КАЗАХСТАНСКОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СОБЛЮДЕНИЮ ЗАКОННОСТИ

Ночь в «вытрезвителе» едва не стоила парню жизни. Бывшего военного полицейские «отделали» прямо в своем автомобиле. Участковые изощренно издевались над молодой матерью. В колонии заключенного убили в «воспитательных» целях. Но все чаще, виновных, хоть далеко не всех и не по всей строгости закона, стали привлекать к ответственности.


В течение месяца в разных регионах страны сотрудники разных ведомств либо уже осуждены, либо находятся «в пути». Очередными «посадками» вряд ли кого у нас можно удивить, разве что у всех этих процессов один знаменатель – судят за избиение или истязания граждан тех, кто ответственен за их безопасность и здоровье. Для Казахстана привлечение к ответственности за насилие людей в форме тоже перестает быть экзотикой, но речь идет о количестве дел, возможно, связанных с пробуждением прокуратуры ото сна.

Когда медицина калечит

30 сентября 2016 г. неожиданно для потерпевшего, его родственников и уж, явно, для обвиняемых по три года (в одном случае условных и в другом реальных) на «медбрата» за «умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью» получили два работника Наркологического диспансера г.Талгар (Алматинская область). 21 апреля в этом учреждении оказался Александр Суров.

Как рассказывает его сестра Оксана, Александр сидел вместе с другом в своем автомобиле на стоянке возле дома. Не исключено, что-то распивали… Мимо проезжал автомобиль дорожно-патрульной службы, остановился. Отогнав машину, продолжает рассказ Оксана, стражи порядка предприняли попытку типичной «полицейской разводки» на деньги, для чего навестили его мать. Денег не было. На «нет» Александра схватили и доставили в наркологический диспансер, играющий роль уходящего в прошлое «вытрезвителя». Но трезветь (если какой-то хмель и пребывал) Александру пришлось не от процедур, а от боли. Без какого-то освидетельствования парня посадили в «клетку», когда же он попросил выпустить его в туалет «три сотрудника скрутили его, потащили в пустую палату, привязали к кровати и начали жестоко и зверски избивать, потом один из сотрудников сделал ему укол, потом снова избивали, а когда он кричал о помощи и ему снова сделали укол и продолжали избивать, он отключился» (указывается в жалобе на действия медиков).

Как только он пришел в себя под утро – снова под руки – и выкинули за ворота медучреждения под пристальным наблюдением, как рассказал потом Александр, главврача Жайыка Сатыбалдиева и его зама.

Пока Александра приводили «в чувство» медбратья, его мама, найдя требуемую сумму, приехала в отделение полиции, нашла тех ДПС-ников, но те развели руками – Александра у них уже нет. Вместе с женщиной полицейские поехали в диспансер, но там уверили: парень протрезвел и ушел домой.

Обнаружили Александра полицейские сами возле ворот диспансера, где его оставили медработники всего в крови. Погрузив пострадавшего в свой автомобиль, стражи порядка доставили его к родителям (как уверяют родственники, получив при этом оговоренную сумму), попросили никому не рассказывать о происшедшем, тем более что «это не они его били», и отбыли по своим делам. Родные Александра вызвали «скорую», парень оказался в реанимации.

По словам Александра, в той же палате лежал еще совсем пацан, и тоже после получения травм в наркологии в ту же ночь. Но, будучи сиротой, куда-либо жаловаться побоялся.

Понимая очевидную бесперспективность обращения в Талгарское УВД, заявления родственников Александра ушли в районную прокуратуру и Управление собственной безопасности областного ДВД. Характер побоев, полученных в результате процесса «отрезвления» (перелом двух ребер, перелом челюсти, сотрясение мозга, повреждение легких) все же заставил с помощью прокуратуры через «не хочу» возбудить дело. В то же время следствие вывело из-под удара ДПС-ников, отделавшихся стандартным «в действиях сотрудников полиции отсутствуют признаки уголовного правонарушения». Но, действительно, на фоне изуверов в халатах, полицейские уже не выглядят какими-то отщепенцами, наоборот, благородно доставили умирающего домой.

Во время первых же допросов двое санитаров – Адетов и Абдыбеков – начали давать показания на главврача Сатыбалдиева, якобы по его указке проводилась экзекуция. Однако ему даже не пришлось сильно налегать на успокоительные – он так и остался в разряде свидетелей, как и те самые полицейские. Опять же по «счастливой случайности», беспристрастный свидетель – видеокамера - оказалась со стертыми записями наблюдения в ту ночь.

Тем не менее, попытки вообще увести своих подчиненных от ответственности, как пишет Оксана Сурова в заявлении в Казахстанское международное бюро по правам человека, предпринимались: «Сатыбалдиев посылает к нам каких-то людей, которые то предлагают деньги, то запугивает. Я с ребенком и моя мама боимся выйти из дома вечером и днем».

И еще она говорит, что в их маленьком городке есть и другие, кто пострадал от преступного симбиоза полицейских и «наркологов», но только боятся, и как у всех – у них тоже нет веры в закон.

Хотя официально закон восторжествовал, один мучитель окажется в колонии, но речь о пытках в данном деле не шла (дескать, санитары не ставили перед собой какой-то конкретной цели). И все понимают, что основные детали прогнившей системы остаются на своих местах, а санитаров заменят на новых. Такими тоже принято жертвовать.

Не на того нарвались

Но если Талгар, подобно другим небольшим городам характерен полуфеодальными отношениями, то, казалось бы, в Алматы с его медиа, общественными организациями и всем остальным, правды добиться легче. Возможно, но далеко не всегда, и стоить это будет времени и нервов.

Два года добивался Виктор Глухов наказания для своих обидчиков – полицейских (на то время еще просто дорожной полиции) Байдешева и Сапарова.

В июле 2014-го Виктор, военный в отставке, проходил лечение, из-за чего на руках оставались следы инъекций. Остановивших его дорожных полицейских сразу же заинтересовали пятна на руках:

- Они назвали меня наркоманом и стали избивать, вывернули мне руки, повредили сустав, разбили лицо, порвали рубашку. Я получил травму головы. Я с трудом смог им объяснить, что прохожу лечение. Хорошо, что у меня с собой были в машине все медицинские справки, - рассказывал Виктор Глухов уже возле суда, где походил процесс.

Надо отдать должное упорству бывшего военного, который в одиночку пробил бронь системы. И то только после взятого над делом контроля прокуратуры, поскольку все заявления имели обыкновение теряться то в ДВД, то в антикоррупционном комитете. Затем дело дважды возбуждали и закрывали, в то же время полицейские перешли в контратаку и написали заявление на самого Глухова, обвинив того в вымогательстве (нагло залез к ним в «Газель», нанес себе травмы, подпрыгнул так, что получил сотрясения мозга, и уже потом начал требовать с полицейских деньги). После того, как вмешалась городская прокуратура, дело вышло на финишную прямую.

19 сентября капитан полиции Талант Байдашев был осужден на 5 лет лишения свободы. Правда, по статье «Превышение служебных полномочий». В отношении его подельника уголовное дело выделено в отдельное производство по статье «Бездействие по службе» и, возможно, еще вменят дачу ложных показаний.

Тем не менее, Виктор Глухов удовлетворен, несмотря на почти что два года, которые можно было бы потратить на что-то другое.

География процессов расширяется, но счастливого конца еще не видно

12 октября за избиение заключенного Степногорской колонии, приведшее к летальному исходу, городской суд осудил четырех сотрудников колонии за «злоупотребление должностными полномочиями», приговорив от 2 до 4 лет условно. Непосредственных участников избиения – трех заключенных-«активистов», занимавшихся этим под присмотром офицеров, осудили на срок от 14 до 15 лет.

Вот-вот вынесут приговор трем актюбинским полицейским. Медет Куспанов обвинил в пытках трех сотрудников криминальной полиции Хромтауского района Актобе – Сырыма Кадыржанова, Батырбека Бахрадинова, и Болатбека Курманбая. Причем все трое принимали участие в задержании радикалов после июньской выходки в Актобе. Удивительней всего, что обвинение основывается на показаниях Медета, и прокурор запросил по пять лет лишения свободы каждому.

Параллельно, 16-го сентября в Карабалыкском районе (Костанайской области) в районном суде начались слушания по обвинению в применении пыток со стороны двух участковых - Армана Тулегенова и Нурлана Сарсембаева. Всего-то требовалось признаться в мелкой краже из магазина, принадлежащего супруге поселкового акима. Возможно, суровость следствия и Фемиды объясняется тем, что полицейские требовали взять на себя кражу трех бутылок водки, прищепок и заколок от Любови Дорошенко – молодой мамы. Ее истязали и пинали с таким усердием, что та теряла волосы, лопнула барабанная перепонка, из руки вылезла спица (последствия ранней травмы) и исчезло грудное молоко. Вначале полицейские все это пытались «повесить» на лошадь – не вышло, затем – на «соседа дядю Пашу», почти что получилось, но помешала сама Любовь.

Сейчас оба преступника ждут решения своей участи и явно обижаются на свою жертву: ведь они заплатили ей в качестве компенсации «материального ущерба» аж сто тысяч тенге.

Так что действительно сажают. Пока мелочь. Пока в основном за превышение полномочий или за что-то еще, не связанное с пытками.

Но не сажают еще больше. И множество страшных историй не могут порадовать обнадеживающим концом. Ничем еще не закончилось дело 26-летнего Олжаса Турысбекова из села Бакалы (Саркандский район Алматинской области), избитого полицейскими в отделении и выброшенного умирать за территорию РУВД. Крепкий парень, фермер, стал инвалидом.

Сходил в магазин «за смертью» 6 февраля этого года Ринат Малыбеков, строитель-арматурщик, живущий в пригородном поселке близ Алматы. Выйдя из дома, его «стопанули» полицейские и доставили в Алатауское РУВД, а после этого он оказался на больничной койке, где и был найден родственниками в критическом состоянии. Перед смертью Ринат успел рассказать, что с ему пришлось пережить в отделении полиции. Однако орган следствия принял за правильную версию своих коллег: да, он у них был, но его отпустили в целости и сохранности. Но, оказавшись на свободе, мужчина где-то нарвался на неприятности и в избитом виде вновь едва дошел до знакомого отделения полиции. Полицейские же – люди чувствительные к чужой беде – доставили в больницу.

Только за один год десятки убитых, покалеченных, поломанных душевно. Не исключено, что подобное перманентное состояние может «достать» даже генерального прокурора.

Жакип Асанов, назначенный генпрокурором в апреле этого года, в начале осени сообщил, что «Конституция защищает от пыток, но отсутствие ясных правил и не совсем корректные цели уголовно-процессуального кодекса де-факто ослабляют эту важную конституционную гарантию», пообещав, что к концу года его ведомство представит концепцию законопроекта о противодействии пыткам.

Роза Акылбекова, координатор Коалиции НПО Казахстана против пыток не исключает фактора влияния одного человека на череду судебных процессов:

- Я связываю это с приходом нового генерального прокурора, с его правильной политикой, особенно в отношении борьбы с пытками в Казахстане. Мы длительное время наблюдатели за его деятельностью, и в 2013 году, когда был создан Национальный превентивный механизм (против пыток – А.Г.), в здании Генеральной прокуратуры прошла онлайн-конференция со всеми созданными Национальными превентивными механизмами на местах и самое главное - со всеми ведомствами, которые попали под мандат НПМ, и это мероприятие вел господин Асанов, будучи заместителем Генерального прокурора. Более того, когда мы встречались с ним, я как координатор, поднимала вопрос о плохой практике в некоторых регионах, особенно говорила о Павлодарской области, и тогда он предложил ряд действенных мер, как можно совместно бороться. И сейчас мы наблюдаем картину, как создается в Казахстане концепция борьбы именно с предотвращением пыток.

Для нормального общества применение пыток – само по себе неприемлемая дикость, и по этой логике вполне достаточно иметь соответствующую статью в Уголовном кодексе. Но там, где пытки стали нормой жизни силовиков, одной статьи в УК, похоже, недостаточно. И воли одного человека тоже.

ИСТОЧНИК:
Газета «Трибуна: Саяси-Калам»

Присоединяйтесь к обсуждению публикации на Facebook: