КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

На последнем июльском заседании резко обострились процедурные вопросы, а при допросе потерпевших продолжали вылезать вопиющие несообразности.


27 июля в Медеуском районном суде № 2 города Алматы прошло очередное заседание по делу предпринимателя Искандера Еримбетова и его бизнес-партнёров Михаила Зорова, Дмитрия Пестова и Яны Василенко. Это судебное заседание было последним в июле, поскольку следующее назначено на 1 августа. Напомним, что этот процесс начался 14 июня, а под арестом нынешние подсудимые  находятся ещё с ноября прошлого года.

Процедурные вопросы тоже могут встать ребром

На вчерашнем судебном заседании первый тайм (если этот спортивный термин применим к судебному процессу) был посвящён двум сугубо процедурным вопросам: (а) о допуске и недопуске в зал суда двух лиц, не являющихся участниками процесса и (b) о позе, занятой главным подсудимые – не о позиции, а именно о позе. Впрочем, давайте по  порядку.

Всё началось с заявления адвокатами Еримбетова ходатайства об отводе секретаря судебного заседания. Случай уникальный: обычно отводы заявляют судье, что было и на этом процессе, но вот чтобы секретарю – дело небывалое. Претензии защиты к секретарю заключались в том, что он самовольно завёл в зал суда какую-то никому не известную женщину вопреки объявленному в самом начале процесса решению судьи о допуске в зале заседания одних лишь участников процесса (для публики и прессы – соседний зал с видеотрансляцией).

При этом защитники Еримебтова указывали не только на нарушение секретарём как подчинённым судьи решения своего шефа, но и на избирательный подход судьи, секретаря и прокурора к вопросу о присутствии в зале посторонних лиц.

Когда на предыдущем заседании в зал суда сумел прорваться с видеокамерой оппозиционный блогер Асхат Берсалимов, то всё тот же секретарь с одобрения судьи и прокурора вызвал охранников, которые вынесли упирающегося блогера на пинках, заломив ему руки и едва не разбив камеру. Однако к никому не ведомой дамочке мз «своих» отношение было прямо противоположное, недели к известному блогеру, пишущему на Фейсбуке под ником Асхат Демократ.

Вопрос же о присутствии в зале суда незнакомки разрешился следующим образом: прокурор Тимур Шамои заявил о том, что не усматривает неправомочных действий секретаря суда, после чего судья Такен Шакиров огласил своё решение: сделать замечание секретарю суда о недопустимости запускания в зал заседания лиц, которые не имеют на это разрешения суда.

В какой-то момент этот процедурный спор плавно перетёк в другой такой  же, причём не ходатайству защиты, а по инициативе самого председательствующего судьи. Возможно, тот решил уравновесить вынужденно сделанное им замечание секретарю аналогичным замечанием главному подсудимому, но не нашёл другого повода, нежели придраться к позе, в которой он в этот момент сидел. Судья Такенов уличил подсудимого Еримбетову в том, что он «не так сидит» и потребовал чтобы он «сел нормально».

Искандер Еримбетов, который во время судебного процесса находится в стеклянном стакане и сидит там на длинной и узкой скамейке, ответил судье, что занимаемая им поза – минимально удобная для него из всех возможных в столь дискомфортных условиях, в которых он вынужден длительное время находиться. В ответ на это судья Шакиров привёл в пример того, «как надо сидеть нормально», привёл себя. На это Искандер ответил ему, что судья сидит в удобном и мягком кресле, а подсудимый на неудобной и жёсткой лавке за стеклом в душном стакане.

Отметим попутно, что трое подельников Еримбетова, находящиеся под домашним арестом и привозимые в суд из дома, а не из СИЗО, сидят хотя и на таких же скамьях, как и он, но не всё же не в «аквариуме», а просто в зале суда. Отметим также, что избранная ими невнятная линия поведения резко отличается от наступательной манеры самозащиты Еримбетова.    

Летят самолёты и вертолёты – привет Еримбетову!

Среди всех видов предпринимательской деятельности Еримбетова, вменяемых ему сейчас как проявления мошенничества, от которого пострадали столько-то юридических лиц, чаще всего говорилось об услугах малой авиации. Ранее эта тема фигурировала в ходе допроса одного из потерпевших – представителя акимата Жамбылской области, а на заседании 27.07 в ходе допросов ещё двоих потерпевших –представителей компании «Казавиалесоохрана» и специализированного вуза – Казахской академии гражданской авиации.

Точно так же, как и их предшественники из других потерпевших организаций, эти двое весьма уклончиво. Видно было, что они не решаются или не имеют полномочий от своего руководства прямо отказаться на суде от материальных претензий к подсудимым, однако и подтверждать описание и квалификацию этого ущерба из обвинительного акта они явно не желали.

Вконец уставший от таковой неопределённости подсудимый Еримбетовв какой-то момент потребовал от представителя «Казавиалесоохраны» явно и ясно ответить на вопрос:

- Поддерживаете ли вы обвинения в мой адрес, изложенные в обвинительном акте по части вашей компании? Здесь есть только два варианта ответа: «да» или «нет», – заострил свой вопрос Еримбетов.

- Очень жаль, что существует только два варианта, – посетовал «потерпевший», при этом так и не ответив на поставленный ему вопрос по существу.

По ходу допроса он проявил полное незнание по сути задаваемых ему вопросов о характере тех злоупотреблений, хищений, обмана и прочего мошенничества, в которых обвиняются подсудимые в отношении представляемой им компании.

В связи с этим адвокат Игорь Лифшиц заявил ходатайство об исключении из обвинительного акта выводов аудиторской проверки и экспертизы по двум эпизодам – с компанией «Казавиалесоохрана» и с акиматом Жамбылской области. Однако судья пока не рассматривает это ходатайство.

Тем временем следующий потерпевший, представляющий Академию гражданской авиации, на вопрос подсудимого о поддержке или не поддержке им обвинений в части представляемой им организации заявил, что по его мнению отвечать на этот вопрос должны следствие и прокуратура. Участвовавший в заседании прокурор Тимур Шамои воздержался от комментариев по этому поводу.

* * *

Следующее судебное заседание состоится уже в августе – первого числа нового месяца.

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: