Нельзя выдавать Павлова, иначе он станет заложником Ак-орды

11.10.2013

 


Известный казахстанский правозащитник, президент Фонда развития парламентаризма Зауреш Баталова в кулуарах совещания по человеческому измерению БДИПЧ ОБСЕ в Варшаве дала оценку последним событиям в политической жизни Казахстана. Благо новостей в последнее время в политической жизни страны было немало: слухи о преемнике Назарбаева, угроза экстрадиции из Испании в Казахстан бывшего руководителя службы безопасности Аблязова Александра Павлова, уход из политики Булата Абилова…


 


«С темы преемника сняли табу»


 


– Зауреш Кабыпбековна, начнем с самого любопытного: что Вы думаете по поводу  преемника Назарбаева?


– В Казахстане наметился один прогрес-сивный момент – с темы преемника сняли табу. Об этом стали говорить все, не только в оппозиционных кругах, но и официально, в государственных органах. Но договариваться с этой властью о преемнике, по-моему, бесполезно. Власть, которая так долго управляет государством, которая погрязла в коррупционных скандалах, и самое главное, власть, вокруг которой сформировался определенный круг высокопоставленных лиц, который просто так расставаться с тем, что  нажито, не хочет, эта власть – заложник своего собственного окружения. Даже если сам президент хотел бы пойти на такой шаг, то окружение этого не допустит.


Я считаю, только в интересах этих людей поставить преемника, чтобы в дальнейшем на


него влиять, как они влияли на самого президента. И то, что сейчас в Акорде обсуждается вопрос преемника из числа родственников, а не передача власти демократическим путем, говорит как раз о том, что Казахстан нельзя назвать правовым государством.


 


– Однако на международной арене Казахстан позиционирует себя как стремящееся к демократии государство. Правда, одновременно в стране закрываются последние независимые СМИ…


– Что закрывают СМИ, это как раз понятно. Когда идут выборные процессы или нужно принимать важное для страны решение, как например назначение преемника, то нужно зачистить поле, не допустить утечки информации.


В последние годы, а я в оппозиции с 2001 года, мы наблюдаем, что страна откатывается все дальше и дальше от ценностей демократии. У власти за эти годы сформировался иммунитет, она о своей репутации нисколько не беспокоится, но зато обеспокоена, как бы не уронить имидж перед внешними партнерами.


Страна в течение долгого периода давила своих оппонентов, не терпела инакомыслия, в стране есть политические убийства, есть политические осужденные, в стране не в первый раз зачищается все информационное поле, и сейчас остался нулевой процент – почему бы с ним ни справиться? Это уже хроническое состояние нашей власти.


 


«Абилова не осуждаю»


 


– Уход из политики Булата Абилоеа не выпадает из общей тенденции зачистки поля политического и информационного?


– Булата как человека я очень уважаю. Каждый по-своему приходит в политику и уходит посвоему. Самое важное, чтобы он сохранил свои взгляды и убеждения. Гражданин, который приходит голосовать на выборы и заявляет открыто свое мнение обо всем, что происходит у нас в стране, не менее ценен, чем политические лидеры. Возглавлять же оппозицию, влиять на политику – это удел немногих. Некоторые отдают этому всю жизнь. Но если Булат решил поменять свою жизнь, что ж, это его право, я нисколько его не осуждаю. Другой дело, что я сожалею о том, что партия «Азат» с уходом Абилова.


 


– Есть мнение, что Абилова «убрали», чтобы им не воспользовались другие силы для раскачивания и без того дырявой лодки нашей власти. Как думаете?


– С чем связан уход Абилова, мне трудно сказать. Я не могу говорить, что его уход связан с зачисткой перед назначением преемника президента, и мне не хочется даже рассуждать на эту тему, потому что я исхожу из других принципов: он сделал выбор, и этот выбор мы должны уважать. Например, я закончила свою парламентскую деятельность и после этого просто не вижу себя вне политики. Моя оппозиционная деятельность из политической плоскости перешла в правозащитную и общественную, но оппозиционность сохранилась. Сейчас я оппонирую власти во всех сферах: в экономике, в политике. А Булат занимался более трудной работой – он возглавлял партию, а политические партии должны не просто оппонировать власти, они должны бороться за власть, конкурировать с властью. К сожалению, власть создала такие условия, что политическая конкурентоспособность у нас в стране не существует.


 


– На пленарном заседании БДИПЧ  ОБСЕ председатель Центризбиркома Казахстана заявил, что, когда убирали из избирательных бюллетеней графу «против всех», Вы были сенатором. Зачем он об этом вспомнил?


– По сути, с его стороны была попытка оправдать действия казахстанской власти в отношении выборного законодательства. Я говорила о том, что наши избирательные комиссии формируются таким образом, что там не обеспечено представительство всех партий, и о том, что наши политические партии слабо работают. Страна, где политические партии не могут должным образом развиваться, где отсутствует политический плюрализм, – это что, демократическая страна?!


Да, когда менялось выборное законодательство, я была сенатором. И я могу сказать с честью, что была единственным оппозиционным сенатором на тот момент. Но одного моего голоса было недостаточно, чтобы повлиять на принятое решение. В казахстанском парламенте нет плюрализма, а есть доминирующее мнение, которое формируется администрацией президента Казахстана.


 


«У нас уже есть один заложник»


 


– Давайте от прошлого вернемся к настоящему и поговорим на более актуальную тему. Каково Ваше мнение по ситуации с Александром Павловым?


  Понятно, что преследование Александра Павлова, бывших сотрудников «БТА Ипотека», Мухтара Джакишева и других люд ей связано с именем Мухтара Аблязова. Работа с ним для них оказалось роковой. И Павлова, и супругу Аблязова используют в. качестве инструмента влияния на него, и самое главное, через разные мелкие уголовные дела пытаются сделать из Аблязова преступника.


Я не знаю Павлова, но хочу сказать, что он оказался заложником ситуации. И считаю, что выдавать его казахстанским  ластям ни в коем случае не нужно, иначе при отсутствии в Казахстане правосудия он может быть незаконно осужден. Более того, он может быть подвергнут пыткам с целью, чтобы он дал информацию против Аблязова и свидетельствовал против него. Это очень сложная ситуация. И одного заложника мы уже знаем – это Мухтар Джакишев. Одного заложника уже больше чем достаточно…


 


– Как Вы считаете, выдаст Испания Павлова?


– Я не знаю, рискнет ли Испания своим имиджем, но есть горький пример Италии, которая депортировала же супругу Аблязова в Казахстан. К тому же международное сообщество иногда демонстрирует по отношению к Казахстану двойные стандарты. Зачастую экономические интересы превалируют над правами человека. Если бы Испания проявила твердость духа и приняла законное, правильное решение, не выдав Павлова, эта страна в моих глазах просто бы выросла. И я бы поверила, что международное сообщество все-таки привержено ценностям демократии и прав человека.


 


Беседовала Шарипа ИСКАКОВА


(газета «Assandi Times» от 11.10.013)


 


Добавить комментарий