КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Вину за Жанаозен и Шетпе возложили на Ак орду

25.10.2012

«Закончился миф о политической стабильности – главный миф нашей власти», – такими словами Болат Абилов, сопредседатель ОСДП, открыл общественные слушания Независимой комиссии по расследованию событий в Жанаозене и Шетпе 16-17 декабря 2011 года. Тема очередных слушаний была сформулирована как «Трагедия в Жанаозене и Шетпе: причины и последствия кровопролития. Итоги судебных процессов».


 


По мнению Болата Абилова, составляющих у декабрьской трагедии в Мангистау много. Здесь жадность и произвол нефтяных компаний, трусость официальных профсоюзов, лживость провластной прессы, бездействие правительства с парламентом и другие моменты.


 


Независимая общественная комиссия в момент своего создания поставила три вопроса: Сколько человек погибло и получило ранения? Кто дал приказ стрелять на поражение? Кто организовал погромы? «Власть предпочла искать виновных совсем в другом месте», – констатировал г-н Абилов. Для контраста с забастовкой нефтяников, длившейся 222 дня, он привел пример забастовки 170 тысяч шахтеров в Великобритании, которые бастовали более года. Там никого не застрелили, а политическая система и гражданское общество функционировали как часы. «Расстрелы мирных граждан в Жанаозене и Шетпе – преступления без срока давности», – подчеркнул Болат Абилов.


 


Правозащитник Сергей Дуванов обратил внимание на важную особенность забастовки. Сначала она носила спонтанный и неорганизованный характер, преследовала сугубо экономические цели. Но «стоя на экономических позициях в условиях нашей страны таких проблем не решить» – власть просто не обращала на них внимания. Однако после того как стали звучать политические требования, последовала расправа. В итоге сложилась проблемная «вилка»: неполитизируя проблему трудно рассчитывать на внимание, а при политизации можно запросто нарваться на силовое подавление.


 


«И в Жанаозене, и в Шетпе действовала общая установка потопить протест в крови. Чиновник ничего не делает без приказа сверху – это форма его самосохранения. Последний в этой цепочке – президент, – отметил г-н Дуванов. – Скандальное видео из Интернета: на кадрах документально подтверждено, что стреляют в убегающих, добивают раненых. Смысл этих убийств – приказ. Приказ снимает моральную и юридическую ответственность».


 


«Трагедия в Мангистау заранее планировалась в высоких кабинетах Астаны», – заявила Гульжан Ергалиева, журналист. Полиция действовала по разработанной операции «Гонг» и на кадрах видно, что действия полицейских слаженные, никакой паники нет. «Преподать урок бастующим на крупных промышленных предприятиях», – так она видит поставленную силовикам задачу.


 


Потом власть занялась круговой фальсификацией по данным событиям. Между тем, г-жа Ергалиева располагает сведениями, что накануне трагедии в Жанаозен прибыла большая банда из Атырау, заранее стянули силовые контингенты из других областей. «То, что расстрел изначально входил в план операции, лично у меня не вызывает сомнений. Полиция сразу вышла с автоматами и пистолетами, а не с дубинками, – озвучила свои соображения Гульжан Ергалиева. – Авторы чудовищного замысла переоценили профессионализм своих исполнителей». Отсюда зверские пытки в застенках, в результате которых до смерти замучили случайного прохожего, подвешивания женщин за волосы и разбивание тумбочки об голову допрашиваемого. «Расстрел собственного народа в национальном государстве – тягчайшее преступление!» – заявила она. Г-жа Ергалиева верит в перспективу расследования Жанаозена в международном трибунале как преступления против человечности.


 


Шолпан Отекеева, свидетель событий 16 декабря 2011 года, рассказала, что уже за несколько часов до трагедии в Жанаозене чувствовалось назревание чего-то очень нехорошего.


 


Общественный деятель Мухтар Тайжан зачитал международные формулировки таких понятий и терминов, как «массовые убийства», «государственный терроризм», «преступления против человечности» – все они очень подходят к событиям в Мангистау. Даже какие-то моменты из определения «геноцид» к данной ситуации тоже применимы.


 


Михаил Сизов, и.о. руководителя партии «Алга!», оценил текущий момент как «семейно-родовые кланы и олигархические группировки вступили в финальную стадию борьбы за престолонаследие». В этой связи репрессии против демократической оппозиции проводятся на том основании, что она просто раздражает сама по себе. «Расправа над Владимиром Козловым и «Алгой» – только начало процесса искоренения оппозиции и насаждения страха», – считает г-н Сизов. Партию уже признали инструментом ОПГ и могут наложить на нее запрет.


 



«Переложение ответственности за преступления власти на невинных нефтяников и их заступников в лице оппозиции, – такую оценку дал Жасарал Куанышалин, общественный деятель. – У нас уже кровавая власть».«Судебные процессы, кроме всего прочего, позволили выяснить кто есть кто. Политические расправы на этих судах исходят от Назарбаева», – подчеркнул он. Г-н Куанышалин считает, что «люди, которые признали свою несуществующую вину – поступили малодушно и отказались от борьбы». «Если мы и в дальнейшем будем проявлять малодушие в час испытаний – эта власть будет держаться еще долго», – предупредил он.


 


От редакции сайта Bureau.kz:


 


К сожалению, председатель Совета Бюро по правам человека Евгений Жовтис не смог присутствовать во время слушаний в связи с отъездом. Тем не менее, он подготовил доклад, распространенный во время мероприятия. С текстом доклада можно ознакомиться ЗДЕСЬ.


 


ИСТОЧНИК:


Интернет-газета Zona.kz


www.zonakz.net/articles/57084


 


Добавить комментарий