КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Трёхгрошовые опера

13.09.2012

Руслан Гарифуллин, некогда сотрудничавший с полицией как секретный свидетель, чуть не загремел в зону на семь лет. Однако был оправдан, несмотря на титанические усилия прокуроров и следователей.


 


В минувшую пятницу, когда в Костанае представили нового прокурора области, а бывшему сказали «давай, до свидания!», надзорный орган потерпел сокрушительное поражение в суде. Кто-то сочтет это случайным совпадением, но мне, полмесяца ходившему на заседания апелляционной коллегии облсуда, сей факт кажется закономерностью. Потому что слишком многие в Костанае уже устали подозревать, что местные суды находятся под железной пятой прокуратуры. И удивляться, почему люди, призванные блюсти законность, порой не гнушаются жегловских методов: используют подставы, фальсификации, лжесвидетельства…


 


Руслан отсидел под арестом в СИЗО более пяти месяцев. Его обвиняли в хранении наркотика в особо крупном размере. 3 февраля из нагрудного кармана куртки Руслана оперативники извлекли четыре полиэтиленовых свертка с героином (весы показали 3,31 грамма). Гарифуллин сразу же заявил: наркотик был подброшен. Но дело раскрутили по тяжелой. В то, что подсудимому удастся оправдаться, не верил никто. Ведь Руслан оказался один на один с системой. У него даже не было денег на юриста. Защитника ему предоставило государство. Уверенно говорю: не доводилось прежде видеть, чтобы бесплатный адвокат работал так ответственно и серьезно, презрев опасность и очевидные угрозы.


 


– Я точно знаю, что он невиновен, – сказала мне адвокат Жамал Омарова после одного из судебных заседаний. – Нельзя наказывать человека за то, чего он не совершал. И я это докажу.


 


В какой-то другой ситуации подобные слова могли бы показаться пафосными и даже рекламными. Но не в этот раз. Слишком уж высок оказался градус разбирательств: стороне обвинения нужно было во что бы то ни стало сломать оправдательный приговор. Ведь иначе силовики должны будут ответить за липовое дело и содержание под стражей невиновного…


 


Пересказать все, что происходило в эти полмесяца во время рассмотрения прокурорского протеста на приговор Гарифуллину, – места в газете не хватит. Из заседания в заседание обвинение приносило в суд все новые бумаги, якобы доказывающие виновность Гарифуллина.


 


– Прошу считать все эти документы незаконными и недопустимыми в качестве доказательств, – заявила адвокат Омарова. – В суде первой инстанции мы неоднократно требовали объяснить, почему в уголовном деле нет рапорта о совершенном преступлении. Сейчас нам показывают этот документ, подписанный неизвестно кем и найденный неизвестно где…


 


– Вы должны объяснить, откуда взялись полицейский рапорт и сопроводительное письмо к нему, если ранее вы не могли их предоставить, – обратилась судья Л. Шепелева к прокурору, который попытался обвинить защиту в затягивании процесса. – На самом деле это вы, сторона обвинения, поставили суд в неудобное положение, когда мы должны разбираться с новыми документами и доказательствами.


 


Среди артефактов, принесенных в суд прокурором, особенно запомнился полицейский журнал учета посещений – чистенький, незатертый, аккуратно заполненный, видимо, женской рукой. Конечно, прошитый, пронумерованный, скрепленный печатью. Всем своим глянцевым видом он как бы говорил: «Меня только что сляпали!»…


 


Подписи на документах, которые должны были принадлежать одному полицейскому начальнику, выглядели слишком по-разному. Но прокурор Азамат Найманов не моргнув глазом объяснил:


 


– Я сам, когда был и.о. прокурора, подписывал очень много документов, в день ставил по пятьсот подписей, – заявил он. – У меня одна подпись не соответствует другой.


 


Вот это да!.. Впрочем, свидетели обвинения тоже отличились: они то и дело противоречили друг другу, путались в показаниях, говорили о потере памяти и, конечно, выдали свою полную зависимость от силовиков. К примеру, выступающий в деле понятым Владимир Чуднов долгое время проживал в наркопритоне. Проверка мобильного номера другого понятого – Амангельды Бекимбая – выявила контакты с оперативниками, задержавшими Руслана Гарифуллина в день операции-подставы.


 


Так мало-помалу и выяснилось вновь, что процессуальные действия в отношении Руслана (задержание, осмотр, медосвидетельствование, проведение экспертизы изъятого наркотика) были проведены до регистрации сообщения о преступлении, что является грубейшим нарушением закона. То есть составленные полицейскими документы свидетельствовали: опера сработали как провокаторы.


 


Почему же с ним так обошлись? Вот это самое интересное. С двумя судимостями за плечами Гарифуллин – человек, некогда имевший слишком тесные связи с органами. Осенью прошлого года он приходил в корпункт нашей газеты рассказать о своих проблемах. Говорил о том, что рассорился с сотрудниками полицейского управления по борьбе с наркобизнесом (УБН), и те устраивают ему подставы. Тогда я ничем не смог помочь: никаких документов и доказательств у Руслана не было. Договорились, что отработаем проб­лему по ситуации, но опера оказались проворнее.


 


– 12 октября прошлого года мне впервые подкинули наркотик, – рассказывает Р. Гарифуллин. – Каким-то чудом я ухитрился выбросить его из кармана, а понятые, которые все видели, отказались свидетельствовать против меня. Буквально через день история повторилась. Я опять успеваю освободиться от “груза”, но понятые в этот раз уже были обу­ченные. Полицейские мне говорят: “Хочешь, чтобы мы это забыли, – придешь завтра в ОВД и признаешь вину за 12-е число”. А, говорю, когда вы мне подкинули? “Нет, – отвечают, – когда ты скинул”. Я им пообещал, а сам написал заявление в прокуратуру. В конце концов мне ответили, что признаков преступления в действиях полицейских не обнаружено…


 


Причина же ссоры Руслана с людьми из ОБН Южного ОВД Костаная была в следующем: они заставляли его «отжимать» деньги у наркоманов и проституток, которые откупались от ответственности за нарушение закона. Руслан, выполнив пару раз их задание, написал заявление в управление собственной безопасности ДВД.


 


– Его сотрудники решили «хлопнуть» коллег, зарядили меня спецаппаратурой, но оказалось, что кто-то успел слить тем всю информацию, – рассказывает Гарифуллин. – В результате они прекратили со мной встречаться и пообещали «въе..ть». Ну и «въе…ли»…


 


А буквально на днях стало известно: начальник ОБН Южного отдела ГОВД Костаная Хасенов и его подчиненный Наурзбаев скоро предстанут перед судом. Полицейских обвиняют в том, что они организовали сбор денежных средств с наркоманов и проституток. Действия экс-служивых квалифицированы по признакам неоднократности и предварительного сговора. Только их уголовное дело вели сотрудники не УСБ, а органов нацбезопасности. Между прочим, Гарифуллин в числе свидетелей там не числится.


 


Однако ясно, что Руслан, который некогда участвовал не только в оперативных мероприятиях по закупу наркотиков, но и совсем в других, весьма неприглядных делах, знает слишком много о бравых ребятах из полиции. Конечно, теперь они крайне заинтересованы в том, чтобы упрятать его за решетку далеко и надолго. При этом роль надзорного органа в этой игре выглядит не слишком понятной. Что ж, подождем и увидим, обратится ли прокурор в кассационную инстанцию, чего он там потребует и как обоснует свои новые претензии. Под сверлящим оком государевым вынесенный Гарифуллину оправдательный приговор устоял уже дважды. Однако в силу еще не вступил…


 


ИСТОЧНИК:


Газета «Время»


www.time.kz/index.php?module=news&newsid=29358


 


Добавить комментарий

Смотрите также