КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Слепая, бездомная и… голодная

13.09.2013

Жительница Кокшетау Казна Махметова приехала в столицу за правдой. Вот уже восемь лет она, инвалид первой группы по зрению, пытается добиться, чтобы ей выделили жилье. В знак протеста незрячая женщина объявила 10-дневную голодовку возле центрального офиса НДП «Нур Отан» в Астане.


 


По словам Казны Махметовой, она стала жертвой мошенничества. Во всех своих бедах незрячая обвиняет родственницу мужа, некую Гульдарию Баймуканову. Насколько справедлив рассказ слепой женщины, утверждать мы не возьмемся  (предъявить какие-либо документы она по уважительной причине не могла).


 


Несколько лет назад, утверждает Махметова, Гульдария привезла им договор найма и уговорила ее и мужа-инвалида с детьми переехать в Кокшетау  в якобы свободную квартиру. Новое жилье оказалось обременено долгами за коммунальные услуги за 13 лет. Чтобы расплатиться с ними, сын Казны был вынужден взять кредит. Сейчас семья должна банку около миллиона.


 


Впоследствии, Махметова выяснила, что жилплощадь спорная и находится под арестом, что впрочем, как утверждает просительница, не помешало Баймукановой впоследствии получить на нее ордер и продать ее.


 


– При обмене ордера она взяла у мужа и сына расписку, что в течение трех месяцев они должны ей выдать 10 тысяч долларов, — рассказывает Махметова. — В противном случае она нас выгонит. Зимой 2007 года она нас выгнала.


 


Сейчас семья Казны (она сама, незрячий муж и четверо детей) ютится в 11-метровой комнате. За 8 лет  женщина куда только не обращалась. Увы, безрезультатно.


 


– Первый суд был, судья сказала мне: «Апай, вы не переживайте», — чуть не плача рассказывает Махметова. — А тем временем моя младшая дочь под диктовку секретарши писала заявление об отказе от иска. То есть судья нас обманула.


 


Позже, по словам Казны, у квартиры нашлись еще одни хозяева — детдомовцы братья Лимакины.


 


– Старший приехал ко мне, говорит, «Почему вы оплатили наши долги? Это моя квартира!», — рассказывает она. — Я объясняю: «Сынок, я ничего не знаю, меня саму обманули».  Это, оказывается, их квартира, это даже не моя квартира была.  А так мы все остались у разбитого корыта.


 


Несколько раз инвалиды обращались в местный филиал партии «Нур Отан». Эффекта не было никакого. В Генеральной прокуратуре им отказали в возбуждении уголовного дела против Баймукановой.


 


– Я ехала из Астаны домой, мне позвонили из городского акимата, — рассказывает Казна. — Говорят: «Ваш вопрос решен, вам дали двухкомнатную квартиру, приедете — оформите». Только надо, чтобы рядом был кто-то зрячий. Я приехала, пошла в акимат и узнала, что нам опять отказали.


 


Свою акцию протеста Казна развернула на Водно-Зеленом бульваре — уселась на лавочке и развернула плакаты. На большом желто-голубом было написано «Нур Отан уры отан», а на маленьком альбомного формата — вкратце изложена сложившаяся ситуация.  Впрочем, второй плакат мало кого заинтересовал. Зато за честь партии неожиданно вступилась «возмущенная общественность» в лице плотной дамы. Она долго читала незрячей женщине нотации о том, как надо жить, и только вмешательство журналистов заставило гражданку махнуть рукой и уйти.


 


Чуть позже к Махметовой подошла женщина, назвавшаяся представителем «Нур Отана».


 


– Я с общественной приемной центрального аппарата, — сказала она, когда ей предложили представиться  И я не для того пришла сюда, чтобы меня фотографировали!


 


Впрочем, пройти в приемную, чтобы ее там выслушали, Казна Махметова не смогла. Для этого ей был нужен специальный сопровождающий, которого в тот момент не оказалось рядом.


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


http://respublika-kaz.info/news/society/32596/


 


Добавить комментарий

Смотрите также