Страх над аулом

30.11.2016

Мы уже писали о том, как в июне этого года сотрудники Управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) провели «акцию устрашения» в ауле Бакалы. После чего 26-летний Олжас Турысбеков стал практически инвалидом, в отношении Марата Турысбекова (его дяди – владельца крестьянского хозяйства) возбуждено кое-как состряпанное уголовное дело, еще двое совладельцев по крестьянскому хозяйству ударились в бега, что их и спасло (см. «Лежал человек на земле», «Дело было в Бакалы»).

Прошло уже полгода, но возбужденное дело в отношении тех, кто применял пытки, движется с черепашьей скоростью. Также неспешно идет дело к суду по обвинению Марата Турысбекова в ношении обреза. И уж совсем никак не продвигается процесс в отношении главных виновников этих событий – сотрудников УБОП.

«Борьба» с ОПГ при «новой метле»

Крупный аул Бакалы состоит из трех частей и насчитывает около трех тысяч человек. Считается достаточно благополучным, в чем есть и заслуга фермеров, которых благодаря стараниям УБОП объединили в организованную преступную группу.

Основные события начались с Марата Турысбекова, который был «задержан» во время утренней пробежки с обрезом (правда, без патронов и в целлофановом пакете). После чего двум его напарникам  по хозяйству — Советхану Мамырбаеву и Хасенали Хусаинову — пришлось бежать из аула. Еще двоим уйти не удалось: Баглана «взяли» с пакетиком наркотического вещества и он согласился на условия полицейских. Но хуже всего пришлось Олжасу, которого истязали почти что сутки.

Советхан МамырбаевКак рассказал Советхан Мамырбаев, собственно все началось еще в 2015 году, когда в Алакольский РОВД назначили нового шефа и тот вызвал Советхана к себе, как человека, имеющего в ауле авторитет. Но конструктивного диалога с районным главой полиции не вышло, поскольку, как говорит Советхан, тот завел разговор, чтобы односельчане фермера взяли на себя некоторые эпизоды нераскрытых краж скота. Советхан от такого сотрудничества отказался. Потом ему передали, что новый полицейский якобы пообещал посадить и его, и других совладельцев фермерского хозяйства.

Марата никто не предупреждал. Но согласившись отделаться малой кровью и взять на себя ношение оружия, он подвергся вымогательству – 20 тысяч долларов «с хозяйства» или раскручивается дело по ОПГ. Как мы уже писали ранее, Марат, пообещав обсудить детали спонсорства со своими компаньонами, решил не помогать полиции ни деньгами, ни скотом.

После того как Марат так и не выполнил условий «джентльменского соглашения», полицейские схватили Олжаса и Баглана, а 19 июня дошла очередь и до Советхана с Хасенали.

— Я понял: мы их требования не исполнили, так как нас предупредили, что если мы не выполняем требования нам открытым текстом пригрозили, что подкинут или наркотики, или обрез, и все равно посадим, — вспоминает Советхан. Усыпив бдительность стражей порядка тем, что он на своей машине поедет с ними к неназванному «начальнику», ему удалось уйти через сад.

Его товарищ Хасенали не стал дожидаться, когда придут за ним, и тоже спешно покинул аул.

Раздосадованные полицейские, упустившие двух потенциальных жертв, приехали в крестьянское хозяйство и там начали обрабатывать работников, требуя от них в качестве компенсации скот с мотивировкой, что хозяин все-равно почти что за решеткой.

В те дни, как сообщил Марат, других мужчин в ауле также забирали в полицейские участки, заставляя брать на себя небольшие преступления. Естественно, те отказывались. Доходило до того, что их не выпускали в туалет, требуя подписи в «признательных показаниях». Но в отличие от фермеров их односельчане боятся мести борцов с оргпреступностью и не подняли головы против устоявшейся системы.

Марат, Советхан и Хасенали, встретившись, подали совместную жалобу в МВД, КНБ и Генеральную прокуратуру. После этого убоповцы притихли.

Голый рапорт

22 июля они получили ответ из Генеральной прокуратуры: их заявления направили в Управление собственной безопасности Алматинской области.

Рассказывает адвокат Советхана и Хасенали Юлия Малюкова:

— На протяжении долгого времени о нас как будто забыли. И 16 августа 2016 года нам пришлось сдать ходатайство допросить Советхана и Хасенали и в ходе досудебного расследования определить их статус. 5 сентября нас все-таки пригласили на допрос. Мы, понимая, что УСБ не заинтересовано в расследовании дела, заявили ряд ходатайств. По нашим ходатайствам  был допрошен только один свидетель — Турысбеков Марат. А тех свидетелей, которые прямо указывали на сотрудников УБОП, которые приезжали непосредственно в село Бакалы и в течение нескольких дней держали в страхе население – до них дело не дошло.

Но еще больше Юлию Малюкову возмущают «законность» обоснований действий полиции, из-за которых пострадало столько человек.

Как выяснилось, все завертелось на основе единственного рапорта.

— По правилам к рапорту прилагаются следующие документы – оперативно-розыскные мероприятия. Они же ссылались, что в течение полугода за ними наблюдали. Рапорт зарегистрирован 24 мая 2016 года и тем же числом датируется постановление о возбуждении уголовного дела, — поясняет она.

Однако данный рапорт, без каких-либо приложений, оказался без ничего – «там ни состав группы не указан, ни кличек, ни кодов».  

— У нас ни то, что нет оперативно-розыскных мероприятий, у нас даже эта графа не заполнена! И сначала следователь этот рапорт подписывает, а затем и руководство ДВД. – негодует адвокат.

И на основании только этого рапорта дело Марата Турысбекова передается в суд по 287 статье ч 4 «Незаконное хранение, перевозка оружия, совершенное группой лиц». Тогда как «задержан» был только Марат, с одним обрезом в двух пакетах без патронов. Но и прокуратура пропускает это дело, так что скоро Марату Турысбекову придется предстать в единственном числе перед судом, представляя собой группу лиц (заметим, что про ОПГ уже нигде не говорится).

— Почему они направили уголовное дело в суд? Мое мнение, что никто не ожидал такой реакции. Они думали: состряпали быстро рапорт, прогнали в ожидании, что все эти граждане подпишутся, возьмут на себя – вот и получится ОПГ. Либо они не согласятся, но дают денежные средства, а за 20 тысяч долларов этот рапорт можно потихонечку замять: лицо не установлено… Но пошло все не так. Люди взбунтовались и стали писать заявления, — выдвигает версию Юлия Малюкова.

Неотступный страх

Марат Турысбеков готовится к суду, у его компаньонов все находится в подвешенном состоянии, племянник Марата – Олжас все еще не может прийти в себя после перенесенных пыток. 15 ноября у него прошла очная ставка со своими мучителями, после которой парень снова оказался в реанимации.

— Может быть, он не говорит, что с ним делали. Вчера, как он их увидел на очной ставке полицейских, он потерял сознание, у него давление поднялось, в реанимацию попал  — плачет его мама Сауле Курмангалиева —  Я пять месяцев с ним хожу, наблюдаю за ним, но может он что-то скрывает еще.

Анна Смирнова, юрист Казахстанского международного бюро по правам человека и участник Коалиции НПО Казахстана против пыток делится планами по делу Олжаса: Анна Смирнова

— Коалиция была очень обеспокоена информацией, что сотрудники Алакольского РОВД помимо того, что физически издевались над Олжасом, производили психологические пытки, и угрожали сексуальным насилием. Олжас имел смелость заявить об этом. На основе этого обращения Коалиция инициировала обращение в Генеральную прокуратуру, и мы настоятельно просили следовать рекомендации Комитета ООН против пыток, что ни в коем случае расследованиями сообщений о пытках не занимались тот же орган, чьи сотрудники применяли пытки. Мы обеспокоены, что при длительном рассмотрении дела при проведении очных ставок человек теряет сознание и сейчас находится в больнице в критическом состоянии. Мы будем просить следователя провести психолого-психиатрическую экспертизу тех страданий, которые перенес молодой человек. Если этого не произойдет, то Коалиция будет назначать своих независимых экспертов, чтобы довести дело до суда. 

По ее информации, в настоящее время 22 процента обращений в Коалицию поступает из Алматинской области, таким образом, регион занял второе место в табеле применения пыток по стране.

Молчание органов ведет к протестам

У адвоката Малюковой нет больших надежд, что все разрешится по закону. Сейчас она направила ходатайство следователю УСБ, ведущему дело, чтобы он, пользуясь своими полномочиями, истребовал материалы оперативно-розыскной работы в отношении «ОПГ» (если, конечно, таковая велась). Если таковых нет – то это уже само по себе противоправное действие сотрудников УБОП и подтверждение тому, что рапорт был создан именно для вымогания денег.

В послужном списке адвоката есть недавнее дело из Талдыкоргана, когда только после 22 заявлений полиция возбудила уголовное дело, связанное с летальным исходом – тоже показатель работы полицейских. А уж когда дело касается их коллег, то зачастую шансы на доведение дела до суда равны нулю.

— Если нас не услышат государственные органы население Бакалы настроено так, чтобы начать протестные акции против действий полиции, — предупреждает она.

В этом году доведенные до предела жители южно-казахстанского аула Асыкат пришли в полицейский участок и потребовали остановить полицейскую вакханалию. Также как и в случае Бакалы стражи порядка установили свои законы – обязали сельчан или брать на себя преступления, или откупаться. Последней каплей для асыкатовцев стала попытка мужчины повеситься после допроса в полиции.


Добавить комментарий