КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности
  • Главная
  • >
  • Оппонентка «Нур Отана» из камеры СИЗО взывает к справедливости

Оппонентка «Нур Отана» из камеры СИЗО взывает к справедливости

30.09.2020

29 сентября в городском суде Алматы началось рассмотрение апелляционной жалобы гражданской активистки Санавар Закировой, приговорённой 15 июля этого года Медеуским районным судом к одному году лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Закирова была признана виновной в «умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести из хулиганских побуждений» гражданке Шакировой – дочери функционера партии «Нур Отан». По версии обвинения и суда данное преступление было совершено в ходе возникшей между двумя женщинами ссоры на почве исполнения Закировой судебного решения о выплате ею денежной компенсации Шакировой-старшей.

Находившаяся во время полицейского следствия и судебного процесса под подпиской о невыезде Закирова после оглашения приговора была арестована на дому (обычно такое происходит в зале суда, но в данном случае ввиду пандемийного карантина суд проходил в онлайн-режиме) и водворена в следственный изолятор, где пребывает уже два с половиной месяца. В тюремной камере у Закировой произошёл конфликт с несколькими сокамерницами, которые избили (или пытались избить) политзаключённую, за что тюремная администрация наказала водворением в карцер не их, а Закирову, которая держит голодовку с первого дня пребывания в карцере и по сей день.

Вот на каком фоне началось рассмотрение апелляции Санавар Закировой, защиту которой осуществляют адвокат Жанара Балгабаева и общественный защитник Малика Закирова – дочь осуждённой активистки.

Вкратце предыстория приговора

В 2019 году Санавар Закирова объявила о желании создать оппозиционную политическую партию, но власти оказали давление на неё и её единомышленников Альнура Ильяшева и Марата Турымбетова, сорвав тем самым попытку создания новой партии. Активисты сочли, что это было сделано в интересах партии «Нур Отан», не желающей терпеть какой-либо конкуренции. Об этом они написали в своих постах на ФБ, обвиняя в них партию власти не только в этом, но и во многих других грехах. В ответ на это четверо функционеров «Нур Отана» подали судебный иск к трём гражданским активистам, потребовав взыскать с них денежную компенсацию за «унижение чести и достоинства».

Жетысуский районный суд удовлетворил иски и взыскал с Закировой, Турымбетова и Ильяшева в общей сложности шесть миллионов тенге в пользу членов «Нур Отана». Активисты заявили, что таких средств у них нет, а Закирова несколько дней спустя вышла к Центральной мечети Алматы для сбора подаяния, чтобы погасить сумму иска. За это её задержали полицейские, а административный суд оштрафовал за «приставание к гражданам в общественном месте». О том, чтобы аналогичным наказаниям подвергались профессиональные нищие, просящие подаяние во дворах мечетей или церквей, нам как-то не доводилось когда-либо слышать.

В конце концов Санавар Закировой удалось собрать требуемую сумму, и в Международный женский день 8 марта она пришла на дом к Шакировой и принесла ей исковую сумму. Но истицы не оказалось дома и вместо неё к ответчице вышла её дочь и отказалась принять деньги. На этой почве между двумя женщинами возник конфликт, в ходе которого Закирова, если верить материалам следствия и приговору суда, обругала Шакирову-младшую нецензурной бранью и ударила её по голове. Сама Закирова категорически отрицает факт каких-либо противоправных действий со своей стороны и утверждает, что это потерпевшая её ударила. По этому факту она подала встречное заявление на Шакирову, однако оно до сих пор не рассмотрено ни полицией, ни тем более судом.

В завершение этой главки напомним о том, что параллельно делу Закировой развивалось дело одного из двух её соответчиков по «нуротановскому» иску Альнура Ильяшева. На основе вынесенного по тому иску решения было возбуждено уголовное дело против Ильяшева по статье 274 за «распространение ложных сведений», в котором члены партии власти выступали уже не как истцы, а как потерпевшие.

По этому делу Альнур был в апреле этого года арестован и после двух месяцев в СИЗО осуждён Медеуским районным судом к тёрм годам ограничения свободы и к 100 часам принудительного труда. Казахстанское законодательство не знает такой меры наказания – в нём есть лишь общественные работы, но тем не менее суды уже не раз назначали гражданским активистам именно принудительный труд в довесок к ограничению свободы. В виде ещё одного наказания Ильяшеву официально запрещено «заниматься публичной деятельностью, создавать политические партии и состоять в них» в течение пяти лет.

Отметим, что довольно-таки разные по фабуле обвинения дела Ильяшева и Закировой не только рассматривались в одном и том же Медеуском райсуде, но и обвинительные приговоры по ним вынесла одна и та же судья Залина Махарадзе. Оба вынесенных ею приговора были оспорены осуждёнными и их адвокатами. Апелляционную жалобу Ильяшева городской суд Алматы рассмотрел 15 сентября и оставил без удовлетворения, а вынесенный ему приговор без изменения. Спустя две недели наступила очередь апелляционной жалобы Закировой.

Судопроизводство в период карантина

Вот вкратце география такового судопроизводства: судья апелляционной коллегии и секретарь судебного заседания находились в здании горсуда – затрудняюсь сказать, в пустом ли судебном зале или просто в служебном кабинете судьи, прокурор – в своём кабинете в здании прокуратуры, адвокат Жанара Балгабаева – у себя дома, податель апелляции Санавар Закирова – в СИЗО, а её дочь Малика, выступающая в качестве представителя своей матери – за столиком летней площадки кафе через улицу от здания горсуда.

При этом судья со своим секретарём, прокурор и оба защитника находились перед экранами компьютеров, настроенных на режим видеоконференции, а вот осуждённой такую возможность не предоставили, хотя в принципе казахстанские следственные изоляторы давно оснащены специальными кабинетами и компьютерами для онлайн-участия заключённых в такого рода судебных процессах.

Мы же вместе с коллегой-правозащитником Галымом Агелеуовым из общественного фонда «Либерти», гражданской активисткой Данаей Калиевой и ещё несколькими активистами наблюдали за процессом на экране ноутбука Малики плюс из смартфона одной из активисток. Выступление и реплики Малики Закировой мы слышали вживую, а выступления адвоката и прокурора, а также голос судьи, открывающей судебное заседание, задающей вопросы участникам и отвечающей на ходатайства защитников, доносились до нас сугубо виртуально. Впрочем, за полгода пандемийного карантина и перехода судов на онлайн-режим судопроизводства это уже никого не удивляет.

В ходе процесса защита представила ряд ходатайств, главное из которых содержало в себе требование отменить приговор Медеуского райсуда за отсутствием в действиях Закировой состава преступления и освободить её из-под стражи. Менее радикальным было требование назначить новое рассмотрение дела по существу с изменением меры пресечения на подписку о невыезде, чтобы при новом рассмотрении дела подсудимая находилась бы не в тюрьме, а дома.

Ещё несколько ходатайств указывали на допущенные судом первой инстанции нарушения вроде отказа вызвать свидетелей защиты и в целом на обвинительный уклон по отношению к Закировой именно как к политическому оппоненту партии власти. Позиция же представителя обвинения была, как это всегда бывает на таких процессах, однозначной: прокурор считает необходимым оставить приговор суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.  

Все ходатайства защиты не были ни удовлетворены, ни отклонены. Для вынесения по ним процессуального решения судья взяла тайм-аут продолжительностью в двое суток, объявив перерыв до 1 октября. Мы же продолжим наблюдать за этим процессом, как только он возобновится после данного перерыва.


Смотрите также