КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

С иском для здоровья

11.11.2015

В четверг в Медеуском суде начнется рассмотрение шокирующего случая на производстве – бывший работник автомойки «Кураж» Данил Шалыгин судится с ее хозяйкой Галиной Сатыбалдиной. За потерянную руку парень требует компенсацию в размере 15 миллионов тенге. Согласно счетам на оплату, большая часть этой суммы – 10 606 800 тенге – должна пойти на протез и медуслуги в Республиканском протезно-ортопедическом центре. Однако хозяйка автомойки свою вину не признает и отказывается выплачивать деньги.

Мы встретились с Данилом на ознакомлении с его делом возле Медеуского суда. Рассказывая о своей беде, парень на улице даже попытался снять куртку, чтобы продемонстрировать свою беспомощность. Ему помогли мать и любимая девушка Наталья.

– Видите, я даже шнурки теперь завязать не могу, кастрюлю не могу снять с плиты, не говоря уже о том, чтобы самостоятельно помыться, – горько вздохнул Данил.

Проблему частично может решить тот самый дорогой протез, но на пособие в 18 тысяч тенге его не купишь. Именно столько сейчас получает парень после присвоения ему третьей группы инвалидности. А ведь еще недавно он приобрел собственную машину, мечтал получить права и обучиться профессии слесаря. Однако на новой работе, а теперь уже бывшей, все его мечты остались в прошлом.

– До «Куража» я работал на автомойке в аэропорту около полугода. 17 июня я пришел в «Кураж», хозяйка посмотрела, как одну машину помыл, другую. Дала добро. На второй день я уже работал сам. На третий около 12 ночи подъехала очередная машина. Я стал смывать пену с крыши кешером, но он дал такой сильный напор воды, что меня откинуло назад. Нога соскользнула с колеса, на котором стоял, и я упал на застекленную перегородку.

По словам Данила, сам кешер был перемотан изолентой, неисправен и не отключался просто нажатием кнопки в аварийной ситуации – чтобы остановить подачу воды, нужно было перекрывать кран. Это сейчас Данил имеет на руках документы из управления государственной инспекции труда и миграции Алматы за подписью заместителя руководителя управления А. Калдыбаева, где указаны нарушения Сатыбалдиной норм Трудового кодекса. Среди них и то, что с Шалыгиным не заключили трудовой договор, не провели инструктаж по безопасности и технике труда, не сообщили в местный орган по инспекции труда о получении производственной травмы. А тогда парень возмутился тем, что никто не оказал ему помощь. “Скорую” и полицию вызвала его напарница Светлана.

– Пока я лежал в реанимации четвертой городской больницы, полицейские совали мне под нос бумагу, чтобы я отказался от своих показаний, типа я не имею претензий – вместе с ними приехала и хозяйка автомойки. Но я не собирался ничего подписывать, да и не мог физически – болела рука. Сама операция длилась шесть часов, но потом, как показала экспертиза, пошло нагноение, и за сутки она почернела. 22 июня руку по плечо пришлось ампутировать.

Еще до операции мать Данила Ольга Шалыгина обратилась к Галине Сатыбалдиной: оплатите сыну медуслуги, нужно 50 тысяч долларов! Но хозяйка автомойки отказалась. Пока единственный сын отходил после ампутации, Ольга обратилась в УВД Турксибского района. Как мать, она требует не просто компенсации, а справедливости.

– Я была там на днях, автомойка работает в обычном режиме, стоят те же опасные стеклопакеты. На хозяйку наложили штраф 300 МРП, она его выплатила, и все. Кроме того, у нас есть претензии и к следствию. За все время, пока оно шло, сменилось три следователя, Сатыбалдина уже нашла шесть свидетелей. А ведь Данил был на месте происшествия только с напарницей!

Сама же директор автомойки Галина Сатыбалдина в разговоре по телефону свою вину отрицала полностью.

– Обещали ли вы устроить Данила Шалыгина официально?

– Я сказала ему принести удостоверение, чтобы оформить, но он так и не принес. То ли в магазине оно у него было заложено, то ли еще где. В тот день меня не было на работе, был администратор. Как мне потом рассказали, Данил весь день по телефону ругался со своей сожительницей. Свидетель, с чьей машины он упал, сказал, что Данил был выпившим. Я пришла уже потом. Понимаете, он неадекватный парень. Мойщица, которая стояла рядом с ним, сказала: ты куда полез, на колесо? А он ей ответил, что без нее знает, как надо мыть машины.

– В своем исковом заявлении Данил требует оплатить ему протез…

– 15 миллионов? У меня нет таких денег. Я сама в долгах как в шелках. Он не по моей вине остался без руки.

Между тем представитель Данила в суде, председатель ОО «Гражданская оборона» Андрей Ушаков сообщил: это еще не конечная сумма.

– Цена иска будет повышаться – это и медуслуги стационара, и утраченный заработок. За те три дня, которые Данил там отработал, ему ничего не выплатили!

ИСТОЧНИК:
Газета «Время»
www.time.kz/articles/risk/2015/11/10/s-iskom-dlja-zdorovja 


Добавить комментарий

Смотрите также