Время платить по счетам

24.09.2018

Как мы уже писали ранее, в Талдыкоргане начался судебный процесс по взысканию морального вреда с ДВД Алматинской области жертвой пыток. 24 сентября прошло очередное судебное заседание. Интересы жертвы пыток Олжаса Турысбекова при поддержке Коалиции НПО Казахстана против пыток представляют автор этого материала — талдыкорганский правозащитник Виктор Тен и адвокат Юлия Малюкова.

Олжас никогда не привлекался к уголовной или административной ответственности, вместе с семьей ведет работу в крупном крестьянском хозяйстве, принадлежащем отцу. В тот злополучный день он был задержан сотрудниками СОБР и доставлен в РОВД, и больше суток его держали, издевались и избивали дубинкой, завернув в одеяло, табельным пистолетом, угрожали насилием, не давали пить, ходить в туалет. Полицейские принуждали Олжаса признаться в краже скота из соседнего поселка. В избиении принимали участие начальник криминальной полиции районного РОВД, дознаватель и дежурный по РОВД. После перенесенных травм Олжас продолжает проходить лечение, сказывается и посттравматический синдром, он стал замкнутым и практически все время проводит на дальнем отгоне своего крестьянского хозяйства высоко в горах, вдали от людей. Моральный ущерб Олжас оценивает в 15 миллионом тенге.

(Подробней об этом деле: «Лежал человек на земле»«Страх над аулом»«Трое полицейских, терроризировавших жителей Алакольского района, осуждены»)

Интерес к данному процессу вызван тем, что Казахстан декларативно встал на путь нулевой терпимости к пыткам, разрабатывает государственные программы «Общество без пыток» и так далее, однако факты пыток продолжают иметь место.

При этом одним из обязательств государства, согласно статьи 14 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, является то, что «Каждое Государство-участник обеспечивает в своей правовой системе, чтобы жертва пыток получала возмещение и имела подкрепляемое правовой санкцией право на справедливую и адекватную компенсацию, включая средства для возможно более полной реабилитации. В случае смерти жертвы в результате пытки право на компенсацию предоставляется его иждивенцам».

В пункте два этой же статьи указано, что «ничто в настоящей статье не затрагивает любого права жертвы или других лиц на компенсацию, которое может существовать согласно национальному законодательству».

В национальном законодательстве взыскать моральный вред можно согласно Гражданского кодекса, где определение моральный вред довольно емкое. Прямой нормы взыскания морального вреда жертвой пыток нет. Существует целая пирамида из отсылочных норм, для того чтобы определить: имеет ли жертва пыток право на получение морального вреда с государственного органа. Статья 923 Гражданского кодекса предусматривает понятие «иной вред от незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия» и отсылает в статью 922 того же кодекса который предусматривает взыскание морального вреда с государственного органа и указывает, что «Вред возмещается за счет государственной казны. Представителем казны выступают финансовые органы либо другие органы…»

Понятие «иной вред от незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия», указанный в статье 923 ГК РК, раскрывается в нормативном постановлении Верховного Суда РК от 9 июля 1999 года N 7«О практике применения законодательства по возмещению вреда, причиненного незаконными действиями органов, ведущих уголовный процесс», которое входит в состав действующего права Казахстана.

В нем под незаконными действиями органов, ведущих уголовный процесс, в числе прочих оснований понимаются незаконное применение меры пресечения или иных предусмотренных законом мер процессуального принуждения; содержание лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, или лица, в отношении которого в качестве меры пресечения избран арест, в опасных для его жизни и здоровья условиях; применение насилия, жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение; проведение процессуальных действий в условиях, создающих опасность для жизни или здоровья участвующих в них лиц; принятие решений и совершение действий, унижающих честь или умаляющих достоинство лица, участвующего в уголовном процессе и другие.

Важно отметить то, что в четвертом периодическом официальном докладе государства в Комитет ООН против пыток государство пишет, что в Казахстане существует эффективный механизм взыскания морального вреда для жертв пыток и действующее законодательство позволяет как взыскать финансовую компенсацию, так и потребовать реабилитации для жертв пыток с государства.

Как это выглядит на практике, мы увидим из решения Талдыкорганского городского суда по делу Олжаса Турысбекова.

Для сведения хотелось бы привести несколько примеров из практики судов по взысканию морального вреда:

— За испорченное здоровье детей, пострадавших от некачественной вакцины сербского производства, Минздрав выплатил от 50 до 100 тысяч тенге, а в 2005 г. в 10 раз дороже стоили честь и достоинство чиновника — заместитель акима Южно-Казахстанской области выиграл иск у местной газеты на 500 тысяч тенге.

— Объем страданий, которые испытала пятилетняя девочка в момент насилия и убийства составляет 300 тысяч тенге. Так судья определил цену на жизнь девочки. Неудовлетворенность публикацией в газете «Взгляд» истцом наш казахстанский суд оценил в размере 15 миллионов тенге, что в 50 раз больше.


Добавить комментарий