КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

КНБ против Козлова: в ход пошли крысы и клопы

16.07.2012

 


После завершения расследования Владимира Козлова посадили в камеру с крысами и клопами – об этом рассказала редакции супруга политика, получившая в пятницу пятое за шесть месяцев свидание с мужем. Камера – 1,5 на 1,5 метра, по ее словам, находится в карантинном блоке, что само по себе абсолютно незаконно, в ней отсутствует вентиляция и царит антисанитария. Плюс политика постоянно прессует майор МВД по имени Сергей.


Свидание Алии с мужем получилось беспрецедентным: ей дали пообщаться с Владимиром Козловым аж два часа (обычно не более 15 минут). От него-то она и узнала о неожиданном переводе в смрадную камеру.


 


– Алия, как удалось получить аж два часа на свидание. Ведь дольше 10-15 минут вам разговаривать прежде не давали?


– Заявление на свидание я написала еще в конце июня. Ответа не было. 10 июля я написала еще одно заявление – и опять ответа не последовало. Пришлось ехать и обращаться в Жанаозенский отдел ДКНБ по Мангистауской области. Там часа три ждала следователя, потом столько же он со мной разговаривал…


 


– Изучал, что ли?


Не знаю. Хотела уйти, но он не подписывал заявление, хотя сразу сказал: свидание дадим. На следующий день утром в Актау в следственном изоляторе мне говорят: свидания сегодня не будет, так как ведутся следственные мероприятия. Звоню следователю, спрашиваю: почему один дает разрешение на свидание, а другой отказывает? Через час меня впустили. Видела в коридоре Серика Сапаргали. Выглядит он хорошо. Просил передать спасибо всем, кто его поддерживает.


 


– Как чувствует себя Владимир Козлов?


– Я не ожидала его таким увидеть. Он сильно похудел. Всё тело – лицо, шея, пальцы, руки – всё искусано. Его перевели в карантинный блок, в отдельную камеру, хотя это незаконно. Карантин – место для вновь прибывших, а он сидит уже шесть месяцев. Там не только тараканы и клопы, там крысы бегают.


 


– Объяснили, почему перевели?


– Никто ничего не объяснил. Прежде он сидел в обычной камере с другими задержанными. Эта же камера, как говорит Володя, похожа на карцер. Руки вытянешь и упираешься в стены. Когда он вошел туда, она была вся загажена. Санузел не работает, воды нет. Камера душная (сейчас в Актау жара достигает почти 40 градусов), не проветривается, сливной бочок в туалете не работает – смрад. Условия нечеловеческие.


Еще к нему приставили майора МВД по имени Сергей. Он вел себя по-хамски, разговаривал на «ты», грубил. Владимир говорит: такое впечатление, что этому майору разрешили всё. Он возмущен тем, что вина людей, которые сидят в СИЗО, не доказана, а их уже содержат как скотов, в условиях, унижающих человеческое достоинство.


 


– Во всем мире это называется пытками, а у нас – карантином… Он один в камере?


– Когда его туда перевели, около 10-ти вечера к нему пришел тот же майор и привел 20-летнего парня. Его задержали впервые – за грабеж. Майор сказал Володе: «Это тебе на поруки. У парня истерика, он хочет повеситься. Мы его оставляем, уговори, чтобы не вешался». Володя рассказал, что долго с ним разговаривал, парень плакал. Он приехал из Туркменистана, из бедной семьи, живут они сейчас на брошенных дачах. Потом его увели.


 


– Владимир Иванович, что-то предпринимает сейчас, как-то протестует?


– Он написал уже массу заявлений – и по условиям содержания в СИЗО Актау, и по поводу газет, которые ему запрещают читать. Реакции никакой.


 


– Алия, у вас был разговор по поводу предстоящего суда? Следствие завершено или еще продолжается?


– Следствие было завершено сразу после освобождения Жанболата Мамая. С понедельника начнется ознакомление с материалами уголовного дела. На днях Володе предъявили новое обвинение. Там сказано, что он вместе с Мухтаром Аблязовым и Муратбеком Кетебаевым организовали ОПГ с целью свержения власти. А группа нефтяников во главе Жаком Аминовым была структурным подразделением этого ОПГ.


 


– И что же они все вместе делали по версии КНБ?


– Под прикрытием партстроительства, используя знания в области политтехнологий и пиара, Владимир Козлов организовал «Халык майданы», куда вовлек Амирову, Мамая, Атабаева, Сапаргали. Они якобы специально ездили в Жанаозен, в другие города и  пытались дестабилизировать обстановку, чтобы захватить власть в Казахстане. А аффилированный с Мухтаром Аблязовым медиапул – телеканал «К-плюс», газеты «Голос республики» и «Взгляд» и портал «Республика» – в это время занимались политическим экстремизмом.


 


– Прямо так и написано? Но разве не «Республика» полгода трубила о том, что происходит в Жанаозене и требовала, чтобы власти обратили внимание на забастовку нефтяников? Это, если не ошибаюсь, единственное СМИ, которое   предупреждало: в Жанаозене готовятся провокации, там может произойти трагедия.


Я сама не понимаю, как это будет доказываться в суде. В обвинительном заключении написано: Аблязов, Кетебаев, Козлов и перечисленные СМИ хотели свергнуть власть насильственным путем. Якобы видя, что народ не поддерживает программы партии «Алга», они решили пойти на кроваво-вооруженный путь…


 


– То ли плакать, то ли смеяться остается… Там хоть не написано, что они расстреляли людей 16 декабря?  


– Написано, что готовили восстание, захват власти. Там даже говорится, что они людей… вербовали. Интересно, что в обвинительном заключении сообщается: всех фигурантов уголовного дела прослушивали с 2010 года. Для меня непонятно: так долго прослушивали и ничего не предпринимали?


 


– Будет очень интересно почитать обвинительное заключение. Владимир Козлов говорил, сколько времени ему понадобиться для ознакомления с материалами дела?


– Примерно месяц. Потом дело передадут в Генеральную прокуратуру. Думаю, судебный процесс начнется в конце августа.


 


– Процесс, как и предполагалось, будет на государственном языке?  


– Да, на казахском языке, хотя сначала объявляли, что на русском. Следователи, говорят: суд будет длиться максимум месяц.


 


– Там же около полторы тысячи свидетелей…


– Их заявления просто зачитают.


 


– Получается, учли опыт суда над нефтяниками? Давать показания в суде и отвечать на вопросы адвокатов и прокуроров – это одно, а просто написать показание намного проще… 


– Я слышала от следователей, что в суд не придут те, кто был освобожден по 65-й статье. Даже если этого потребуют адвокаты, им скажут: у кого-то семейные обстоятельства, кто-то выехал за пределы области.


 


– А что же тогда будет рассматривать суд, если свидетелей, на показаниях которых строится все обвинение, не смогут опросить даже адвокаты подсудимых?


– Честно говоря, не знаю, но так слышала, и думаю, так оно и будет. Возможно, и  Жанболата Мамая с Болатом Атабаевым на суд тоже не пригласят.


 


– Говорят, Серика Сапаргали и Жака Аминова тоже освободят по 65-й статье. Вы знаете какие-нибудь подробности?


– Жак Аминов, мы все знаем, диабетик. Он в тяжелом состоянии. Он иногда даже с кровати встать не может, ноги от отеков огромные. Он в очень плохом состоянии. Его время от времени откачивают лекарствами. Я знаю, что сначала он показания отказывался давать. Заявлял: буду говорить только на суде. Сейчас он отказался от своих адвокатов и взял защитниками Досполова и Батиеву.


 


– На суде 37-и нефтяников они представляли интересы Танатара Калиева и Талгата Сактаганова. Один из этих адвокатов открыто конфликтовал на суде со  своими коллегами и заявлял о вине лидеров оппозиции в Жанаозенской трагедии, после чего защитнику напомнили о презумпции невиновности и адвокатской этике…


– Вопрос с Сериком Сапаргали остается открытым – возможно, тоже будет освобожден по 65-й статье – но не знаю, точно, так или нет. Но если Жака Аминова выпустят, а затем и Сапаргали, то на скамье подсудимых останется только Владимир.


 


– Этот суд если не принесет сенсаций, то в анналы отечественной юриспруденции попадет точно. Как настроен сам Владимир Козлов?


Он настроен позитивно. Готов доказывать свою позицию. Конечно, он все понимает…  зачем и кому это все нужно. Да ни у кого не сомнений, что он сидит по несправедливому обвинению!


 


…Напомним, что дело Владимира Козлова находится под пристальным вниманием западной общественности, в частности Европейского парламента и Организации Объединенных Наций. Ни у европейских депутатов, ни у правозащитников, особенно тех, кто встречался с политиком лично, нет никаких сомнений, что его преследуют именно как политического оппонента режима Назарбаева. Так, например, верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллэй на пресс-конференции в Астане в  рамках своего визита сказала прямо: «Особое внимание у меня вызывает дело Владимира Козлова, за которым я буду внимательно следить и впредь. Свою позицию я настоятельно просила вашего премьер-министра передать вашему президенту…»


 


Беседовала Алла ЗЛОБИНА, интернет-портал «Республика»
(публикация от 165.07.2012 <http://www.respublika-kz.info/news/politics/23947>)


 


Добавить комментарий