КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Черное дело с белыми пятнами

02.08.2012

Родные осужденного за убийство рудничанина хотят, чтобы следствие провели более тщательно


 


21-летний Иван Алешин, приговоренный на прошлой неделе к 11 годам лишения свободы за нашумевшее убийство таксиста,  свою вину так и не признал. Его родные и близкие тоже в шоке: трудно ожидать чего-то подобного от парня, который с детства серьезно занимался боксом, кандидат в мастера спорта, вел здоровый образ жизни, работал на ССГПО и был душой компании. 


 


Эта ужасная история произошла в Рудном. 26-летний Кайрат Кабиденов, занимавшийся частным извозом, был зарезан на выезде из Рудного. Его нашли через пару часов еще живым, но спасти не смогли, слишком много крови потерял.


 


По подозрению в убийстве был задержан Иван Алешин. В ходе следствия он дал признательные показания. Но на суде свою мину отрицал.


 


– Накануне этого несчастья сын ходил как в воду опущенный, – рассказывает его мать Наталья Алешина. –  9 дней прошло, как умер его отец. Они общались, хотя мы давно в разводе.22 февраля вечером он ушел.


 


Во дворе знакомые предложили ему выпить – помянуть отца. Иван согласился, хотя до этого спиртное почти не употреблял. Компания переместилась к одному из знакомых домой, где возлияния продолжались. Ивану стало плохо, и он засобирался домой. Вместе с ним уехать вызвался 25-летний Юрий Гайдамака. Он не был другом Ивана, но знакомы парни были давно – жили рядом. Гайдамака был судим два раза – в 2004 году он получил 5, 5 лет за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а в 2010 году был осужден на 2, 5 года за мошенничество и грабеж. Как выяснится потом, вместе с парнями из дома исчез кухонный нож.


 


– Мы вышли, мне было плохо, – рассказал в суде Иван Алешин. – Гайдамака увидел такси возле «Универсама» и  о чем-то с ним договорился. В машине я уснул.


 


Парни колесили по городу на такси, за рулем был Кайрат Кабиденов. После недолгих раздумий поехали в кафе, которое находится за городом. Дальше показания Гайдамаки и Алешина расходятся.


 


Из протокола допроса Юрия Гайдамаки от 23 февраля 2012 года: «Когда выехали за «Ковш», водитель повернул в сторону кафе «Куаныш-1». Алешин сказал ему: «Мужик, ты не сюда заехал, не в этот поворот!» Таксист спросил: «А куда надо?» и остановил машину, я в это время сидел посередине. Алешин  два раза ударил таксиста в грудь правой рукой, я в тот момент не рассмотрел, что было в руке у Алешина. Удары были короткие без замаха. Таксист выбежал из машины. Алешин сидел на своем месте, в руке у него я увидел нож. Таксист побежал в сторону «Ковша», слева от проезжей части. Алешин вышел из машины, кинул ему в след нож. Я спросил: «Вань, ты что его ножом ударил?» Алешин сказал мне: «Да, два раза, в грудь».


 


Иван описывает события той трагичной ночи совсем по-другому. По его словам, он настолько с непривычки перебрал, что проснулся только за городом от толчка в бок. Будил его Гайдамака со словами: «Ваня, ты таксиста убил, надо бежать».


 


– Я растерялся. Все было как в тумане, я увидел лежащего таксиста, – рассказал в суде Иван.


 


Гайдамака принял решение пойти к бывшей жене его дяди – Марине Ларионовой. В дверь квартиры женщины они постучали глубокой ночью, но парней она все же впустила. Ивана Алешина она потом опознать не смогла, но Гайдамаку знала отлично с самого детства. По ее словам, Юрий «похвалился, что убил таксиста». Она спросила, что это значит, но ответа  так и не получила. Парни легли спать.


 


О заявлении племянника женщина пыталась сказать в полиции, но именно эти слова в протокол внесены не были.


 


– Меня избили полицейские, – рассказывала в суде Ларионова. – Они требовали, чтобы я забыла про это. Но Юрий действительно говорил, что он убил таксиста. В то время, как таким образом «допрашивали» меня, избивали и моего сожителя Илью Хакимова.


 


По словам Марины, после судебного заседания, где она озвучила это, к ней домой ворвались мужчины в штатском и силком отвезли ее в горотдел. Там история повторилась. Домой она смогла попасть только на следующее утро. Ларионова и Хакимов обратились с жалобой на действия полицейских в Костанайский филиал Казахстанского международного бюро по правам человека. Правозащитники написали соответствующее заявление в прокуратуру. Однако на днях в филиал пришел отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления.


 


А что же Гайдамака? По делу об убийстве Кайрата Кабиденова он проходил как свидетель. Однако через полмесяца после убийства «сел». Правда, совсем по другому преступлению. Как оказалось, он проходил подозреваемым по делу о квартирном мошенничестве. И если до трагических событий 23 февраля он виновным себя не признавал, то после изменил показания. 13 марта 2012 года Рудненским городским судом Юрий Гайдамака был приговорен к 4 годам лишения свободы в колонии общего режима.


 


По делу Алешина Гайдамака давал показания уже в наручниках – в зал суда его привозили из кушмурунской колонии. Там он снова повторил то, что говорил следователю на следующий день после убийства.


 


23 июля Ивана Алешина приговорили к 11 годам лишения свободы, но многие до сих пор не верят в его виновность. Вот что написал в характеристике тренер Алешина Владимир Шайер: «…К недостаткам его характера можно отнести несамостоятельность, доверчивость, неразборчивость в выборе друзей, он ведомый. ЧП, произошедшее с Ваней нас всех шокировало, мы все твердо уверены, что он не убийца, а его просто подставили!».


 


– Почему обвинение было построено только на показаниях Гайдамаки? – спрашивает сегодня мать осужденного Наталья Алешина. – Ведь на одежде  Ивана не было крови, на ноже – отпечатков. Почему слова Ларионовой никто не принял во внимание? Я хочу, чтобы следствие было проведено более тщательно.


 


Сейчас Наталья готовит апелляционную жалобу в областной суд.


 


ИСТОЧНИК:


«Наша газета»


www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=310&storyid=18672


 


Добавить комментарий

Смотрите также