КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Аскар Молдашев: «Не стучал и стучать не буду!»

05.11.2012

Надели синий пакет на голову, засунули в машину, там руки помазали каким-то веществом, а в карманы что-то натолкали. Так о своем задержании рассказал Аскар Молдашев, старший брат издателя «Голоса республики» Данияра Молдашева. Кроме того, выяснилось, что почти 20 часов не оформлялся протокол задержания Аскара: в это время чекисты пытались угрозами склонить его к сотрудничеству.


 


Как мы уже сообщали, вчера Бостандыкский районный суд №2 города Алматы выдал санкцию на арест Аскара Молдашева. Его подозревают в хранение наркотиков в особо крупном размере с целью сбыта (ст.259, часть 3, пункт «в» УК РК). Санкция этой статьи предусматривает от 10 до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества.


 


Перед рассмотрением дела в суде Аскара привезли в городскую прокуратуру Алматы (в этом же здании сидят надзорники Бостандыкского района). Прокурор Бостандыкского района должен был ознакомиться с делом и решить, стоит ли вообще отправлять бумаги в суд, может быть, и нет никаких оснований для ареста.


 


В задние прокуратуры Аскара Молдашева в наручниках завели двое в форме — один прятал лицо под балаклавой, другой пытался рукой оградиться от фото- и видеокамер. В прокуратуре его ждали адвокат Инесса Кисилева и супруга Татьяна, с которой они успели обняться и перекинуться парой слов. «У меня все нормально!» — бодро заверил Аскар. «У нас тоже все хорошо», — поддержала его беременная жена.


 


Татьяна сказала, что Аскара привели в той же одежде, в какой он ушел из дома утром 31 октября. Следов побоев на лице и руках Аскара не было видно.


 


– Мне он сказал, что его не били, — в свою очередь добавила адвокат Инесса Кисилева. — Но его после обыска на даче не приняли в ИВС ДВД Алматы. Фельдшер измерила давление, оно подпрыгнуло до 190, поэтому вызвали «скорую». «Скорая» увезла его в городской кардиологический центр, там ему делали уколы. В шесть утра 1 ноября его доставили в ИВС.


 


Адвокат добавила, что сейчас придется подождать: пока прокурор посмотрит дело, пока пригласят ее, пока решат — надо в суд или нет. Однако Инесса ошибалась: ее никто не пригласил, прокурор без участия защитника отправил дело в Бостандыкский суд. Причем сообщил об этом Аскар, когда его выводили из прокуратуры.


 


В здании Бостандыкского районного суда журналистам самым неожиданным образом удалось поговорить с Аскаром. Когда его вели по коридору в зал судебного заседания, он заявил:


 


– Это грязная провокация КНБ. Мне предлагали стучать на вас (журналистов Stan.tv), на газету «Республика», на брата. Я никогда не стучал и стучать не буду!


 


Уже в зале, расположившись на одной скамье со своим конвоиром (второй стоял рядом), Молдашев подтвердил: все, что он написал в своем письме, правда, и рассказал о происшедшем 31 октября.


 


– Меня задержали 31 октября в 8 часов 10 минут на углу улицы Маркова и Ботанического бульвара (прежнее название Быхар Жырау), — рассказал о месте и времени встречи с неизвестными Молдашев. — Я проводил сына в школу, выбросил мусор. Рядом с контейнерами стоял белый микроавтобус фольксваген с госномером А 189 MCO. Я сразу понял, что это за мной, стал доставать телефон, внезапно у меня его забрали, накинули на голову мешок синего цвета, засунули в микроавтобус. Я начал кричать, меня все слышали. Меня зафиксировал, помазали кисти и ладони каким-то веществом, потом что-то засунули в правый карман куртки и в карман спортивных брюк. Буквально через пять минут мне сняли с головы мешок, держат за руки, и тут — представляете картину! —  уже следователь в форме (через пять минут!), понятые. Теперь эти понятые говорят, что не видели пакета. Один из них путался в показаниях.


 


Рассказал Аскар и то, что с ним было в ДВД 1 ноября, в то время, когда к нему упорно не пускали адвоката.


 


  Ко мне в ДВД два раза подходили, — рассказал о «переговорщиках» Молдашев. — Он мне показал удостоверение сотрудника КНБ. Его зовут Нуржан, фамилию не успел увидеть. Предложил мне сделать выбор, дал мне на размышление полчаса: если я соглашусь работать на них, как он выразился, докладывать об информации, которая поступает в газету «Республика» и на портал «Республика», своего брата уговорить делать то же самое, то (уголовное дело не будут заводить). В результате он сказал: «Я поломаю жизнь тебе и твоим близким». Вышел — и с этого момента начались обыски в моей квартире и квартире родителей. МВД действует в интересах КНБ.


 


К этому моменту сотрудники суда уже пришли в себя и вытолкали из зала журналистов. Но адвокат дополнила рассказ Аскара (все это было зафиксировано в протоколе допроса Молдашева, который проходил вечером первого ноября). Нуржан угрожал, что, если Аскар откажется от сотрудничества, то его осудят на 10—15 лет (см. выше санкцию статьи, по которой привлекают Молдашева).


 


Сотрудник КНБ также сказал, что он знает, что информация о нем попадет в СМИ и поэтому просил не называть его имени, ведь СМИ поднимут шум вокруг этого дела. Но, как заверил Нуржан, в КНБ к этому привыкли, и крайними в этом деле будут сотрудники полиции. С подобными угрозами и предложениями к Аскару заходил и сотрудник КНБ по имени Арман.


 


Также Инесса Кисилева пояснила, что у Аскара при задержании изъяли несколько десятков таблеток (17 из них, по сведениям экспертов, оказались экстази) и порошок. По порошку экспертиза еще не готова, ее должны буду сделать в течение двух-трех дней, тогда и будет известен вес найденного вещества и будет понятно,  что там —  наркотическое вещество или нет.


 


Спустя некоторое время в зал судебного заседания прошел судья Роман Селицкий. В зал посторонних не пустили: адвокат предупреждала, что вопрос об аресте решается в закрытом режиме. Минут через двадцать судья удалился в совещательную комнату, пробыл там минут сорок и чуда не явил: санкционировал арест на два месяца, пока будет длиться следствие.


 


Однако Инесса Кисилева отметила редчайший в ее практике случай: судья вынес частные постановления в адрес прокурора Бостандыкского района Алматы и начальника ДВД города Алматы о нарушениях процессуальных норм, которые были допущены следствием.


 


– Судья обратил внимание на то, что несвоевременно был оформлен протокол задержания: Аскар был задержан 31 октября в 8.20 утра, а протокол задержания составлен только в 01.30 ночи первого ноября, — рассказала о грубейшем нарушении адвокат. — Также судья обратил внимание на то, что Молдашеву не дали возможности позвонить родным после задержания. Кроме того, судья отметил, что 31 октября, когда Аскар находился в здании ДВД, его посещали сотрудники Комитета национальной безопасности, которое могли на него оказать моральное давление.


 


Теперь и прокурорское, и полицейское начальство должно будет инициировать проверку указанных сведенй. А это  может сыграть на руку Аскару Молдашеву: факты могут официально подтвердиться (конечно, маловероятно, что полиция сама себя разоблачать начнет, а  прокуратура ей поможет, но надежда все-таки есть).


 


…Все время, пока шло заседание, пока готовили постановление, Аскара ждали в коридоре суда его супруга и младший брат Данияр. После того как адвокат сообщила, что санкционировали арест на два месяца, Татьяна сказала: «Почему-то мне кажется, что осудят его так же быстро, как сегодня санкцию давали, двух месяцев не придется ждать». Дай бог, чтобы предчувствие обмануло ее — и Аскара не осудили вовсе.


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-портал «Республика»


www.respublika-kaz.info/news/politics/26527/


 


Добавить комментарий

Смотрите также