Арон Атабек вновь перемещен на два года в «закрытую» тюрьму

05.01.2013

 


Диссидент Арон Атабек, осужденный на 18 лет тюрьмы по обвинению в организации беспорядков в поселке Шанырак, вновь оказался в самой суровой тюрьме Казахстана. Информацию в самом конце декабря подтвердило тюремное руководство. «Крытка» Аркалыка – это тюрьма в тюрьме. Жена Арона Атабека, Жайнагуль Айдархан, говорит, что он наказан за свое новое диссидентское творение – написанную в тюрьме книгу с критикой властей Казахстана. Сторонники говорят, что его приговор политически мотивирован.


 



Жайнагуль Айдархан (справа), жена Арона Атабека, и их сын Аскар Айдархан (в центре)
участвуют в пикете перед посольством Казахстана в Лондоне. 5 октября 2012 года.


 


​​


ПЕРВАЯ «ХОДКА» В АРКАЛЫК


 


Жайнагуль Айдархан выражает обеспокоенность в связи с тем, что ее мужа в тюрьме Аркалыка могут содержать в таких тяжелых условиях, которые можно приравнять к пыткам.


 


Полковник Азамат Базылбеков, начальник департамента комитета уголовно-исполнительной системы (КУИС) по Костанайской области, на вопросы корреспондента «Азаттыка» о том, каковы условия содержания диссидента, отвечает:


– Я ничего сказать не могу. Сидит на общих основаниях в камере.


 


На эти же вопросы корреспондента «Азаттыка» сотрудник тюрьмы в Аркалыке, назвавшийся заместителем начальника тюрьмы, также ответил, что Арон Едигеев сидит в общих условиях:


У нас никаких пыток нет. Он содержится в обычной камере. Всё нормально.


 


Напомним, что Арон Атабек, осужденный на 18 лет тюремного срока по обвинению в причастности к шаныракским событиям в июле 2006 года, был отправлен сначала для отбывания наказания в колонию строгого режима, находящуюся в городе Каражал Карагандинской области.


​​


В феврале 2010 года в тюрьме над ним состоялся еще один суд, который приговорил его к двум годам усиленной тюрьмы – без увеличения общего срока – по обвинению «в злостном неповиновении администрации». Атабек в апреле 2010 года был отправлен в закрытую тюрьму Аркалыка, так называемую «крытку». Он провел те два года в информационной изоляции, лишенный права на переписку и свидания. В Facebook’е приводятся доводы Арона Атабека о том, что это было наказание за написанную им статью «Назарбаевщина и Революция», а также цикл стихов «Назарбаевщина и поэзия», которые были опубликованы в Интернете.


 


В марте 2012 года Арон Атабек был возвращен из тюрьмы Аркалыка в колонию строгого режима в городе Каражал. Чтобы в декабре 2012 года вновь отправиться туда. Опять на два года.


 


В «КРЫТКУ» – ВО ВТОРОЙ РАЗ


 


Благодаря усилиям сторонников Арона Атабека, появилась его личная страничка в социальной сети Facebook, где опубликована его новая крамольная книга «Сердце Евразии». Книга и стала причиной второй «ходки» в Аркалык, говорят родные Арона Атабека. В ноябре 2012 года над Ароном Атабеком вновь свершился суд, который обвинил снова в злостном нарушении режима, и в начале декабря он был отправлен этапом в тюрьму Аркалыка. Поскольку между Каражалом и Аркалыком нет прямого железнодорожного сообщения, Атабек некоторое время находился в пересыльной тюрьме Астаны.


 


Арона 4 декабря неожиданно этапировали в аркалыкскую тюрьму усиленного режима на два года одиночной камеры за нарушения по 30 пунктам. Его вытащили за опубликованный труд «Сердце Евразии», написанный в той же одиночке в прошлую отсидку. Мы пахали над рукописью всё лето. Его мечта сбылась. Рукопись оказалась в Интернете. Но какой ценой? – говорит корреспонденту «Азаттыка» Жайнагуль Айдархан.


 


Как говорит Жайнагуль Айдархан, история этой рукописи драматична. Книга была написана, имелась у него на руках в виде рукописи, но во время обратного этапирования Арона Атабека из каражальской тюрьмы в аркалыкскую, в 2012 году, ее украли. Сам Арон Атабек винит в этом полицейских.


​​​​


— Он сделал несколько экземпляров рукописи «Сердце Евразии». Однако, когда его отправляли этапом назад из аркалыкской тюрьмы в каражальскую, у него украли все копии рукописей. Однако, как известно, рукописи не горят, и ему потом в Каражале удалось восстановить их – что-то по памяти, что-то из обрывков записок, которые другие заключенные присылали ему, – говорит Жайнагуль Айдархан.


 


«КРЫТКА» – ТЮРЬМА В ТЮРЬМЕ


 


Жайнагуль Айдархан говорит, что в тюрьме у Арона Атабека появились проблемы со зрением, подорвано здоровье. По ее словам, пока он два года сидел в «крытке», она всего лишь один раз получила от него письмо, другие высланные им письма не доходили, ни разу не удалось поговорить с ним по телефону:


В тюрьме Аркалыка он не видел ни одного другого заключенного. Он сидел в одиночке на участке пожизненного лишения свободы (ПЛС). Когда его выводили на прогулку, то ему на голову надевали непроницаемый мешок – не маску с вырезом для глаз, а мешок, без всяких вырезов, чтобы он не мог видеть никого, когда его проводили по коридору. Поскольку он спотыкался и мог сломать или подвернуть ногу, то конвойные потом перестали надевать на его голову мешок. Не думайте, что этим они пожалели его. Они пожалели себя: чтобы не таскать на себе Арона, если он сломает ногу.


 


По ее словам, Арону с возрастом предстоящие два года в тюрьме Аркалыка будут даваться еще труднее:


Ему 31 января 2013 года исполняется 60 лет. Думаю, что если общественность будет почаще вспоминать о нем, почаще будет беспокоить тюремную администрацию, то ему от этого будет легче.


 


Когда Арон Атабек в первый раз сидел в тюрьме Аркалыка, говорит его жена, туда ездил его брат Рашид, но он не смог встретиться с Ароном, а лишь передал вещи.


 


Как мне сказали, ему передали телевизор и видеоплеер. Арону разрешили пользоваться после года отсидки в тюрьме. После аркалыкской тюрьмы эти вещи куда-то пропали. Это я говорю на тот случай, что если у кого-то появится желание помочь Арону, то он может передать для него в тюрьму Аркалыка небольшой, пусть и старенький, телевизор и видеоплеер. Еще можно на его счет в тюрьме переводить небольшие суммы, например по пять тысяч тенге. Такая помощь очень необходима, поскольку в тюрьме отвратительное питание. Ранее Серикжан Мамбеталин передал ему телефонную карточку на 10 тысяч единиц, чтобы он мог звонить с таксофона, однако в каражальской колонии таксофон оказался неисправным. Не знаю, сможет ли Арон воспользоваться карточкой в тюрьме Аркалыка, – говорит Жайнагуль Айдархан.


 


РАЗГОВОР ВО ВРЕМЯ ПЕРЕСЫЛКИ


 


Жайнагуль Айдархан говорит корреспонденту Азаттыка, что, пока Арон Атабек находился в пересыльной тюрьме Астаны, ей и детям удалось чудом переговорить с ним. Жена диссидента обращает внимание на его стойкость:


Он говорит, что его можно убить, но нельзя сломить. Когда он говорил со мной и детьми, старался поддержать нас морально и психологически. От него исходил мощный заряд энергии и оптимизма. Правда, по его дикции я поняла, что у него не всё в порядке с зубами. Он, оказывается, другим говорил, что перед первым этапом в аркалыкскую тюрьму, еще в колонии Каражала, его пытались спровоцировать на драку. и что он потерял передний зуб при этом. Но Арон не был при этом побежден, он дал достойный отпор.


 


По словам Жайнагуль Айдархан, Арон Атабек не жалуется на здоровье:


– В своем интервью журналистам он сказал, что ему предстоит два года прожить, как в подводной лодке, – без связи с внешним миром. Тем самым режим хочет оградить его от внешнего мира: чтобы его слово не дошло до общества, а общественный резонанс – до него. Его одна надежда – на журналистов и общественных деятелей, политиков и настоящих патриотов. Арон выражает благодарность всем, кто сейчас в Казахстане и за рубежом поддерживает его и нас, его близких.


 


Арон Атабек считает политическим заключенным и узником совести не только себя, но и осужденных в конце 2012 года гражданского активиста Вадима Курамшина и оппозиционного политика Владимира Козлова, говорит Жайнагуль Айдархан:


Арон говорит, что верит, что опыт казахстанских политических заключенных и узников совести послужит неким катализатором протестных процессов. Он говорит, что, пока они сидят в тюрьме, их имена надо использовать в качестве тарана, чтобы сломать этот режим.


 


КРИЗИС ШАНЫРАКА ПРЕОДОЛЁН, НО АТАБЕК ПО-ПРЕЖНЕМУ В ТЮРЬМЕ


 


Во время событий, произошедших 14 июля 2006 года в алматинском поселке Шанырак, когда его жители дали отпор полицейским, под прикрытием которых городские власти попытались снести дома шаныраковцев, погиб полицейский. Арон Атабек и несколько жителей Шанырака были осуждены на длительные сроки по обвинению в организации приведших к тяжкому последствию беспорядков и участии в них.


 


Впоследствии кризис Шанырака властями был преодолен. В целом была положительно решена проблема жилья шаныраковцев: часть из них получила новое жилье, другим было разрешено узаконить свое уже построенное на спорном участке жилище.


 


В ноябре 2010 года Арону Атабеку присудили международную премию Freedom to Create в номинации «Творец в заключении» (Imprisoned аrtist). Сама церемония награждения состоялась 26 ноября в Каире, столице Египта. Премия была вручена его сыну, Аскару Айдархану. Арон Атабек награжден за свои литературные труды, в том числе за эпиграммы и статью «Назарбаевщина и Революция», в которых порицает режим президента Назарбаева.


 


«Режим Назарбаева и революция являются одними из тем прозы и стихов Атабека, опубликованных в Сети с момента его заключения. Его работы весьма критичны в отношении Нурсултана Назарбаева, президента Казахстана, и его политики, в них он сетует на отсутствие демократии в этой бывшей советской республике», – говорится на веб-сайте организации Freedom to Create World. Эта организация зарегистрирована в Сингапуре, где и находится ее головной офис.


 


В январе 2008 года Арон Атабек стал лауреатом премии «Свобода», учрежденной казахстанской демократической общественностью. Премия была вручена его жене Жайнагуль Айдархан и сыну Аскару Айдархану.


 


Казис ТОГУЗБАЕВ


 


Публикация на Интернет-сайте радио «Азаттык» от 4.01.2013
<http://rus.azattyq.org/content/aron-atabek-political-prisoner/24814350.html>


 


 


Добавить комментарий