное, - говорит адвокат Бауыржан Азанов. Однако в таких делах четко прослеживается желание спецслужб заработать очки без какого-то риска для жизни и здоровья. К тому же, как правило, даже не требуются какие-то документальные подтверждения нахождения запретных материалов в соцсети – достаточно будет сбивчивых показаний «доверенного» свидетеля.

Бауыржан Азанов

Бауыржан Азанов

К слову, при всем желании практически невозможно обнаружить: является ли данный материал запрещенным в Казахстане, если, как рекомендовано, пользоваться специальным прокурорским сервисом: http://pravstat.prokuror.kz/rus/o-kpsisu/spisok-religioznoy-literatury-i-informacionnyh-materialov-priznannyh-ekstremistskimi-i

По этому списку очень наглядно видно, какой хаос творится в этом направлении в этом ведомстве, и что сотрудники, составлявшие данный перечень, явно не представляют как всё это должно работать.

У Тимура Давлетова, находящегося в следственном изоляторе Петропавловска в ожидании своей участи, несколько иная история. На своей странице в сети «ВКонтакте» (имеет около двадцати друзей и подписчиков) он сделал перепост трех видеороликов с говорящими названиями: «О непричастности салафийи к теракту в Актобе», «Заблуждение террористической организации» и «ИГИЛ и ДАИШ – враг Ислама». В первом ролике (с видеоканала «Салафия против террора») объясняется, почему приверженцы этого течения выступают против насилия во всех его проявлениях, и призывают всех оступившихся сойти с пути терроризма; во-втором, дается богословско-истоический экскурс в исламские течения в третьем ролике богословы подвергают жесткой критике запрещенную в Казахстане террористическую группу.

Мать Тимура Давлетова

Мать Тимура Давлетова

- Этим мой сын только хотел подчеркнуть, что сегодня террористы заблуждаются, не более. И если правоохранительные органы увидели в этом какое-то правонарушение, для этого не нужно лишать человека свободы? – недоумевает женщина.

Однако, выходит, что для КНБ неприятие террористов послужила поводом для обвинения в возбуждении национальной и религиозной розни, признаки которой и были обнаружены «специалистами»..

Сейчас следователи послали материалы на экспертизу в Астану, все же, видимо, надеются, что там-таки найдут пропаганду терроризма.

Еще одна объединяющая черта под всеми делами: следствие по наитию сразу же вменяет всем «умышленность» в приписываемых возбуждении и пропаганде. Хотя в замысловатых религиозных текстах разобраться без специальной подготовки вообще не представляется возможным, как и невозможно в таких случаях доказать умысел (без которого обвинение  - ничто). Поэтому никто никогда даже не пытается это доказать, полагаясь на свою интуицию.

20 июля 2017 года Рустама Джалолова из Астаны осудили на 7,5 года за «пропаганду». Как и всех его поместили в колонию за видео.

В настоящее время он находится в колонии 164/3 Петропавловска. Девять месяцев все было более-менее нормально. А потом он оказался в одиночной камере за неподчинение режиму – якобы отказался от побелки помещения.

- Его там три месяца избивали, оказывается, он хотел совершить суицид там, - рассказывает его мать Алия Насиева о том, что, скорей всего ждет и остальных его товарищей по несчастью. – Они к нему ставят к телу журнал и дубинкой бьют, чтобы синяков не было. По голове тоже также, говорит.

Алия Насиева

Алия Насиева

И теперь ему хотят добавить дополнительную статью, чтобы и без того немалый срок еще растянуть до бесконечности.

- Последние три года количество уголовных дел по этим статьям становится все больше и больше, уголовные дела расследуются весьма некачественно, ненадлежащим образом. И на все нарушения законности, которые допускаются в ходе производства предварительного следствия и дознания, на это закрываются судами глаза, - заключает адвокат Бауыржан Азанов.

Понятно, что угроза терроризма в Казахстане есть и немалой виной тому не только влияние религиозных течений, но также бедность, отсутствие справедливости и произвол силовой и судебных систем. Если уж бороться с нетрадиционными для Казахстана религиозными течениями, то почему бы не запретить салафитов и других, как это произошло с «Хизб-ут-Тахрир»? По крайней мере, это честней и у людей есть возможность подумать, прежде чем что-то постить. Очевидно дело не в этом. Так гораздо удобней: всегда есть кого выхватить из сети, продемонстрировать активную работу и заработать себе на старость. Самое главное, что вероятность получить пулю в ответ – минимальна.

В настоящее время в перечне организаций и лиц, связанных с финансированием терроризма и экстремизма, находится 1343 лица. Благодаря тому, даже выйдя на свободу, они будут «на законном основании» попраны во множестве гражданских прав и свобод. Подавляющее большинство из них имеет такое же отношение к «экстремизму» и «терроризму» как и люди, о которых рассказали на пресс-конференции.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: