КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Надежду в тюрьму не посадишь (Открытое письмо Владимиру Козлову)

18.04.2013

 


Здравствуй, Володя, мой боевой товарищ по демократическому движению (надеюсь, что определение «боевой» спецслужбы и суд не расценят как представляющее угрозу конституционным основам государства).



Зная о состоянии дел в «местах не столь отдаленных» и особом отношении к тебе со стороны тех, кто тебя посадил, намеренно не спрашиваю о твоем самочувствии и настроении: ничего хорошего в том, что ты сейчас ТАМ, нет. Судя по опубликованным в свое время дневникам, ты был готов к такому повороту событий и принимаешь это испытание как должное. Могу только пожелать, чтобы ты держался и поскорее вышел на свободу!


 


Скажу сразу, что попытка власти сделать из тебя преступника и главного виновника кровавых жанаозенских событий полностью провалилась! Наоборот, «көкек өз атын шақырады» («кукушка кличет свое имя»), говорят казахи, и в общественном сознании вовсе не ты ассоциируешься с трагедией национального масштаба.




«При правительстве, которое кого-либо заключает в тюрьму несправедливо, достойное место для справедливого человека тоже в тюрьме», — сказал когда-то Генри Торо. Его слова актуальны и в современном Казахстане. И ты наглядный тому пример. Впрочем, как и все, кто в свое время был осужден по политическим мотивам. Многих из них мы с тобой защищали на судах и митингах. 


 


Немного о ситуации в стране.


 


Снова участились разговоры о преемнике президента. Появились некие рейтинги тех, кто в состоянии стать вторым елбасы. Хотя все это мне кажется мышиной возней или заранее спланированной акцией по дискредитации одних и квазивозвышению других. Дело может дойти до того, что все, кто включил себя любимого в вожделенный список («смотрите, Нуреке, я есть в этом реестре будущего!»), в конце концов между собой передерутся, а на трон сядет совсем другой. Не исключено, что джокера президент держит в заначке.


 


К тому же никаких симптомов того, что Нуреке намерен освобождать свое место, нет. Не считая распространяемой в ряде СМИ информации о состоянии его здоровья. Хотя мне кажется, что нужно говорить не о медицинском, а о политическом диагнозе. Но это уже, Володя, как ты сам понимаешь, мы обсудим позже, когда ты выйдешь на свободу.


 


На днях правительство получило посылку от женщин, выступающих против повышения пенсионного возраста. Предназначенный для премьера и «самого социально ориентированного» министра букет состоит из болезней, приобретаемых слабой половиной человечества за все годы непрерывной работы, рождения и воспитания детей, обеспечения бытового комфорта своих мужей. Скоро некому будет после 63-х лет выходить на пенсию! Хотя живущие как у Христа за пазухой наши министры и депутаты наверняка переживут многодетных матерей из далеких аулов! Да только сомневаюсь я, что они будут стоять в очереди за пенсией — может, именно по этой причине так цинично относятся к этой теме?!




Мы с тобой обсуждали вопрос: каким будет конец режима? Так вот мне кажется, что он будет… женским! И не разобщенная ныне политическая оппозиция, единству которой мы посвятили столько лет своей жизни, не наши высокопарные идеологические мантры, а простая казахстанская женщина со своими насущными требованиями, на которую власть хочет повесить все свои нерешенные финансовые проблемы, в один прекрасный день возьмет и скажет свое веское (материнское, супружеское, сестринское) слово! И тогда всем мужчинам, протирающим штаны на левом берегу Ишима, мало не покажется!


 


Ты, наверное, уже слышал: умерла Маргарет Тэтчер. Вчера в Лондоне состоялись ее похороны. На днях по ТВ показали фрагменты ее интервью после ухода в отставку, и я увидел… плачущую «Железную леди». В какой-то момент она совсем по-женски посмотрела в камеру, на глаза навернулись слезы, и, как бы извиняясь, она вытерла их кончиком своего платка. Телевизионщики сделали перерыв, но Тэтчер быстро собралась и продолжила свою речь.



И вот о чем я подумал. Любой публичный политик – в первую очередь человек. Каково было ей, женщине (жене, матери), принимать столь тяжелые и ответственные решения?! Какую внутреннюю борьбу она вела сама с собой, сколько бесконечных дискуссий происходило в ее голове?



В этой связи подумал о твоей супруге Алие. Она не политик, она просто любящая своего мужа жена. Понимаю, как ей сейчас тяжело без тебя. «Тас түскен жеріне ауыр» («куда камень упадет, там тяжелее (больнее) всего»), — говорят казахи в таких случаях. Но она не подает виду! Держится! Восхищаюсь ее комментариями относительно разговоров о возможных провокациях против нее. Не каждый мужик способен на такую стойкость! Власть своими руками создает еще одного оппозиционного политика. 


Знаю, что, оставшись наедине, она все же всплакнет, на минуту с ее хрупких плеч упадет огромная ноша «жены осужденного оппозиционного политика» — она почувствует себя слабой женщиной. Но это только на минуту. Ибо ей надо держаться, не показывая свою слабость.


 


Она встала в один ряд с женами многих осужденных политиков, государственных и общественных деятелей, таких как Мухтар Джакишев, Галымжан Жакиянов, Мухтар Аблязов, Арон Атабек, Серик Туржанов, Ермек Нарымбаев. С женами сидящих в тюрьме нефтяников Жанаозена. Все эти женщины до конца боролись и самоотверженно борются за освобождение своих мужей. 


 


Я точно знаю, что Алия увидится с тобой гораздо раньше отмеренных тебе подневольным Акорде судом семи с половиной лет! Как говорится, Акорда предполагает, а жизнь и неотвратимая логика исторического развития располагают.


 


Володя! Отдельного человека можно посадить в тюрьму. Но надежду не посадишь. Она всегда и с Алией, и с тобой. Надежда на то, что и ты, и Мухтар, и Арон,  и Серик, и нефтяники Жанаозена в обозримом будущем скоро будете на свободе — с нами!. До скорой встречи!


 


Амиржан КОСАНОВ


«Новая газета – Казахстан» 18.04.2013)


 


Добавить комментарий