КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

На время ремонта в Центре социальной адаптации Костаная его подопечных поселили в гараж

09.09.2016

Остальное – деревянный туалет во дворе, распространяющий жуткое амбре, полчища мух, безруких и безногих инвалидов, с отсутствующим видом сидящих на колясках и колченогих стульях на самом солнцепеке – прикрыть было нечем. Потому условия, в которых сейчас живут подопечные костанайского Центра социальной адаптации, мы рассмотрели во всех шокирующих подробностях.

Началась эта история с визита одного из клиентов Центра социальной адаптации в Костанайский филиал Бюро по правам человека. Мужчина написал заявление в КМБПЧ, но, опасаясь гонений со стороны администрации, попросил журналистов не называть его имя в статье.

Визитер – назовем его Сергей – сообщил нам 2 новости: плохую и хорошую. Хорошая заключается в том, что в здании Центра социальной адаптации по ул. Мауленова наконец-то начался ремонт. Впервые с 1953 года. Еще в 2011 году мы писали о том неизгладимом впечатлении, которое бомжеприемник произвел на правозащитников и членов НПО. В здании даже не было пандусов, безногим инвалидам приходилось каждый раз «спешиваться» и заползать по ступеням.

А теперь плохая новость. Всех, кто не пожелал вернуться на улицу, в связи с ремонтом перевезли в отделение ночного пребывания по Герцена, 21/3. И вот тут-то, по словам Сергея, старый Центр социальной адаптации показался им раем.

– Всех инвалидов, которые не могут себя обслужить, разместили в гараже, – рассказал он. – Причем живут там и мужчины, и женщины. Днем они лежат на улице, на жаре, в зловонии. Моют их тут же и при всех – раздевают и обливают водой в ванне, рядом с туалетом. В туалет, кстати, попасть очень трудно. В здании он постоянно закрыт, сходить можно только на улицу. В гараже постоянные драки, охрана смотрит на все это сквозь пальцы. Я говорю им: «Там человека бадиком по голове бьют». А они мне: «А вы все ходите и стучите!». У нас там, как на зоне, честное слово.

В ночлежке мы побывали 5 сентября вместе с юристом костанайского филиала Бюро по правам человека Юлией Никифоровой. Встреча оказалась более чем прохладной.

– Что вам здесь нужно? – спросил директор Центра социальной адаптации Женис Киылманов. – Здесь нельзя фотографировать. Закройте ворота!

Далее следовала сцена, которую мы уже описывали, – торжественное закрытие ворот гаража и попытка охранника помешать работе фотокора «НГ». Мы объяснили цель визита и попросили директора прояснить ситуацию, но он был краток:

– Ремонт у нас. Мест не хватает. На улицу их, что ли, выгнать? В гараже никто не живет. Там только «ночники» спят. Все остальные – в здании. Больше ничего не скажу, к руководству моему обращайтесь.

Все это время за нами с любопытством наблюдали постояльцы, сгрудившиеся вокруг потрепанных временем столов и помойных ведер. На вопрос, кто живет в гараже, они отвечали под пристальными взглядами администрации:

– Никто. Там только ночуют.

Узнав, что среди нас представитель Бюро по правам человека, они оживились и стали рассказывать о своих проблемах.

– Я интернатовская, жилья нет, помощи нет, – рассказала Елена Лисовец. – Сейчас мне 25 лет. После интерната скиталась то тут, то там. Потом вот сюда попала. Мне бы куда-нибудь определиться. Да только везде меня футболят.

Юлия Никифорова попросила принести документы, чтобы составить заявление. За удостоверением девушки побежал один из мужчин – почему-то в гараж, «где никто не живет».

– Помогите документы сделать, – обратился с такой же просьбой Виктор Шарковский. – Я гражданин Украины, хочу вернуться домой. В 2000 году освободился в Харькове, потом сюда занесло. Вот уже 16 лет в ментовке не был, трудился. В Тургае работал на КХ, ногу отморозил. Я за троих пахал, как К-700, только сейчас вот нога на ремонте. Спасибо врачам, отходили меня, операцию сделали. Здесь уже 2 месяца нахожусь.

И таких «несуществующих» людей в бомжеприемнике – большинство. Юлия Никифорова спрашивала, почему им не помогают восстановить документы, ведь это одна из задач Центра социальной адаптации. В ответ безнадежно махали руками.

– Да ужасные тут условия! – вдруг не выдержал мужчина, назвавшийся Жаксылыком. – Помыться даже нельзя. Отношение – как к скоту. Кормят баландой. В 6 утра подъем, всех на улицу выгоняют. До отбоя в здание заходить нельзя. Инвалидов прямо на улице моют холодной водой. Живут они в гараже постоянно – и мужчины, и женщины. Все вместе. Были бы у меня документы, меня бы здесь давно уже не было.

– Вот и пусть катится, раз ему не нравится! – отреагировал кто-то из сотрудников, которые прибежали на шум.

По сравнению с гаражом и двором, примыкающим к туалету, в крошечном здании почти уютно. Правда, в комнатах двухъярусные кровати стоят впритык – так, что пройти к ним невозможно.

– Это временно, пока ремонт на Мауленова идет, – пояснил сотрудник центра.

На двери туалета висит график, где написано, что гигиеническая комната работает только с 14 до 17 часов.

– Мы графика не придерживаемся, – быстро сказала санитарка. – Когда хотят, тогда и ходят.

– А что, если кто-то в душе, то в туалет уже не попадешь? – спрашиваем.

– Ой, да они друг друга не стесняются. Заходят и все.

Уже на выходе к нам обратилась девушка в белом халате:

– Мы на своем горбу все тащим, а они только ходят и жалуются! Да у нас из 40 жильцов 30 – инвалиды. И они себя сами обслужить не могут. Здесь ночное отделение, мы и так им стараемся создать условия. Мы жильцам даже одежду приносим, а они только гадить умеют! Считают, что им государство обязано. У меня двое детей, почему им государство не помогает?

Свое имя сотрудница назвать отказалась, но санитарка шепнула, что это сестра-хозяйка.

Итог нашего визита подвела юрист КМБПЧ Юлия Никифорова:

– Гигиенические процедуры на улице, при всех, – это унижение человеческого достоинства. Также, согласно Правилам организации деятельности Центров социальной адаптации для лиц, не имеющих определенного места жительства, мужчины и женщины должны находиться в разных комнатах. Кроме того, в Центре адаптации должны оказывать содействие по документированию и трудоустройству. Судя по количеству обратившихся к нам сегодня, такая работа не проводится. Я даже не застала человека, который этим занимается.

Как сообщила «НГ» заместитель руководителя отдела занятости и социальных программ акимата Костаная Акбопе Манатова, других условий бомжам, увы, пока предоставить не могут.

– Думаю, в октябре начнем частично заселять людей в здание по ул. Мауленова, – добавила она. – Здание расходилось по швам и было в ужасном состоянии. Сейчас там делают капремонт, на который в рамках Дорожной карты было выделено 63 799 000 тенге. Работы включают в себя реставрацию фасада, жилых комнат и санузлов. В здании будут установлены пластиковые окна. Нужно только немного потерпеть.

Нужно. Вот только людей по-человечески жаль. Конечно, найдутся те, кто скажет, что гараж – все же лучше помоек и канализационных люков.

Но, во-первых, настоящие обитатели люков обходят бомжеприемник стороной – потому что надо с бутылкой расставаться и режим соблюдать. В Центр адаптации стекается иная категория – как правило, те, кто хотят получить документы и устроиться на работу. Или инвалиды, которых не берут в интернаты из-за отсутствия документов и больших очередей.

А, во-вторых, отмечает директор Костанайского филиала КМБПЧ Анастасия Миллер, Центр социальной адаптации – государственное учреждение. И если уж государство взяло на себя заботу о бездомных и выделяет на это бюджетные деньги, пусть делает это по утвержденным этим же государством стандартам.

ИСТОЧНИК:
«Наша газета»
www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=529&storyid=22733 


Добавить комментарий

Смотрите также