КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

К слову, прокурор просил суд также запретить Алиме Абдировой делать какие-либо публикации в социальных сетях, как под своим именем, так и под псевдонимами.


После последнего слова правозащитницы судья Е.Абдыкалыков ушел в совещательную комнату. Через 10 минут он зачитал резолютивную часть приговора: приговорить Абдирову к двум годам условно, запретить ей посещать развлекательные, увеселительные заведения и в течение 10 дней встать на пробационный контроль по месту жительства. К слову, прокурор просил суд также запретить ей делать какие-либо публикации в социальных сетях, как под своим именем, так и под другими «никами» (псевдонимами).

Общественный деятель Марат Жанузаков свел воедино основные вехи в деле Алимы Абдировой, закончившиеся условным сроком.

Все началось, пишет он, в августе 2014 года, когда Алима Абдирова и другие члены Национального превентивного механизма, действуя в рамках закона, посетили Центр адаптации несовершеннолетних в Актюбинской области, обнаружив там множество нарушений, что и было отражено в отчете для служебного употребления, имеющем конфиденциальный характер. Его единственным адресатом должен был быть Уполномоченный по правам человека РК, который его и получил. Однако директор ЦАН Эльмира Кадимова тоже оказалась владелицей копии отчета, в чем подозревают одного из участников НПМ.

В октябре 2015 года она подает на членов НПМ иск в суд как физическое лицо с требованием компенсации морального вреда в размере 1 млн. тенге. На тот момент директор ОО «Ару-ана» Алима Абдирова и директор Актюбинского областного филиала Казахстанского международного бюро по правам человека Ольга Климонова (также член НПМ) подают встречный иск и выигрывают процесс.

В начале следующего 2016 года госпожа Кадимова на основании все той же копии конфиденциального отчета вновь подает иск на участников НПМ уже как юридическое лицо. И на этот раз суд удовлетворил ее требования, обязав ответчиков  - Абдирову и Климонову - попросить прощения у истца, а также компенсировать ее расходы на госпошлину и лингвистическую экспертизу.

Войдя в раж, в апреле 2016 года директор ЦАН подает новый иск против Абдировой и Климоновой с требованием компенсировать ей «моральный ущерб», нанесенный ей правозащитницами. Суд, прошедший без надлежащего оповещения ответчиц, удовлетворил иск: члены НПМ должны компенсировать моральный вред, а также представительские расходы и госпошлину. Общая сумма – 464 тысячи тенге.

В ноябре 2016 года Э.Кадимова подает новый иск на А.Абдирову уже как юридическое лицо. Суд вновь проходит без участия ответчицы, так как ее вновь своевременно не оповестили. Суд принимает решение в пользу ЦАН. К прежней сумме Абдирова должна выплатить еще более 100 тысяч тенге.

Тогда же, в ноябре 2016 года, состоялся суд по инициативе судоисполнителя. На этот раз Абдирову обвинили в неисполнении решений судов. Теперь уже выносится решение по штрафным санкциям в размере более чем 200 тысяч тенге.

В апреле 2017 года проходит очередной суд по неисполнению решений судов, и, как водится, без оповещения ответчика.

Одновременно Эльмира Кадимова подает новую жалобу на А.Абдирову и О.Климонову, обвиняя их в клевете. После процесса продолжительностью в два месяца суд оправдывает правозащитниц. Но буквально через несколько дней состоялся суд по представлению судебного исполнителя, который определил Абдировой штрафные санкции в размере 1млн.300 тысяч тенге.

Таким образом, являясь ответчицей в семи гражданских и одном уголовном деле, Алима Абдирова должна выплатить ЦАН и его руководителю свыше 2 млн. тенге.

Надо сказать, что во время судебных процессов выявилась масса других нелицеприятных фактов, характеризующих Центр адаптации несовершеннолетних. Свидетели рассказывали о попытках суицидов подростков, насилие со стороны работников, побеги детей, случаи заболевания венерическими заболеваниями – обо всем этом, понятное дело, старались не распространяться. Немало претензий к руководству высказывалось и со стороны бывших сотрудников, уволенных за то, что пытались что-то изменить в ЦАН.

В 2016 году Эльмира Кадимова уже сама жаловалась в Минюст на то, что после восстановления незаконно уволенного работника судебный исполнитель выставил ей счет «за услуги».

В 2013 году ее предшественницу и бухгалтера осудили на два года за хищения в размере около 3 миллионов тенге с помощью «мертвых душ», получающих зарплаты.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: