Нашла коса на камень

02.01.2020

Кто «мотал срок» на «зоне», знает, что жаловаться на своих тюремщиков – самое гиблое дело. На «зоне» заключенный полностью зависит от них и потому таким там создают невыносимые условия отсидки – это по минимуму. По максимуму – можно подвергнуться серьезному испытанию в виде прямого насилия и пыток. Причем, пыткам жестоким и изощренным, выдержать которые не в состоянии ни один человек. Естественно, что в этой ситуации любой подпишет все, что ему скажут. Что собственно и происходит в большинстве случаев, когда доведенные до отчаяния заключенные пытаются жаловаться на неправомерные действия сотрудников пенитенциарной системы.

Случаев, когда жалоба получает ход и кого-то по ней могут наказать или сделать вид, что наказали не так уж много. Обо всех этих случаях правозащитники сообщают в СМИ, публикуют в своих отчетах. А вот то, что остается за кадром в силу того, что жалобщики отказались от своих претензий к сотрудникам лагерей, никто не учитывает. Это та самая подводная часть айсберга – ситуация с жалобами в местах лишения свободы. Нет точной статистки «отказников», но, думаю, что соотношение вполне сопоставимо с соотношением надводной и подводной части айсберга. То есть в большинстве случаев заключенных принуждают отказаться от своих жалоб.

Как правило, люди попытавшиеся жаловаться и столкнувшиеся с местью за это уже больше подобного не повторяют. Нужно быть очень принципиальным и бесстрашным человеком, чтобы пойти на такой риск.

Об одном из таких примеров мы недавно рассказали на сайте Бюро.

В 2018 году осужденный (имя его пока не будем называть), отбывающий наказание в ОВ 156/15 города Семей, пожаловался на пытки со стороны сотрудников исправительного учреждения в Восточно-Казахстанский филиал Бюро по правам человека. Было начато досудебное расследование. Однако следователь Абзулдинов, занимавшийся расследованием, не нашел состава преступления в действиях сотрудников и расследование было приостановлено.

Адвокат заключенного обжаловал это постановление, и прокуратура вынуждена была направить дело на дополнительное расследование. Причем, с указанием об обязательном участии в следственных действиях самого жалобщика. Для этого заключенного специально этапировали обратно в Семей – в колонию, где его пытали раньше и откуда он до этого был вывезен в Жезказган.

По прибытию в колонию «расследованием» по его жалобе занялись те же люди, на которых он жаловался. По словам заключенного, его завели в отдельную комнату и в течение двух часов топили, периодически засовывая головой в таз с водой пока не добились от него согласия забрать свою жалобу.

Что уже на другой день позволило старшему следователю УСБ ДП ВКО майору Абзулдинову во второй раз вынести постановление о прекращении данного уголовного дела за отсутствием состава преступления.

Обычно на этом жалобщики в местах заключения перестают пытать судьбу. Большинство уже не пытается обратить внимание, понимая, что это бесполезно и чревато большими проблемами для них. Но на этот раз, что называется «нашла коса на камень» – заключенный, дождавшись, когда его вывезут из лагеря ОВ 156/15 , находясь в СИЗО Караганды, подал новую жалобу на имя Генерального прокурора, рассказав как его вынудили отказаться от первой жалобы.

И сейчас в третий раз проводится досудебное расследование, за которым с интересом наблюдают сотрудники Бюро по правам человека.

Лично мне интересно, повезут ли героя нашего повествования в очередной раз в Семей для «дополнительного расследования» и если повезут, то кто на этот раз будет это делать: те же, кто его «расследовал» с пристрастием в прошлый раз или, учитывая, что дело получило огласку, этим займутся их коллеги и друзья по работе?

И еще! В этой ситуации есть один принципиальный момент. Понятное дело, что заключенный не может предоставить доказательств пыток, потому что свидетелей нет, и следов пыток тоже нет. Получается, его слово против слова людей в погонах. Кому верить?

Во всем мире в подобных случаях руководствуются международными стандартами, согласно которым «отзыв ранее сделанных заявлений, обращений и жалоб о пытках … со стороны потерпевшего, находящегося в зависимом положении от персонала учреждения уголовно-исполнительной системы, не может рассматриваться как добровольный, свободный и данный без запугиваний и принуждения».

К сожалению, наши следователи, расследующие такого рода дела, этим не руководствуются, несмотря на то, что Казахстан ратифицировал соответствующие международные конвенции. В этой связи единственный способ определить, кто в этом конфликте прав – это поставить стороны в равные условия. Может, для этого нужен еще один тазик с водой, через который пропустить тех, кто утверждает, что пыток не было. Было бы интересно, на какой минуте они откажутся от своих прежних показаний.


Добавить комментарий

Нашла коса на камень

16.11.2016

Жительница райцентра Мамлютка Светлана Демина – законный представитель своего сына – 29-летнего Владимира Курбанова. Недавно он предъявлял иск ДВД СКО, РОВД и Минфину о возмещении материального ущерба (30 тысяч тенге) и морального вреда (500 тысяч тенге).

Причиной, как указал истец, было незаконное привлечение к уголовной ответственности в декабре 2014 года, когда в отношении него возбудили дело о краже.

Примерно через три недели оно было прекращено за отсутствием состава преступления. Но молодого человека вызывали на допросы, проводили следственные действия, что вынудило его не только потратиться на адвоката, но и «породило чувство подавленности, сильного волнения и тревоги». Весь сыр-бор разгорелся после обращения в полицию хозяина дома, где Владимир со своей подругой снимал комнату – Асылбека Курмангужинова.

Тот заявил на жильца в полицию, обвинив в похищении топоров, кувалды, тележки, железных труб, фляг и прочего добра. Правда, потом вдруг вспомнил, что кое-что из этого списка выбросил, что-то сам просил продать квартиранта, что-то нашел у себя дома. А на процессе по иску Курбанова он вообще сделал сенсационное заявление.

– Я подписал тогда это заявление о краже под давлением сотрудников РОВД, – сказал в суде Курмангужинов. – Меня четвертого декабря забрали с работы в полицию и сказали: расписывайся вот на этих листах. Я хотел прочитать, что там написано, а они усмехнулись, мол, что умный такой, что ли?! Прочитать ничего не дали, говорили со мной жестко и грубо…Мол, будешь умничать, вывезем в лес, дрын в задний проход вставим, сфотографируем и всем покажем. Я испугался… А уже позже говорили, что есть такая камера специальная, из которой «Машкой» можно выйти. Я официально никуда не жаловался, потому что мне же там дальше жить. Хотя устно просил, чтобы от меня отвязались…

Сам Курбанов прямо указал суду причины стараний полицейских: «Данное уголовное дело о краже было сфабриковано, поскольку ранее я обратился с заявлением по факту пыток сотрудниками ОВД Мамлютского района». Однако Петропавловский суд №2 все это во внимание не принял, не найдя правовых оснований для удовлетворения иска. А на днях областной суд СКО оставил решение об отказе без изменений.

Эта долгая и запутанная история началась еще 23 ноября 2014 года, когда около 16 часов в дом Курмангужинова явился местный участковый Жанат Турсунов. Он вызвал для разговора Курбанова, а затем и его подругу Викторию Весну.

– Мы даже толком одеться не успели, я легкую куртку накинул, – рассказал Курбанов. – Нас посадили в «Ниву» и повезли в райотдел, где сказали, что в селе Новомихайловка в ночь на 23 ноября ограбили магазин, украли палку колбасы, сыр, выручку и карточки Билайн, Актив. Дело в том, что как раз в эти дни – 21, 22 и 23 ноября мы были в этом селе, гостили у родителей друга, но никакой кражи я не совершал. Я все подробно рассказал полицейским, но нас с Викторией из РОВД повезли в Новомихайловку, а это в 45 км от Мамлютки. Там сличили подошвы моих ботинок со следами, оставленные вором в магазине. А затем доставили в опорный пункт, где и началось форменное издевательство.

«В кабинете было несколько сотрудников полиции, точное число которых я не помню», – написал Курбанов в объяснительной от 26 ноября 2014 года на имя начальника ОВД Мамлютского района П.Мартынюка.

«Они требовали, чтобы я признался в краже. Стали наносить удары руками и ногами, в том числе по голове, запугивать меня словами, что, если я их обманываю, то они посадят меня на горлышко бутылки, заламывали мне руки. После допроса и снятия отпечатков пальцев велели догола раздеться».

Из рассказа парня следует, что эту картину увидела Виктория, когда дверь в кабинет открылась. А участковый с усмешкой сказал ей: «Эй, Африка, готовься, сейчас и ты будешь раздеваться».

Владимир возмутился, мол, не имеете права, что полицейских, якобы, только рассмешило. Впрочем, девушку в итоге никто досматривать и не стал.

Вечером их отвезли обратно в Мамлютку, высадив у здания РОВД, откуда они бегом бежали до дома, поскольку оба были без шапок и очень замерзли.

А вскоре Владимир почувствовал дурноту, сильные боли в области сердца и головы, тремор конечностей.

Прибывшая на машине скорой помощи фельдшер увезла Курбанова ЦРБ, где ему под вопросом диагностировали сотрясение головного мозга и закрытую черепно-мозговую травму. Однако молодой человек от госпитализации отказался, решив лечиться дома. А спустя время, у него под глазом стал проявляться большой синяк.

– Вскоре полицейские подтвердили непричастность моего сына к краже в Новомихайловке, в чем я была уверена с самого начала, – сказала Светлана Демина. – Зачем ему было это делать? Он работал на сушилке, платили там нормально. Мы и сами, извините, не бедствуем, имеем магазин. Но что пережил Владимир за это время! Зачем же было так его унижать? Да и не только его, всю нашу семью. Первый опрос Владимира после его обращения в больницу делал какой-то стажер, который даже не представился. Так вот, он ляпнул, мол, ваш сынок обокрал магазин в Новомихайловке, а вы теперь здесь ворованным торгуете! Мой муж – сам бывший полицейский, работал в местном уголовном розыске, чуть не задохнулся от возмущения. Этот стажер сначала записывал показания моего сына, а потом порвал все листочки, велев обращаться к начальству. Что мы и сделали, наняв предварительно адвоката в Петропавловске, которая добилась направления на СМЭ.

Эксперты зафиксировали у Курбанова кровоподтек левого глаза размером 3,5 на 4 см, отметив, что нейрохирург областной больницы признаки закрытой черепно-мозговой травмы не обнаружил, но выставил диагноз «поверхностная травма головы, гипертензионный синдром».

Все это повлекло легкий вред здоровью по признаку кратковременности его расстройства. А психологи и психиатры пришли к выводу, что у «Курбанова развилось преходящее расстройство, которое может быть определено, как острая реакция на стресс».

Уголовное дело в отношении сотрудников Мамлютского РОВД (правда, без конкретных подозреваемых) было возбуждено сначала по статье 308 УК РК «Превышении власти или должностных полномочий», а затем переквалифицировано на статью 141-1 «Пытки». Его расследованием занимались сотрудники антикоррупционной службы СКО. За это время оно четыре раза закрывалось и возобновлялось, последнее постановление о прекращении за недоказанностью наличия состава преступления было вынесено в июле 2016 года.

Однако Светлана Демина с этим не смирилась, обратившись во все высокие инстанции. Сейчас, по ее словам, дело снова испрошено из архива и находится в областной прокуратуре.

– Полицейские сделали все возможное, чтобы выйти сухими из воды, прикрыть свое поведение, для чего, я считаю, и состряпали дело о краже у Курмангужинова, – считает Демина. – Примечательно, что заявление от него появилось на свет аккурат в тот день, когда было готово заключение СМЭ. Я убеждена: сделано это было, чтобы давить на моего сына. Да, мне прямо так в РОВД и говорили, мол, вы отстаете от наших сотрудников, а мы закрываем это дело о краже. Баш на баш! Но потом Курмангужинов отказался от своих претензий, а на суде по иску моего сына к полиции, как вы сами слышали, он вообще заявил, что его принудили написать заявление! Этому же должна быть дана какая-то оценка, или такое безобразие является нормой? ! Дело об этой липовой краже было шито белыми нитками. Свидетелями по нему проходили люди, среди которых – ранее судимые, причем, один – за кражу из моего магазина. Они же стали свидетелями и по делу о пытках! Много чего наговорили, в том числе – об обоюдных драках с моим сыном.

Владимир Курбанов утверждает, что это ложь, никаких таких драк не было. Однако именно на них списывают получение им телесного повреждения, что и стало одной из основных причин для прекращения дела о пытках.

– Но давайте, как следует, разберемся, – сказала Демина. – Из показаний свидетеля Темирбулатова следует, что между ним и моим сыном 16-17 ноября была жуткая драка. Получается, что он бил Володю головой об косяк, об колено, об обледеневшую землю, разбил ему нос, губу, якобы, даже из глаз кровь брызнула. Извините, но после такого жестокого избиения мой сын должен был быть весь в ссадинах, гематомах. Ну, какие-то следы обязательно должны были остаться! Однако никто их не видел, в том числе хирург ЦРБ, осматривавший Владимира вечером 23 ноября. В его показаниях так прямо и написано, что никаких видимых повреждений на теле Курбанов не было. То же самое указано в заключении СМЭ, что ничего кроме гематомы под глазом, которая, напомню, вылезла уже после обращения в больницу, нет! Почему никто не хочет замечать этой явной нестыковки? А их, поверьте, немало! Я все это подробно расписала в заявлении в прокуратуру, там около 30 пунктов набралось.

Женщина говорит, что пытки – это причинение не только физических, но нравственных, психических страданий. Конечно, полицейские категорически отвергли все обвинения. Светлана и сама отмечает, что все довольно неочевидно.

Об этом она написала 19 октября 2016 года в обращении на имя уполномоченного по правам человека в РК Аскара Шакирова, указав, что по этой причине настояла на проведении комплексной экспертизы в областном психоневрологическом диспансере.

Сотрудники Мамлютского РОВД от нее отказались, а вот Курбанов прошел. Его также обследовала независимый эксперт – психолог высшей категории, который не нашел в рассказе парня признаков преувеличения или симуляции.

Женщина уже побывала на приеме и у руководства антикоррупционной службы.

– Я не смирюсь и не остановлюсь, – сказала Демина. – Надеюсь, что к моим доводам прислушаются, следствие все-таки возобновят и проведут его беспристрастно и объективно.

ИСТОЧНИК:
Ratel.kz
http://ratel.kz/raw/nashla_kosa_na_kamen 


Добавить комментарий