КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

В тюрьме подвергается пыткам гражданин Таджикистана

23.08.2021

По жалобам заключенного гражданина Таджикистана Мирмахмада Курбонова на сотрудников колонии с обвинениями в издевательствах и пытках было возбуждено три уголовных дела, однако никто из виновных так и не был наказан.

Мирмахмад Курбонов, хоть и является гражданином Таджикистана, уже давно живёт в Казахстане.

В сентябре 2017 года Курбонов по обвинению в грабеже был осуждён на 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Однако в августе 2018 года Курбонов вновь предстал перед судом — теперь уже по обвинению в неповиновении законным требованиям администрации уголовно-исполнительного учреждения.

Руководство колонии общего режима ОВ-156/18, расположенной в Восточно-Казахстанской области, обвинило осуждённого Курбонова в 12 фактах нарушениях режима:

спрятал в вещах лезвие канцелярского ножа (за что был помещен в одиночную камеру на месяц);

отказался выходить на двухчасовую работу без оплаты труда по благоустройству территории исправительного учреждения, ссылаясь на состояние здоровья (получил за это выговор);

читал намаз во время завтрака (за это нарушение был наказан двумя месяцами одиночной камеры);

находясь в одиночке, нанес себе телесные повреждения несмотря на (цитата) «просьбы сотрудников учреждения не делать этого» (получил за это выговор);

через месяц пребывания в одиночной камере нанес себе порезы лезвием в область живота (цитата) «без каких-либо причин, от оказания медицинской помощи отказался» (за это нарушение режима был водворен в дисциплинарный изолятор на 15 суток);

находясь в медицинско-санитарной части учреждения, не спал после команды «отбой» согласно распорядку дня, самовольно включил и смотрел телевизор в комнате политико-воспитательной работы (получил выговор);

через неделю после этого снова не спал после команды «отбой», вместо этого играл в нарды и смотрел телевизор (за это повторное нарушение режима был водворен в дисциплинарный изолятор на 10 суток);

при водворении в одиночную камеру, в категоричной форме отказался от ношения формы одежды, установленного образца закрепленной за дисциплинарным изолятором, кроме того, находясь в ДИЗО начал биться головой об стену, нанося себе телесные повреждения, (цитата) «на законные требования администрации учреждения прекратить противоправные действия не реагировал».

«Осужденный Курбонов, не желая вставать на путь исправления, осознавая фактический характер и общественную опасность своих действий, с прямым умыслом, направленным на злостное неповиновение законным требованиям администрации учреждения и дезорганизации их деятельности, отказываясь выполнять их законные требования, показывая для остальных осужденных отрицательный пример, негативно настроив их к администрации учреждения, умышленно допускал нарушения установленного порядка отбывания наказания носящих злостный характер», — говорилось в приговоре суда.

Следует отметить, что сам Курбонов с предъявленными ему обвинениями не согласился. Он заявил, что лезвие канцелярского ножа ему подбросили сотрудники колонии, они же и наносили ему телесные повреждения, когда он находился в одиночной камере.

Однако суд счёл вину Курбонова полностью доказанной и заменил ему срок по приговору первого суда на 7 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Вскоре Курбонов оказался в Жезказгане в тюрьме АК-159/25. Об этом исправительном учреждении АССА писал уже не раз. К примеру, в декабре прошлого года трое заключённых из этой тюрьмы объявили голодовку в знак протеста против пыток. Кроме того, они зашили себе рты и глаза. В январе 2021 года ещё двое заключённых также объявили голодовку. В марте один из осуждённых в этой тюрьме грозил повеситься, поскольку устал от издевательств и пыток.

Правозащитники не видят ничего удивительного в том, что у Курбонова возник жёсткий и затяжной конфликт с администрацией этого учреждения. По его жалобам на сотрудников с обвинениями в издевательствах и пытках было возбуждено три уголовных дела, однако никто из виновных так и не был наказан.

Самого Курбонова вследствие этого конфликта увезли в больницу в городе Семей. После выздоровления его вновь должны были вернуть в Жезказган.

Этапирование проводилось через следственный изолятор АК-159/1 в Караганде.

Там в изоляторе, по словам осуждённого, снова произошла провокация. Один из сотрудников — оперуполномоченный Бахтияр Куркбаев дал Курбонову телефон, чтобы тот смог позвонить больной матери. После звонка оперуполномоченный потребовал с него оплату за телефонную связь — $80. Курбонов отказался и снова попал под пресс. В конце концов гражданину Таджикистана вогнали штырь в живот. Его увезли в больницу, но штырь не извлекли, так как извлечение — это «плановая операция», а плановые операции проводятся в порядке очереди.

Тем временем Верховный суд Казахстана под натиском родственников Курбонова и его защитников затребовал его уголовное дело, поскольку появились сомнения в справедливости вынесенного ему приговора.

Между тем, Курбонов продолжал находиться в следственном изоляторе со штырем в животе. Рана начала гноиться. Однако тюремные врачи сказали, что никакой угрозы для жизни нет. За это время у него умерла мать.

Супруга Курбонова и его адвокат добились от посольства Таджикистана в Казахстане обещания встретиться с Курбоновым в следственном изоляторе. Поскольку сотрудники посольства иностранные граждане, требовалось согласование с министерством иностранных дел Казахстана и руководством Комитета уголовно-исполнительной системы, которое должно было уведомить руководство СИЗО о визите сотрудников посольства.

Однако встреча не состоялась, поскольку 17 августа за несколько часов до визита сотрудников посольства, Курбонова специальным этапом экстренно этапировали назад в Жезказган. Этапировали вместе со штырем в животе.

Курбонов от возвращения не ожидал ничего хорошего. Поэтому успел написать и передать своим близким несколько предсмертных писем на тот случай, если его вдруг найдут мертвым.

Между тем, адвокат Курбонова выяснил, что фамилию его подзащитного так и не внесли на портал для проведения плановой операции. Как пояснило руководство тюрьмы, в операции было отказано поскольку Курбонов является гражданином другой страны и не имеет права получать в Казахстане медицинскую помощь подобного рода. Кроме того, в тюрьме заявили, что у Курбонова нет индивидуального идентификационного номера (ИИН имеется у всех граждан Казахстана и у тех, кто имеет вид на жительство) и поэтому его данные не смогли внести на портал. Однако, по словам адвоката Курбонова, у его подзащитного есть ИИН, поскольку он уже давно живёт в Казахстане.

В своих предсмертных письмах Курбонов просит винить в его смерти начальника следственного изолятора Караганды, оперуполномоченного Бахтияра Куркбаева, начальника режимной части следственного изолятора, а также все руководство и сотрудников тюрьмы АК-159/25 в Жезказгане.

ИСТОЧНИК:

Аналитический центр по Центральной Азии

acca.media/kazahstan-v-tyurme-podvergaetsya-pytkam-grazhdanin-tadzhikistana/


Смотрите также