КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Семь полицейских «чудес» в деле пастора Кашкумбаева

06.08.2013

 


О судьбе бывшего пастора Кашкумбаева средства массовой информации уже сообщали. Мы приводим лишь некоторые факты из уголовного дела, возбужденного в отношении него, которые имеются в нашем распоряжении.


 


На сегодняшний день арест 66-летнего жителя города Астаны Бахтжана Каримовича Кашкумбаева продлен до 17 августа 2013 года судьей районного суда №2 Алматинского района г. Астаны Баяхметовым Н.Е. Пастору грозит до 7 лет лишения свободы. Он обвиняется по статье 103 ч. 1 УК РК, в числе в прочего в «оказании психологического воздействия на прихожан, в том числе и с применением дурманящих средств, с целью сбора пожертвований в пользу объединения».


 


Имеется заключение эксперта №111 от 27.09.2012, согласно которому «потерпевшая Альменова Л.К. страдает хроническим психическим расстройством в форме параноидальной шизофрении, эпизодический тип течения, с нарастающим дефектом. Неблагоприятная динамика имеющегося у Альменовой Л.К. психического расстройства непосредственно связана с посещением религиозного объединения «Астанинская благотворительная миссия «Благодать», первый приступ шизофрении был спровоцирован посещением сеансов богослужения этого религиозного объединения».


 


Согласно же заключению экспертизы №8 от 04.02.2013 г. «в действиях пастора религиозного объединения «Благодать» Кашкумбаева Б.К. используются методы и приемы психотерапевтического воздействия и психологического воздействия на прихожан, в том числе и на Альменову Л.К., в форме рациональной психотерапии, суггестии с элелементами НЛП и введения адептов в состояние измененного состояния».


 


Дальше начинается самое интересное.


 


Сама «потерпевшая» к обвиняемому претензий не имеет. В органы полиции, согласно постановлению старшего следователя ОРППЛ УР ДВД г. Астана Глазкова В.В., обратилась мать Альменовой Ляззат Кабдуглымовны Альменова Гульзада. «Потерпевшая» в своих заявлениях прокурору сообщает, что ее насильно, против ее воли поместили в психиатрическую больницу, где ей выставили диагноз о психиатрическом заболевании, якобы приобретенном от посещения служб церкви «Благодать». Также она требует прекратить уголовное дело в отношении Кашкумбаева, однако получает лишь отписки.


 


Находясь в следственном изоляторе, 18 июля Кашкумбаев направляет в адрес апелляционной коллегии суда г. Астаны, прокурора г. Астаны и начальника ДВД


столицы заявление, в котором сообщает о начатой им голодовке в знак протеста против помещения его в психиатрическую больницу и отказе выезжать из СИ-12. Пастор опасается, что его «специальными препаратами будут поить, чтобы сделать психически больным».


 


Кашкумбаев цитирует решение следователя Глазкова: «Установлено, что предварительное следствие окончить не представляется возможным, так как в отношении Кашкумбаева Б. необходимо проведение стационарной комплексной судебно-психиатрической экспертизы от 11.06.2013 г.» Кашкумбаев пишет, что его не ознакомили с данным заключением.


 


25 июня 2013 года пенсионер Кашкумбаев обратился с жалобой, в которой сообщает, что он, главный пастор, епископ Астанинской благотворительной миссии «Благодать» по состоянию здоровья и возрасту отошел от дел 14 октября 2012 года и является пенсионером, однако 17 мая 2013 года был задержан и затем арестован. За тем, что его поместили в следственный изолятор, «стоят работники спецслужб КНБ».


 


В своей жалобе он пишет, что якобы потерпевшую от его проповедей женщину он не знает, что если она ходила в церковь 4 года, она должна иметь сертификат христианского обряда водного крещения, подписанного самим Кашкумбаевым, а также выпускной лист верующего. В своей жалобе также он пишет: «Я осознаю, чтобы сделать из меня «растение» или овощ», не нужно столько времени… Проведите независимую психологическую экспертизу в отношении меня. Не дайте погубить меня как личность…»


 


20 июня сын Кашкумбаева Аскар Бахтжанович в своем заявлении Жоргенбаеву М.А. сообщает, что следователь не допустил адвоката Бейсекова Н.А. к делу и не удовлетворил ходатайство о признании его защитником своего отца.


В своем обращении к президенту Казахстана сын пастора обращает внимание, что Кашкумбаев был арестован в отсутствие адвоката, представлявшего его интересы на протяжении всего расследования. Также сообщается, что Кашкумбаеву запретили иметь в СИЗО Библию.


 


О своих опасениях пастор сообщает и своему адвокату Бейсекееву Н.А.:


«11.06.2013 г. один из психиатров (женщина) встала сзади меня в то время, когда я отвечал на вопросы, и манипулировала руками над моей головой, как я понимаю, пыталась оказать на меня гипнотическое воздействие».


 


Таким образом, на сегодняшний день мы имеем следующую информацию.


 


Первое. Спустя полгода после выхода на пенсию и оставления дел в церкви бывшего пастора задерживают.


 


Второе. Арестовывают в отсутствие его адвоката.


 


Третье. Адвоката к делу не допускают.


 


Четвертое. Ходатайства о признании защитником Кашкумбаева его сына игнорируют.


 


Пятое. Заявления «потерпевшей» в органы полиции нет.


 


Шестое. В ответ на заявления «потерпевшей» об отсутствии претензий к Кашкумбаеву и требовании прекратить уголовное дело в отношении бывшего пастора ее помещают в психиатрическую лечебницу.


 


И седьмое. Напоследок принимается решение направить в психиатрическую лечебницу и самого пастора.


 


Дело пастора Кашкумбаева, дело шымкентского деятеля Союза мусульман Казахстана Болата Амирова, дело усть-каменогорского атеиста Александра Харламова показывают, что Казахстан не имеет целенеправленной государственной религиозной политики. Более того, запрет читать намаз на работе толкает граждан на поиск справедливости в мусульманских суб- и контркультурах, которые с некоторых пор стали называть ваххабитскими (салафитскими) сектами.


 


Однозначно, что принятый в 2011 году Закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» является репрессивным и нарушает свободу совести. Тенденции, которые мы наблюдаем последние 2 года, демонстрируют, что со свободой выбора религии стране становится не совсем свободно. Вдобавок политика государства не добавляет ясности, что есть хорошо: быть атеистом, быть мусульманином или быть христианином? Вышеперечисленные примеры с преследованием активистов, массовые обвинения мусульман в экстремизме и самый свежий пример с попыткой депортации православного деятеля игумена Софрония демонстрируют, что гарантией неприкосновенности не обладают сегодня даже так называемые традиционные религии.


 


Казахстан стоит на перепутье: возвращаться к абсолютной свободе религий, когда свободно чувствуют себя сайентологи и прочие хаббардисты, либо выплескивать из корыта вместе с опасными сектами и миролюбивых верующих граждан?


 


Махамбет АБЖАН, журналист проекта «Защита правозащитников»


(Публикация на интернет-портале «Республика» от 6.08.2013
<
http://respublika-kaz.info/news/society/31875>)


 


Добавить комментарий

Смотрите также