КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

КНБ разворовывает не только имущество «Алги», но и память о Батырхане Даримбете

27.05.2013

 


Опечатанное здание партии «Алга» в Алматы вскрыто, в бесхозном дворе офиса замечена тележка из супермаркета, а со стены дома сорвана памятная табличка Батырхану Даримбету. Спрашивается, почему КНБ не отвечает за сохранность имущества, опечатанного его сотрудниками, которые отчего-то не проявляют для поиска расхитителей такой же прыти, как при обысках и изъятии имущества?


 


Вот что пишет по этому поводу в «Фейсбуке» один из бывших активистов партии: «Вчера проезжал мимо офиса и не удержался, остановился – заглянул во двор. Всё так запущено, двор давно не мели, но поразило другое: во дворе увидел супермаркетовскую тележку. Видимо, каэнбэшники стырили где-то тележку и на ней вывозили наши вещи, книги Владимира Козлова, куртку Алии Турусбековой и многое другое».


 


Чем помешала память?


 


По фотографии, появившейся в «Фейсбуке», можно заметить, что с лицевой стены здания исчезла памятная мемориальная доска Батырхану Даримбету, известному общественному деятелю, члену политсовета Народной партии «Алга», погибшему в 2005 году в автокатастрофе. Кому она могла помешать и зачем понадобилось ее срывать?


 


Национал-патриот Геройхан Кыстаубаев считает поступок спецслужб высшим проявлением неуважения к национальным традициям и явным нарушением закона.


 


– Батырхана Даримбета уважают и националисты, и оппозиция, он был всегда в их первых рядах, его, как личность, признала общественность. У нас испокон веков принято чтить память ушедших в мир иной людей. Почему те, кто срывал доску с портретом Батырхана, забыли про эту традицию? Чем она им могла помешать? Сотрудники силовых органов – в большинстве казахи. Где их казахский менталитет? Если мы не будем уважать память предков, людей которых уже нет в живых, мы будем постепенно исчезать как нация. Говорят же, что без прошлого нет будущего. Это уму непостижимо, как у них рука поднялась! – возмущается гражданский активист.


По его словам, это неправильно и с моральной точки зрения, и с законной. Но сегодня, когда вся государственная политика строится на отторжении всего национального, видимо, этот поступок – просто как один из показателей.


Им наплевать на моральную сторону, но ведь есть еще другая – законная. Насколько я знаю, должна быть обеспечена сохранность опечатанного имущества, сорвать печати без хозяина имущества – явное нарушение закона. Говорят, неприкосновенность частной собственности, где она? И это совершается людьми, которые в первую очередь должны соблюдать законность. Но они, напротив, демонстративно показывают, что можно нарушать, топтать закон и ничего им за это не будет, – заключил он.


 


«К нам никто не обращался!»


 


Журналист Назира Даримбет тоже возмущена пропажей мемориальной доски, посвященной Батырхану Даримбету. Она член семьи известного журналиста и общественного деятеля, и для нее такая потеря вдвойне больнее.


 


– Понимаете, для меня это так же, как если бы я пришла и сорвала таблички с именами их умерших отцов или дедов. Какое чувство тогда бы они испытывали, мне интересно? Это кощунство, вандализм, оскорбление! Ведь никто не обратился к сотрудникам офиса, к нам – родственникам Батырхана Даримбета с просьбой забрать памятную табличку. И если они не знают или не уважают его, это еще ничего не значит! Неужели ничего святого для сотрудников КНБ не осталось? Что этим они хотели сделать – стереть память не только о партии, но и об уважаемых людях, олицетворяющих ее?


 


Наши права


 


– Я уверен, что сорвать плиту могли только сотрудники КНБ – ведь это они в декабре 2012 года захватили офис, опечатывали и чувствовали себя в здании «полновластными хозяевами. Ну а плита памяти нашего друга как бы напоминала, что здесь был офис ДВК, одним из лидеров которого был Батырхан. Уничтожив правопреемницу ДВК – партию «Алга!», они решили стереть любое напоминание об этом, – говорит общественный деятель Жасарал Куанышалин.


 


По закону в ответе КНБ


 


По словам независимого юриста Сергея Уткина, есть такое понятие, как отдать под сохранную расписку, то есть если это в рамках уголовного дела, то следователь кому-то поручает арестованное имущество. И его обязательно должны охранять, с этого лица берут сохранную расписку.


 


– Следователь сам лично охранять не должен. Либо он изымает имущество, когда оно движимое, хранит его в сейфе у себя. Когда же он не изымает его, в том числе недвижимость, то кому-то поручает. На период расследования уголовного дела это головная боль исключительно следователя. Раз сорваны все печати, значит, он за ними не следит, а кто будет отвечать, неизвестно, – говорит юрист.


 


Учитывая, как у нас распоряжаются чужим имуществом сотрудники правоохранительных органов, неудивительно, если завтра что-то пропадет, а искать никто не будет.


 


Вспомним хотя бы историю с пропажей личных вещей Алии Турусбековой (супруги Владимира Козлова) из дома и офиса. 


 


«Была в офисе «Алги», удалось забрать свои личные вещи, печать ИП, бумаги, которые были незаконно опечатаны КНБ РК 19 декабря 2012 года. Шарфик свой забрала, но вот досада – нет моей куртки. Черная, кожаная, 34-го размер. Поэтому высказывать благодарность в адрес КНБ не могу – ОТДАЙТЕ КУРТКУ!!! Что за орган нацбезапасности такой? Неужели им мало моих вещей в доме, которые также опечатали?!» – писала она на «Фейсбуке» по этому поводу.


 


В свою очередь мы тоже хотим задать сотрудникам КНБ несколько вопросов. Кто отвечает за сохранность арестованного имущества? Куда делась памятная табличка Батырхану Даримбету? Что происходит с частной собственностью? Разве арестованное имущество можно воровать безнаказанно?


 


Жанна БИСАРОВА, интернет-портал «Республика»
(публикация от 27.05.2013 <https://www.facebook.com/respublika.kaz>)


 


Добавить комментарий