Притеснения гражданского общества в Казахстане

02.07.2015

 

1. Введение

2. Меры законодательного характера

3. Особенности политической и общественной среды

4. Свобода распространения информации

5. Долгосрочная поддержка и ресурсы

6. Пространство для диалога и сотрудничества

7. Рекомендации по созданию благоприятной среды для деятельности гражданского общества в постсоветских странах с низким уровнем демократии
Вправо

1. Введение

Фундация «Открытый Диалог» приветствует инициативу Верховного комиссара ООН по правам человека провести консультации по созданию благоприятного пространства для деятельности гражданского общества и выпустить отчет с практическими рекомендациями по этой теме.

С 2009 года Фундация «Открытый Диалог» занимается защитой прав человека на постсоветском пространстве с особым вниманием к крупнейшим странам региона: Казахстану, России и Украине.

Мы высоко ценим возможность поделиться опытом коммуникации с представителями гражданского общества Казахстана. В этом документе после каждого раздела приводятся конкретные рекомендации для Казахстана по вопросам защиты гражданского общества. Анализ осуществлен по выделенным ООН направлениям: законодательные рамки; политическая и общественная среда; свобода распространения информации; долгосрочная поддержка и ресурсы; пространство для диалога и сотрудничества.

В конце документа выделены общие рекомендации по обеспечению развития гражданского общества в постсоветских странах с низким уровнем демократии.

В 2012-2013 гг. Фундация «Открытый Диалог» организовала несколько наблюдательных миссий по соблюдению прав человека в Казахстане, в том числе освещала судебные процессы по делам Владимира Козлова и жанаозенских нефтяников, а также по делу о закрытии независимых СМИ.

Мы просим Верховного комиссара ООН по правам человека рассмотреть приведенные рекомендации, а также подчеркиваем важность данной инициативы, учитывая критическое сужение пространства для развития гражданского общества в постсоветских недемократических государствах.

За последние 5 лет самые большие страны постсоветского пространства – Казахстан, Россия и Украина – претерпели серьезные социальные потрясения, связанные с борьбой гражданского общества против политического режима.

Забастовка нефтяников Жанаозена и протесты на Болотной площади были подавлены силой. После этого, опасаясь новых протестных движений, Казахстан и Россия ужесточили репрессии против представителей гражданского общества, которые до сих пор живут в страхе. Давление со стороны международной общественности было недостаточным, чтобы предотвратить это. Даже в Украине гражданское общество начало чувствовать реальную международную поддержку только после того, как в феврале 2014 года в центре Киева спецподразделения милиции стали массово расстреливать протестующих.

Отсутствие пространства для свободной и безопасной деятельности гражданского общества приводит к консервации авторитарных режимов, и эти государства перестают быть надежными и предсказуемыми партнерами.

Международному сообществу стоит прислушиваться к гражданскому обществу в недемократических странах, особенно во времена социальных потрясений и вооруженных конфликтов. ООН, ЕС, ОБСЕ, ПАСЕ, а также правительства и парламенты демократических государств должны поддерживать правозащитные НПО, члены которых часто рискуют жизнью, отстаивая ценности прав человека и демократии. Постоянная коммуникация с гражданским обществом будет способствовать объективному информированию дипломатов и политиков о ситуации в недемократических странах, а также позволит действовать на опережение, предотвращая острые конфликты.

2. Меры законодательного характера

Законодательство Республики Казахстан (РК) ограничивает пространство для развития гражданского общества и предусматривает возможность государства чрезмерно контролировать эту сферу. Примером тому являются следующие нормативные акты:

Закон РК «Об общественных объединениях» устанавливает, что деятельность незарегистрированных объединений является административным нарушением. Это противоречит праву на свободу ассоциаций и неформальных объединений. Неугодные власти объединения получают отказ в регистрации по техническим причинам.
Закон РК «О политических партиях» содержит жесткие бюрократические требования для создания и функционирования партийных организаций. Например, оппозиционной партии «Алга!» отказывали в регистрации с 2005 по 2012 год по причинам «неточностей в некоторых заявлениях», «необходимости дополнительных проверок» и т. д.. В 2012 году казахстанский суд запретил партию «Алга!» по обвинениям в «возбуждении социальной розни» во время событий в Жанаозене.
Согласно Закону «О политических партиях», причиной приостановления деятельности партии являются призывы к «экстремизму» (при этом в законодательстве отсутствует четкое определение этого термина). Причиной ликвидации партии может быть неучастие в выборах 2 раза подряд.

Закон РК «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» был принят в 2011 году и ввел новые жесткие условия для регистрации религиозных общин. В частности, для регистрации местного религиозного объединения требуется не менее 50 человек, для регионального – 500, для республиканского – 5000. Имплементация закона привела к резкому сокращению количества религиозных объединений. Нетрадиционные и/или независимые общины были вынуждены войти в лояльные к власти религиозные структуры. Деятельность незарегистрированных религиозных объединений запрещена.
Закон РК «О профессиональных союзах» критикуется Международной конфедерацией профсоюзов и Международным бюро труда за государственную монополию в этой сфере и ограничение возможностей независимых профсоюзов.
ВУголовном кодексе, который действует с 2015 года, введено понятие «лидер общественного объединения» (ст. 3). «Лидером» считается тот, кто «способен посредством своего влияния и авторитета единолично оказывать управляющее воздействие на деятельность общественного объединения». Такое определение открывает возможность классифицировать любого участника объединения как «лидера».
Уголовным преступлением считается факт организации и участия в незаконном собрании «или ином незаконном публичном мероприятии» (ст. 400). Уголовная ответственность предусмотрена за «незаконное вмешательство членов общественных объединений в деятельность государственных органов» (ст. 403). Неясно, почему в нарушение принципа равенства выделена ответственность членов общественных объединений.

Рекомендации:

Сократить количество бюрократических требований для регистрации и деятельности общественных объединений, политических партий и религиозных общин.

Устранить из Закона «Об общественных объединениях» запрет на существование неформальных общественных объединений.

Исходя из международных стандартов, дать в законодательстве четкое определение понятию «экстремизм» во избежание избирательного применения данной нормы для ограничения деятельности организаций гражданского общества.

Пересмотреть Закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», чтобы облегчить регистрацию независимых и малочисленных религиозных общин.

Декриминализировать статью о вмешательстве общественных объединений в деятельность государственных органов и отменить понятие «лидер общественного объединения», которое выступает как отягощающий фактор.

3. Особенности политической и общественной среды

Многие научные исследования, а также анализ данных организации World Values Survey подтверждают, что общественная среда возлагает свои ограничения на развитие гражданского общества в Казахстане. Среди казахстанцев более распространены частные социальные сети и семейные связи. Казахстанцы «закрываются» в частной сфере и избегают общественной или политической активности. В обществе присутствуют такие черты политической культуры, как патриархальность, аполитичность, толерантность к власти, низкий уровень знаний о политике и т.д. В связи с этим большая ответственность лежит на государственной власти, которая призвана обеспечить надлежащие условия для развития гражданского общества.

Однако политическая среда является неблагоприятной для развития гражданского общества в Казахстане. Гражданские активисты подвергаются многим ограничениям, в том числе арестам, судебным преследованиям, запретам на проведение акций и т.д.

Критически настроенные по отношению к власти активисты подвергаются преследованиям по сфабрикованным обвинениям:

— В 2012 году лидер незарегистрированной партии «Алга!» Владимир Козлов был приговорен к 7,5 годам лишения свободы по политическим обвинениям в связи с событиями в г. Жанаозен. С 2012 года правозащитник Вадим Курамшин отбывает 12-летний срок в колонии строгого режима по обвинениям в «вымогательстве».

— В 2007 году диссидент и поэт Арон Атабек был приговорен к 18 годам в колонии строгого режима по обвинению в «организации массовых беспорядков».

— Злоупотребляя системой Интерпола, Казахстан преследует не только оппозиционного политика Мухтара Аблязова, который долгое время финансировал негосударственные СМИ и оппозиционное движение в Казахстане, но и его родственников и близких людей. Правозащитные организации, депутаты Европарламента и ПАСЕ неоднократно называли дело Аблязова политическим и призывали Францию отказать в его экстрадиции.

— В ноябре 2014 года была освобождена Роза Тулетаева, активистка движения нефтяников, которая, как и другие осужденные по Жанаозенскому делу, прошла через жестокие пытки. Освобождение стало возможным благодаря резкой критике со стороны Европарламента, ООН и ОБСЕ.

— Правозащитница и адвокат Зинаида Мухортова неоднократно подвергалась принудительному психиатрическому лечению. Она была освобождена в декабре 2014 года после неоднократных призывов ООН и правозащитных организаций.

Активисты и организаторы акций протеста часто подвергаются задержаниям, арестам и штрафам даже за участие в небольших или одиночных пикетах. В марте 2014 года в Астане полиция силой погрузила в автобус женщин и детей, которые митинговали против принудительного выселения из квартир. Также в 2014 году полиция задерживала участников митинга против создания Евразийского экономического союза; активистов группы «Антигептил»; участников акции против девальвации тенге; бастующих строителей выставки «ЭКСПО-2015»; блогеров Нурали Айтеленова, Рината Кибраева, Дмитрия Щелокова, Дину Байдилдаеву и др. В феврале 2015 года полиция задержала двух жительниц г. Семей, которые вышли на протест возле посольства США.

Рекомендации:

Прекратить практику давления, преследования, арестов и запугивания активистов гражданского общества; обеспечить им право на профессию, право на свободное выражение мнения и право на свободу собраний в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах и Всеобщей декларацией прав человека.

Обеспечить проведение непредвзятых расследований каждого случая арестов общественных активистов.

Прислушаться к призывам международной общественности и освободить оппозиционных активистов Владимира Козлова, Вадима Курамшина и Арона Атабека, обвинения против которых признаны политически мотивированными.

Отказаться от требований о выдаче оппозиционных политиков, которые финансировали и поддерживали оппозиционное движение и активистов гражданского общества в Казахстане. Прекратить практику давления на оппозиционных политиков через преследование их родственников, используемых в качестве заложников.

4. Свобода распространения информации

В Казахстане власть препятствует развитию независимых СМИ, тем самым ограничивая информационные каналы, необходимые для деятельности гражданского общества.

В 2012 году казахстанские суды запретили деятельность 34-х самых влиятельных независимых СМИ на основании политически мотивированного приговора оппозиционеру Владимиру Козлову. СМИ были обвинены в «возбуждении социальной розни» в связи с событиями в г. Жанаозен в 2011 году.

Вскоре новым методом преследований СМИ стало приостановление их выпуска за незначительные технические нарушения. С нарушением принципа соразмерности и пропорциональности наказаний в 2013-2014 гг. был прекращен выпуск «Правдивой газеты» и приостановлен выпуск газет «Правда Казахстана» и «Трибуна».

23.04.2014 президент Казахстана подписал изменения в закон «О связи», которые позволяют прокурору без суда приостанавливать работу социальных сетей и Интернет-ресурсов, если те используются в «преступных целях».

Целый ряд статей в новом административном и уголовном законодательствеработает на ограничение свободы слова:

— Статья 456 АК «Нарушение порядка объявления выходных данных» регулярно используется для ограничения деятельности небольших независимых изданий.

— Статья 174 УК «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни» содержит размытые критерии для определения действия как преступного.

— Статья 274 УК «Распространение заведомо ложной информации» подвергает опасности журналистов-расследователей.

— Статья 130 УК предусматривает наказание за клевету не только в форме лишения свободы, но и в виде непомерных штрафов (до 25810 евро).

Журналисты подвергаются уголовным преследованиям за их профессиональную деятельность. Опасаясь тюремного заключения по обвинениям в клевете, журналисты Айдос и Наталья Садыковы были вынуждены бежать из страны, и в декабре 2014 года получили политическое убежище в Украине.

В 2014-2015 годах были выдвинуты обвинения в клевете гражданскому активисту Мусагали Дуамбекову; журналистам Оксане Живицкой, Валерию Сурганову, Людмиле Батюшкиной, Талгату Умарову; редактору Айгуль Мусабаевой; издателю Тамаре Еслямовой; адвокату Абзалу Куспану. Журналистам Андрею Цуканову и Марии Ковалевой выдвинули обвинения в «распространении заведомо ложной информации», редактору Жарылгапу Калыбаю – в «оправдании экстремизма», редактору Сергею Перхальскому – в «оскорблении представителя власти». Журналист-расследователь газеты «Версия» Ярослав Голышкин находится под арестом по подозрению в вымогательстве денег у акима Павлодарской области.

19.06.2015 казахстанский суд обязал собственника сайта Nakanune.kz Гюзаль Байдалинову выплатить «Казкоммерцбанку» 20 миллионов тенге (больше 95 тыс. евро) в качестве компенсации ущерба деловой репутации. Также суд потребовал удалить с сайта статью, где сообщалось о возможных нарушениях в финансировании проектов банка. При этом журналисты в статье высказывали лишь предположения и предлагали правоохранительным органам проверить изложенную информацию. Суд отклонил ходатайство о проведении филологической экспертизы.

Рекомендации:

Декриминализовать статьи за клевету и распространение заведомо ложной информации в соответствии с международными стандартами защиты свободы мнений и закрыть уголовные дела против обвиненных журналистов.

Отменить поправки в закон «О связи», которые позволяют без суда блокировать Интернет-ресурсы.

Прекратить преследования редакций и другие массовые применения административных наказаний для ограничения деятельности независимых СМИ.

Внести соответствующие изменения в Административный кодекс, сделав невозможным применение несоразмерных наказаний в виде приостановления или прекращения выпуска газет за технические и формальные нарушения.

Обеспечить независимые и беспристрастные расследования всех уголовных дел против журналистов.

5. Долгосрочная поддержка и ресурсы

Можно выделить следующие особенности и проблемы этой сферы в Казахстане:

Государство поддерживает организации, которые занимаются public services и социальными проектами. Государство не выделяет гранты на проекты в сфере защиты прав человека, политического образования, верховенства права, реформирования власти и т.д. Государственный «социальный заказ» не отображает всех реалий, при этом отсутствуют публичные консультации о соответствии задач НПО с потребностями общества.

НПО, которые получают социальные заказы, очень зависимы от позиции государственных структур и вынуждены отказаться от общественно-политической деятельности и проектов политической направленности.

Независимые НПО неохотно идут на сотрудничество с государством. С учетом строгого контроля выделяемых из бюджета средств, даже незначительное изменение статей бюджета по проекту или критика в адрес действующей власти могут стать причиной уголовного преследования или репрессий. В рамках реализации общих проектов наблюдается недостаток доверия со стороны государственных органов.

Независимые НПО могут получить государственные гранты только на проекты, которые касаются просветительской деятельности или оказания социальных услуг. Кроме того, как отмечает правозащитник и активист Бахытжан Торегожина, одним из условий получения государственного гранта для независимой НПО может быть взятка.

В Казахстане распространены НПО, которые де-факто отстаивают интересы государства. «Есть НПО, которые не просто находятся в фарватере государственной политики, но и проводят ее даже вопреки интересам независимого гражданского общества», – отмечает казахстанский правозащитник Евгений Жовтис.

Часто гранты, предоставляемые государством на социальные проекты, создаются под конкретные организации, особенно это проявляется на региональном уровне.
В Казахстане разработан законопроект «О государственной поддержке неправительственных организаций». По словам общественных активистов, он предоставляет преимущество провластным НПО, особенно в части финансирования. Законопроект является дискриминационным относительно организаций, которые занимаются проектами по защите прав человека и развитию демократии.

Судя по законодательным инициативам, власти опасаются влияния независимых НПО, которые финансируются иностранными донорами. В некоторой степени Казахстан пытается наследовать политику своего ближайшего союзника России, которая развернула борьбу с «иностранными агентами». Казахстан пытается обеспечить высокий уровень государственного финансирования, что позволит держать НПО под своим контролем.
Работа в условиях коррупции (особенно на региональном уровне); отсутствие практики отчетности по своей деятельности, в том числе из-за угроз преследований.

Большинство НПО чувствуют недостаток квалифицированных кадров, волонтерского участия и поддержки инициатив местным населением. Это связано, в частности, с такими факторами: опасность попасть в опалу властей; низкие финансовые вознаграждения; существующий у населения «советский» образ НПО, которые полностью контролируются государством.

По словам правозащитников Евгения Жовтиса и Бахытжан Торегожиной, международные, межправительственные организации и иностранные правительства пытаются соблюдать паритет в финансировании независимых и провластных НПО, таким образом демонстрируя властям свою объективность.

Правозащитник Макс Бокаев предполагает, что представительства международных доноров в Казахстане из-за своей бюрократизации иногда могут отдавать предпочтение тем НПО, с которыми давно сотрудничают. Такие НПО, по словам правозащитника Галыма Агелеуова, иногда могут заранее обсудить с грантодателями детали потенциального проекта.

Рекомендации:

Посредством государственных и международных программ обеспечить независимость и развитие организационного и финансового потенциала общественных организаций.
Обеспечить прозрачные и конкурентные конкурсы на получение государственных грантов, поощряя активность независимых организаций.

Приоритеты по общегосударственным проектам должны формироваться путем проведения реальных общественных консультаций, исходя из актуальных потребностей общества.

Привлечь представителей независимых НПО, в том числе тех, которые занимаются развитием демократии и верховенства права, к разработке законопроекта «О государственной поддержке неправительственных организаций» с тем, чтобы он не был дискриминационным по отношению к организациям определенных направлений.
В данном законопроекте прописать оптимальную модель сотрудничества государства и НПО. В частности, такая модель должна предусматривать: возможность НПО быть гибкими в корректировании использования государственных средств; возможность долгосрочного финансирования; гарантии самостоятельности НПО, несмотря на реализацию государственных проектов и т.д.

Государство должно быть заинтересовано в том, чтобы независимые НПО реализовывали проекты по защите прав человека, развитию демократии и верховенства права.
Международным донорам следует работать не только с давними партнерами, но также поддерживать деятельность новых перспективных независимых организаций.

6. Пространство для диалога и сотрудничества

Казахстанский режим не заинтересован в диалоге и негативно реагирует на самостоятельную деятельность НПО, что проявляется в репрессиях или игнорировании позиции гражданского общества.

Во время и после трагических событий в Жанаозене власть агрессивно реагировала на деятельность активистов и организаций: силовые разгоны акций протеста; аресты и заключение представителей НПО, лидеров профсоюзных и партийных движений; запрет деятельности незарегистрированной партии «Алга!» и независимых СМИ.

Активисты чувствуют постоянное давление и опасность репрессий. В частности, в январе 2015 года состоялся визит в Казахстан Майна Киаи, Специального докладчика ООН по праву на свободу мирных собраний и праву на свободу объединений. За представителями гражданского общества, с которыми встречался Майна Киаи, велась слежка. В результате, казахстанской полицией был задержан случайный человек, который якобы «сделал признание». Майна Киаи отметил, что этот случай указывает на «нежелание защищать должным образом права человека в стране, а также на чувство безнаказанности некоторых должностных лиц».

Фундация «Открытый Диалог» во время проведения наблюдательных миссий в Казахстане также сталкивалась с неоднократными случаями слежки со стороны неизвестных лиц, которые, предположительно, являются представителями силовых структур.

Попытки представителей гражданского общества повлиять на составление нового уголовного и административного законодательства были проигнорированы, хотя власть декларировала свое активное сотрудничество с гражданским обществом. В целом, в Казахстане общественные организации находятся вне процесса принятия решений.
Казахстан привлекает высокооплачиваемых лоббистов для осуществления кампании по дезинформации международных партнеров. В результате, правительства, международные организации и западные медиа получают искаженную информацию, которая дискредитирует казахстанских активистов, журналистов и оппонентов казахстанского режима, в том числе тех, которые скрываются от репрессий в Европе.

— В 2013 году посольства Казахстана в обращении к европейским коллегам обвиняли оппозиционных активистов, политиков и СМИ в «возбуждении социальной вражды» и называли объективными приговоры судов в отношении нефтяников Жанаозена и Владимира Козлова. ЕС и правозащитники признали эти приговоры политически мотивированными.

— Последние несколько лет Казахстан с нарушениями законодательства применяет лоббистские механизмы для обеспечения экстрадиции оппозиционера Мухтара Аблязова и его близких, которые имеют политическое убежище в ЕС. Используя сфабрикованные данные, Казахстан также пытается лишить этих людей убежища. Незаконным влияниям Казахстана подверглись правоохранительные органы Чехии, Испании, Италии, Франции, Великобритании, что спровоцировало международный скандал.

— В октябре 2014 года Казахстан дезинформировал государства ООН во время рассмотрения Универсального периодического обзора. Казахстан отрицал замечания о невыполнении рекомендаций по соблюдению прав человека и утверждал, что законодательство страны и политика властей полностью соответствуют международным обязательствам.

Часто аналитические центры, которые действуют при международных институциях и правительствах, получают информацию о недемократических странах не на основании непосредственной коммуникации с гражданским обществом, а из материалов СМИ.

Однако автократии ограничивают доступ к объективной информации. Поэтому без непосредственных миссий наблюдения институции ЕС и ООН могут получать искаженную информацию, что может привести к несвоевременности принятыхрешений.
При этом НПО трудно получить от международных доноров оперативное финансирование на осуществление наблюдательных миссий в страны, где нарушаются права человека. К примеру, Фундация «Открытый Диалог» собственными силами собирала средства на организацию миссий в Казахстан (суды по делам Владимира Козлова, нефтяников Жанаозена, независимых СМИ) и в Украину (избиение протестующих на Майдане, суды против активистов Майдана, мониторинг событий в Крыму и на востоке Украины).

Рекомендации:

Во время принятия общественно значимых законопроектов обеспечить широкую информационную кампанию и реальную коммуникацию с гражданским обществом с привлечением международных экспертов.

ООН, ОБСЕ, ПАСЕ, Европарламент, правительства и парламенты государств ЕС должны организационно и финансово поддерживать визиты представителей гражданского общества из недемократических государств, чтобы те имели возможность непосредственно информировать международную общественность о нарушении прав человека в своих странах. Регулярное проведение таких слушаний и встреч является эффективной площадкой для диалога между гражданским обществом и правительствами государств с низким уровнем демократии.

Представители ООН, ОБСЕ, ПАСЕ, Европарламента должны непосредственно принимать участие в миссиях наблюдения в недемократических странах, а также обеспечить оперативную поддержку НПО, которые занимаются организацией и проведением таких миссий. Для объективной оценки ситуации и принятия соответствующих решений важно проводить встречи с представителями гражданского общества, в том числе с жертвами нарушений прав человека и политическими заключенными. Представители международных институций и правительств европейских государств должны требовать от высшего руководства Казахстана выполнения международных обязательств и прекращения притеснений гражданского общества.

7. Рекомендации по созданию благоприятной среды для деятельности гражданского общества в постсоветских странах с низким уровнем демократии

Сформировать законодательную базу, которая бы ограничивала возможность государства чрезмерно контролировать и вмешиваться в общественную сферу.

Изменить и реализовать на практике национальное законодательство в соответствии с международными стандартами в области прав человека. Развитие гражданского общества невозможно без гарантий свободы собраний и свободы слова.

Устранить ограничения для активного участия граждан в организациях гражданского общества для обеспечения демократизации политической системы.

Способствовать развитию общественного сектора, так как это открывает возможности для социальной и политической критики. Поэтому государство не может одновременно подавлять инакомыслие и декларировать поддержку гражданского общества.

Публичная критика действующего политического режима или государственных органов не может быть основой для преследования представителей гражданского общества.

Построение демократических институтов блокируется при отсутствии верховенства права и доверия государства к гражданскому обществу. Государство не должно рассматривать гражданское общество как угрозу и создавать угнетающую атмосферу, при которой граждане опасаются преследований за деятельность в независимых, в т. ч. правозащитных, общественных объединениях.

Отказаться от преследований и ограничений общественных организаций, деятельность которых имеет политическую направленность (защита прав человека, артикуляция интересов разных групп, законодательные инициативы, развитие верховенства права, проведение демократических реформ и т.п.).

Не использовать уголовное и административное законодательство для преследования представителей гражданского общества в связи с их общественной деятельностью. Любое подобное злоупотребление должно быть объективно расследовано независимым органом.
Не препятствовать гражданскому обществу пользоваться своими правами и свободами, в том числе осуществлять контроль над деятельностью государственных органов.

Законодательство не должно ограничивать возможности граждан создавать неформальные и независимые объединения, в том числе религиозные общины.

Стимулировать участие и учитывать точку зрения представителей гражданского общества на всех этапах процесса принятия государственных решений. Внедрять инициативы и замечания гражданского общества при обсуждении законопроектов.

Обеспечить действенные публичные консультации относительно соответствия задач НПО и общегосударственных проектов актуальным проблемам и потребностям общества.
Государству следует стимулировать, а не ограничивать развитие независимых общественных объединений. Сотрудничество с государственными органами должно быть только одной из возможных форм деятельности организаций гражданского общества и не должно иметь принудительный характер.

Получение государственных грантов не должно вынуждать организацию к лояльности к правящей власти. Государственные и частные программы должны стимулировать реальное общественное участие и формирование сетей гражданского общества.

Прекратить перекрывать информационные каналы через ограничение и преследование независимых СМИ и отдельных журналистов. У граждан должен быть доступ к альтернативной информации о деятельности органов власти.

Внедрять качественные программы в сфере политического образования и защиты прав человека для повышения уровня гражданского сознания.

Создать оптимальную модель взаимодействия государства и гражданского общества с тем, чтобы и обеспечить отчетность общественных организаций, и нивелировать государственное вмешательство в деятельность общественных организаций.

Развивать организационный потенциал общественных организаций и способствовать установлению их финансовой самостоятельности.

Международным институциям следует поддерживать организацию миссий наблюдения в недемократические страны для объективного мониторинга нарушений прав гражданского общества.


Добавить комментарий

Притеснения гражданского общества в Казахстане

26.06.2015

1. Введение

Фундация «Открытый Диалог» приветствует инициативу Верховного комиссара ООН по правам человека провести консультации по созданию благоприятного пространства для деятельности гражданского общества и выпустить отчет с практическими рекомендациями по этой теме.

С 2009 года Фундация «Открытый Диалог» занимается защитой прав человека на постсоветском пространстве с особым вниманием к крупнейшим странам региона: Казахстану, России и Украине.

Мы высоко ценим возможность поделиться опытом коммуникации с представителями гражданского общества Казахстана. В этом документе после каждого раздела приводятся конкретные рекомендации для Казахстана по вопросам защиты гражданского общества. Анализ осуществлен по выделенным ООН направлениям: законодательные рамки; политическая и общественная среда; свобода распространения информации; долгосрочная поддержка и ресурсы; пространство для диалога и сотрудничества.

В конце документа выделены общие рекомендации по обеспечению развития гражданского общества в постсоветских странах с низким уровнем демократии.

В 2012-2013 гг. Фундация «Открытый Диалог» организовала несколько наблюдательных миссий по соблюдению прав человека в Казахстане, в том числе освещала судебные процессы по делам Владимира Козлова и жанаозенских нефтяников, а также по делу о закрытии независимых СМИ.

Мы просим Верховного комиссара ООН по правам человека рассмотреть приведенные рекомендации, а также подчеркиваем важность данной инициативы, учитывая критическое сужение пространства для развития гражданского общества в постсоветских недемократических государствах.

За последние 5 лет самые большие страны постсоветского пространства – Казахстан, Россия и Украина – претерпели серьезные социальные потрясения, связанные с борьбой гражданского общества против политического режима.

Забастовка нефтяников Жанаозена и протесты на Болотной площади были подавлены силой. После этого, опасаясь новых протестных движений, Казахстан и Россия ужесточили репрессии против представителей гражданского общества, которые до сих пор живут в страхе. Давление со стороны международной общественности было недостаточным, чтобы предотвратить это. Даже в Украине гражданское общество начало чувствовать реальную международную поддержку только после того, как в феврале 2014 года в центре Киева спецподразделения милиции стали массово расстреливать протестующих.

Отсутствие пространства для свободной и безопасной деятельности гражданского общества приводит к консервации авторитарных режимов, и эти государства перестают быть надежными и предсказуемыми партнерами.

Международному сообществу стоит прислушиваться к гражданскому обществу в недемократических странах, особенно во времена социальных потрясений и вооруженных конфликтов. ООН, ЕС, ОБСЕ, ПАСЕ, а также правительства и парламенты демократических государств должны поддерживать правозащитные НПО, члены которых часто рискуют жизнью, отстаивая ценности прав человека и демократии. Постоянная коммуникация с гражданским обществом будет способствовать объективному информированию дипломатов и политиков о ситуации в недемократических странах, а также позволит действовать на опережение, предотвращая острые конфликты.

2. Меры законодательного характера

Законодательство Республики Казахстан (РК) ограничивает пространство для развития гражданского общества и предусматривает возможность государства чрезмерно контролировать эту сферу. Примером тому являются следующие нормативные акты:

  • Закон РК «Об общественных объединениях» устанавливает, что деятельность незарегистрированных объединений является административным нарушением. Это противоречит праву на свободу ассоциаций и неформальных объединений. Неугодные власти объединения получают отказ в регистрации по техническим причинам.
  • Закон РК «О политических партиях» содержит жесткие бюрократические требования для создания и функционирования партийных организаций. Например, оппозиционной партии «Алга!» отказывали в регистрации с 2005 по 2012 год по причинам «неточностей в некоторых заявлениях», «необходимости дополнительных проверок» и т. д.. В 2012 году казахстанский суд запретил партию «Алга!» по обвинениям в «возбуждении социальной розни» во время событий в Жанаозене.

    Согласно Закону «О политических партиях», причиной приостановления деятельности партии являются призывы к «экстремизму» (при этом в законодательстве отсутствует четкое определение этого термина). Причиной ликвидации партии может быть неучастие в выборах 2 раза подряд.

  • Закон РК «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» был принят в 2011 году и ввел новые жесткие условия для регистрации религиозных общин. В частности, для регистрации местного религиозного объединения требуется не менее 50 человек, для регионального – 500, для республиканского – 5000. Имплементация закона привела к резкому сокращению количества религиозных объединений. Нетрадиционные и/или независимые общины были вынуждены войти в лояльные к власти религиозные структуры. Деятельность незарегистрированных религиозных объединений запрещена.
  • Закон РК «О профессиональных союзах» критикуется Международной конфедерацией профсоюзов и Международным бюро труда за государственную монополию в этой сфере и ограничение возможностей независимых профсоюзов.
  • ВУголовном кодексе, который действует с 2015 года, введено понятие «лидер общественного объединения» (ст. 3). «Лидером» считается тот, кто «способен посредством своего влияния и авторитета единолично оказывать управляющее воздействие на деятельность общественного объединения». Такое определение открывает возможность классифицировать любого участника объединения как «лидера».

    Уголовным преступлением считается факт организации и участия в незаконном собрании «или ином незаконном публичном мероприятии» (ст. 400). Уголовная ответственность предусмотрена за «незаконное вмешательство членов общественных объединений в деятельность государственных органов» (ст. 403). Неясно, почему в нарушение принципа равенства выделена ответственность членов общественных объединений.

Рекомендации:

  • Сократить количество бюрократических требований для регистрации и деятельности общественных объединений, политических партий и религиозных общин.
  • Устранить из Закона «Об общественных объединениях» запрет на существование неформальных общественных объединений.
  • Исходя из международных стандартов, дать в законодательстве четкое определение понятию «экстремизм» во избежание избирательного применения данной нормы для ограничения деятельности организаций гражданского общества.
  • Пересмотреть Закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», чтобы облегчить регистрацию независимых и малочисленных религиозных общин.
  • Декриминализировать статью о вмешательстве общественных объединений в деятельность государственных органов и отменить понятие «лидер общественного объединения», которое выступает как отягощающий фактор.

3. Особенности политической и общественной среды

Многие научные исследования, а также анализ данных организации World Values Survey подтверждают, что общественная среда возлагает свои ограничения на развитие гражданского общества в Казахстане. Среди казахстанцев более распространены частные социальные сети и семейные связи. Казахстанцы «закрываются» в частной сфере и избегают общественной или политической активности. В обществе присутствуют такие черты политической культуры, как патриархальность, аполитичность, толерантность к власти, низкий уровень знаний о политике и т.д. В связи с этим большая ответственность лежит на государственной власти, которая призвана обеспечить надлежащие условия для развития гражданского общества.

Однако политическая среда является неблагоприятной для развития гражданского общества в Казахстане. Гражданские активисты подвергаются многим ограничениям, в том числе арестам, судебным преследованиям, запретам на проведение акций и т.д.

Критически настроенные по отношению к власти активисты подвергаются преследованиям по сфабрикованным обвинениям:

—  В 2012 году лидер незарегистрированной партии «Алга!» Владимир Козлов был приговорен к 7,5 годам лишения свободы по политическим обвинениям в связи с событиями в г. Жанаозен. С 2012 года правозащитник Вадим Курамшин отбывает 12-летний срок в колонии строгого режима по обвинениям в «вымогательстве».

—   В 2007 году диссидент и поэт Арон Атабек был приговорен к 18 годам в колонии строгого режима по обвинению в «организации массовых беспорядков».

—   Злоупотребляя системой Интерпола, Казахстан преследует не только оппозиционного политика Мухтара Аблязова, который долгое время финансировал негосударственные СМИ и оппозиционное движение в Казахстане, но и его родственников и близких людей. Правозащитные организации, депутаты Европарламента и ПАСЕ неоднократно называли дело Аблязова политическим и призывали Францию отказать в его экстрадиции.

—   В ноябре 2014 года была освобождена Роза Тулетаева, активистка движения нефтяников, которая, как и другие осужденные по Жанаозенскому делу, прошла через жестокие пытки. Освобождение стало возможным благодаря резкой критике со стороны Европарламента, ООН и ОБСЕ.

—   Правозащитница и адвокат Зинаида Мухортова неоднократно подвергалась принудительному психиатрическому лечению. Она была освобождена в декабре 2014 года после неоднократных призывов ООН и правозащитных организаций.

Активисты и организаторы акций протеста часто подвергаются задержаниям, арестам и штрафам даже за участие в небольших или одиночных пикетах. В марте 2014 года в Астане полиция силой погрузила в автобус женщин и детей, которые митинговали против принудительного выселения из квартир. Также в 2014 году полициязадерживала участников митинга против создания Евразийского экономического союза; активистов группы «Антигептил»; участников акции против девальвации тенге; бастующих строителей выставки «ЭКСПО-2015»; блогеров Нурали Айтеленова, Рината Кибраева, Дмитрия Щелокова, Дину Байдилдаеву и др. В феврале 2015 года полиция задержала двух жительниц г. Семей, которые вышли на протест возле посольства США.

Рекомендации:

  • Прекратить практику давления, преследования, арестов и запугивания активистов гражданского общества; обеспечить им право на профессию, право на свободное выражение мнения и право на свободу собраний в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах и Всеобщей декларацией прав человека.
  • Обеспечить проведение непредвзятых расследований каждого случая арестов общественных активистов.
  • Прислушаться к призывам международной общественности и освободить оппозиционных активистов Владимира Козлова, Вадима Курамшина и Арона Атабека, обвинения против которых признаны политически мотивированными.
  • Отказаться от требований о выдаче оппозиционных политиков, которые финансировали и поддерживали оппозиционное движение и активистов гражданского общества в Казахстане. Прекратить практику давления на оппозиционных политиков через преследование их родственников, используемых в качестве заложников.

4. Свобода распространения информации

В Казахстане власть препятствует развитию независимых СМИ, тем самым ограничивая информационные каналы, необходимые для деятельности гражданского общества.

  • В 2012 году казахстанские суды запретили деятельность 34-х самых влиятельных независимых СМИ на основании политически мотивированного приговора оппозиционеру Владимиру Козлову. СМИ были обвинены в «возбуждении социальной розни» в связи с событиями в г. Жанаозен в 2011 году.
  • Вскоре новым методом преследований СМИ стало приостановление их выпуска за незначительные технические нарушения. С нарушением принципа соразмерности и пропорциональности наказаний в 2013-2014 гг. был прекращен выпуск «Правдивой газеты» и приостановлен выпуск газет «Правда Казахстана» и «Трибуна».
  • 23.04.2014 президент Казахстана подписал изменения в закон «О связи», которые позволяют прокурору без суда приостанавливать работу социальных сетей и Интернет-ресурсов, если те используются в «преступных целях».
  • Целый ряд статей в новом административном и уголовном законодательствеработает на ограничение свободы слова:

—   Статья 456 АК «Нарушение порядка объявления выходных данных» регулярно используется для ограничения деятельности небольших независимых изданий.

—   Статья 174 УК «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни» содержит размытые критерии для определения действия как преступного.

—   Статья 274 УК «Распространение заведомо ложной информации» подвергает опасности журналистов-расследователей.

—   Статья 130 УК предусматривает наказание за клевету не только в форме лишения свободы, но и в виде непомерных штрафов (до 25810 евро).

  • Журналисты подвергаются уголовным преследованиям за их профессиональную деятельность. Опасаясь тюремного заключения по обвинениям в клевете, журналисты Айдос и Наталья Садыковы были вынуждены бежать из страны, и в декабре 2014 года получили политическое убежище в Украине.
  • В 2014-2015 годах были выдвинуты обвинения в клевете гражданскому активисту Мусагали Дуамбекову; журналистам Оксане Живицкой, Валерию Сурганову, Людмиле Батюшкиной, Талгату Умарову; редактору Айгуль Мусабаевой; издателю Тамаре Еслямовой; адвокату Абзалу Куспану. Журналистам Андрею Цуканову и Марии Ковалевой выдвинули обвинения в «распространении заведомо ложной информации», редактору Жарылгапу Калыбаю – в «оправдании экстремизма», редактору Сергею Перхальскому – в «оскорблении представителя власти». Журналист-расследователь газеты «Версия» Ярослав Голышкин находится под арестом по подозрению в вымогательстве денег у акима Павлодарской области.
  • 19.06.2015 казахстанский суд обязал собственника сайта Nakanune.kz Гюзаль Байдалинову выплатить «Казкоммерцбанку» 20 миллионов тенге (больше 95 тыс. евро) в качестве компенсации ущерба деловой репутации. Также суд потребовал удалить с сайта статью, где сообщалось о возможных нарушениях в финансировании проектов банка. При этом журналисты в статье высказывали лишь предположения и предлагали правоохранительным органам проверить изложенную информацию. Суд отклонил ходатайство о проведении филологической экспертизы.

Рекомендации:

  • Декриминализовать статьи за клевету и распространение заведомо ложной информации в соответствии с международными стандартами защиты свободы мнений и закрыть уголовные дела против обвиненных журналистов.
  • Отменить поправки в закон «О связи», которые позволяют без суда блокировать Интернет-ресурсы.
  • Прекратить преследования редакций и другие массовые применения административных наказаний для ограничения деятельности независимых СМИ.
  • Внести соответствующие изменения в Административный кодекс, сделав невозможным применение несоразмерных наказаний в виде приостановления или прекращения выпуска газет за технические и формальные нарушения.
  • Обеспечить независимые и беспристрастные расследования всех уголовных дел против журналистов.

5. Долгосрочная поддержка и ресурсы

Можно выделить следующие особенности и проблемы этой сферы в Казахстане:

  • Государство поддерживает организации, которые занимаются public services и социальными проектами. Государство не выделяет гранты на проекты в сфере защиты прав человека, политического образования, верховенства права, реформирования власти и т.д. Государственный «социальный заказ» не отображает всех реалий, при этом отсутствуют публичные консультации о соответствии задач НПО с потребностями общества.
  • НПО, которые получают социальные заказы, очень зависимы от позиции государственных структур и вынуждены отказаться от общественно-политической деятельности и проектов политической направленности.
  • Независимые НПО неохотно идут на сотрудничество с государством. С учетом строгого контроля выделяемых из бюджета средств, даже незначительное изменение статей бюджета по проекту или критика в адрес действующей власти могут стать причиной уголовного преследования или репрессий. В рамках реализации общих проектов наблюдается недостаток доверия со стороны государственных органов.
  • Независимые НПО могут получить государственные гранты только на проекты, которые касаются просветительской деятельности или оказания социальных услуг. Кроме того, как отмечает правозащитник и активист Бахытжан Торегожина, одним из условий получения государственного гранта для независимой НПО может быть взятка.
  • В Казахстане распространены НПО, которые де-факто отстаивают интересы государства. «Есть НПО, которые не просто находятся в фарватере государственной политики, но и проводят ее даже вопреки интересам независимого гражданского общества», – отмечает казахстанский правозащитник Евгений Жовтис.
  • Часто гранты, предоставляемые государством на социальные проекты, создаются под конкретные организации, особенно это проявляется на региональном уровне.
  • В Казахстане разработан законопроект «О государственной поддержке неправительственных организаций». По словам общественных активистов, он предоставляет преимущество провластным НПО, особенно в части финансирования. Законопроект является дискриминационным относительно организаций, которые занимаются проектами по защите прав человека и развитию демократии.
  • Судя по законодательным инициативам, власти опасаются влияния независимых НПО, которые финансируются иностранными донорами. В некоторой степени Казахстан пытается наследовать политику своего ближайшего союзника России, которая развернула борьбу с «иностранными агентами». Казахстан пытается обеспечить высокий уровень государственного финансирования, что позволит держать НПО под своим контролем.
  • Работа в условиях коррупции (особенно на региональном уровне); отсутствие практики отчетности по своей деятельности, в том числе из-за угроз преследований.
  • Большинство НПО чувствуют недостаток квалифицированных кадров, волонтерского участия и поддержки инициатив местным населением. Это связано, в частности, с такими факторами: опасность попасть в опалу властей; низкие финансовые вознаграждения; существующий у населения «советский» образ НПО, которые полностью контролируются государством.
  • По словам правозащитников Евгения Жовтиса и Бахытжан Торегожиной, международные, межправительственные организации и иностранные правительства пытаются соблюдать паритет в финансировании независимых и провластных НПО, таким образом демонстрируя властям свою объективность.
  • Правозащитник Макс Бокаев предполагает, что представительства международных доноров в Казахстане из-за своей бюрократизации иногда могут отдавать предпочтение тем НПО, с которыми давно сотрудничают. Такие НПО, по словам правозащитника Галыма Агелеуова, иногда могут заранее обсудить с грантодателями детали потенциального проекта.

Рекомендации:

  • Посредством государственных и международных программ обеспечить независимость и развитие организационного и финансового потенциала общественных организаций.
  • Обеспечить прозрачные и конкурентные конкурсы на получение государственных грантов, поощряя активность независимых организаций. 
  • Приоритеты по общегосударственным проектам должны формироваться путем проведения реальных общественных консультаций, исходя из актуальных потребностей общества.
  • Привлечь представителей независимых НПО, в том числе тех, которые занимаются развитием демократии и верховенства права, к разработке законопроекта «О государственной поддержке неправительственных организаций» с тем, чтобы он не был дискриминационным по отношению к организациям определенных направлений.
  • В данном законопроекте прописать оптимальную модель сотрудничества государства и НПО. В частности, такая модель должна предусматривать: возможность НПО быть гибкими в корректировании использования государственных средств; возможность долгосрочного финансирования; гарантии самостоятельности НПО, несмотря на реализацию государственных проектов и т.д.
  • Государство должно быть заинтересовано в том, чтобы независимые НПО реализовывали проекты по защите прав человека, развитию демократии и верховенства права.
  • Международным донорам следует работать не только с давними партнерами, но также поддерживать деятельность новых перспективных независимых организаций.

6. Пространство для диалога и сотрудничества

Казахстанский режим не заинтересован в диалоге и негативно реагирует на самостоятельную деятельность НПО, что проявляется в репрессиях или игнорировании позиции гражданского общества.

  • Во время и после трагических событий в Жанаозене власть агрессивно реагировала на деятельность активистов и организаций: силовые разгоны акций протеста; аресты и заключение представителей НПО, лидеров профсоюзных и партийных движений; запрет деятельности незарегистрированной партии «Алга!» и независимых СМИ.
  • Активисты чувствуют постоянное давление и опасность репрессий. В частности, в январе 2015 года состоялся визит в Казахстан Майна Киаи, Специального докладчика ООН по праву на свободу мирных собраний и праву на свободу объединений. За представителями гражданского общества, с которыми встречался Майна Киаи, велась слежка. В результате, казахстанской полицией был задержан случайный человек, который якобы «сделал признание». Майна Киаи отметил, что этот случай указывает на «нежелание защищать должным образом права человека в стране, а также на чувство безнаказанности некоторых должностных лиц».

    Фундация «Открытый Диалог» во время проведения наблюдательных миссий в Казахстане также сталкивалась с неоднократными случаями слежки со стороны неизвестных лиц, которые, предположительно, являются представителями силовых структур.

  • Попытки представителей гражданского общества повлиять на составление нового уголовного и административного законодательства были проигнорированы, хотя власть декларировала свое активное сотрудничество с гражданским обществом. В целом, в Казахстане общественные организации находятся вне процесса принятия решений.
  • Казахстан привлекает высокооплачиваемых лоббистов для осуществления кампании по дезинформации международных партнеров. В результате, правительства, международные организации и западные медиа получают искаженную информацию, которая дискредитирует казахстанских активистов, журналистов и оппонентов казахстанского режима, в том числе тех, которые скрываются от репрессий в Европе.

—   В 2013 году посольства Казахстана в обращении к европейским коллегам обвиняли оппозиционных активистов, политиков и СМИ в «возбуждении социальной вражды» и называли объективными приговоры судов в отношении нефтяников Жанаозена иВладимира Козлова. ЕС и правозащитники признали эти приговоры политически мотивированными.

—   Последние несколько лет Казахстан с нарушениями законодательства применяет лоббистские механизмы для обеспечения экстрадиции оппозиционера Мухтара Аблязова и его близких, которые имеют политическое убежище в ЕС. Используя сфабрикованные данные, Казахстан также пытается лишить этих людей убежища. Незаконным влияниям Казахстана подверглись правоохранительные органы Чехии, Испании, Италии, Франции, Великобритании, что спровоцировало международный скандал.

—   В октябре 2014 года Казахстан дезинформировал государства ООН во время рассмотрения Универсального периодического обзора. Казахстан отрицал замечания о невыполнении рекомендаций по соблюдению прав человека и утверждал, что законодательство страны и политика властей полностью соответствуютмеждународным обязательствам.

  • Часто аналитические центры, которые действуют при международных институциях и правительствах, получают информацию о недемократических странах не на основании непосредственной коммуникации с гражданским обществом, а из материалов СМИ. Однако автократии ограничивают доступ к объективной информации. Поэтому без непосредственных миссий наблюдения институции ЕС и ООН могут получать искаженную информацию, что может привести к несвоевременности принятыхрешений.

    При этом НПО трудно получить от международных доноров оперативное финансирование на осуществление наблюдательных миссий в страны, где нарушаются права человека. К примеру, Фундация «Открытый Диалог» собственными силами собирала средства на организацию миссий в Казахстан (суды по делам Владимира Козлова, нефтяников Жанаозена, независимых СМИ) и в Украину (избиение протестующих на Майдане, суды против активистов Майдана, мониторинг событий в Крыму и на востоке Украины).

Рекомендации:

  • Во время принятия общественно значимых законопроектов обеспечить широкую информационную кампанию и реальную коммуникацию с гражданским обществом с привлечением международных экспертов. 
  • ООН, ОБСЕ, ПАСЕ, Европарламент, правительства и парламенты государств ЕС должны организационно и финансово поддерживать визиты представителей гражданского общества из недемократических государств, чтобы те имели возможность непосредственно информировать международную общественность о нарушении прав человека в своих странах. Регулярное проведение таких слушаний и встреч является эффективной площадкой для диалога между гражданским обществом и правительствами государств с низким уровнем демократии. 
  • Представители ООН, ОБСЕ, ПАСЕ, Европарламента должны непосредственно принимать участие в миссиях наблюдения в недемократических странах, а также обеспечить оперативную поддержку НПО, которые занимаются организацией и проведением таких миссий. Для объективной оценки ситуации и принятия соответствующих решений важно проводить встречи с представителями гражданского общества, в том числе с жертвами нарушений прав человека и политическими заключенными. Представители международных институций и правительств европейских государств должны требовать от высшего руководства Казахстана выполнения международных обязательств и прекращения притеснений гражданского общества.

7. Рекомендации по созданию благоприятной среды для деятельности гражданского общества в постсоветских странах с низким уровнем демократии

  • Сформировать законодательную базу, которая бы ограничивала возможность государства чрезмерно контролировать и вмешиваться в общественную сферу.
  • Изменить и реализовать на практике национальное законодательство в соответствии с международными стандартами в области прав человека. Развитие гражданского общества невозможно без гарантий свободы собраний и свободы слова.
  • Устранить ограничения для активного участия граждан в организациях гражданского общества для обеспечения демократизации политической системы.
  • Способствовать развитию общественного сектора, так как это открывает возможности для социальной и политической критики. Поэтому государство не может одновременно подавлять инакомыслие и декларировать поддержку гражданского общества.
  • Публичная критика действующего политического режима или государственных органов не может быть основой для преследования представителей гражданского общества.
  • Построение демократических институтов блокируется при отсутствии верховенства права и доверия государства к гражданскому обществу. Государство не должно рассматривать гражданское общество как угрозу и создавать угнетающую атмосферу, при которой граждане опасаются преследований за деятельность в независимых, в т. ч. правозащитных, общественных объединениях.
  • Отказаться от преследований и ограничений общественных организаций, деятельность которых имеет политическую направленность (защита прав человека, артикуляция интересов разных групп, законодательные инициативы, развитие верховенства права, проведение демократических реформ и т.п.).
  • Не использовать уголовное и административное законодательство для преследования представителей гражданского общества в связи с их общественной деятельностью. Любое подобное злоупотребление должно быть объективно расследовано независимым органом.
  • Не препятствовать гражданскому обществу пользоваться своими правами и свободами, в том числе осуществлять контроль над деятельностью государственных органов.
  • Законодательство не должно ограничивать возможности граждан создавать неформальные и независимые объединения, в том числе религиозные общины.
  • Стимулировать участие и учитывать точку зрения представителей гражданского общества на всех этапах процесса принятия государственных решений. Внедрять инициативы и замечания гражданского общества при обсуждении законопроектов.
  • Обеспечить действенные публичные консультации относительно соответствия задач НПО и общегосударственных проектов актуальным проблемам и потребностям общества.
  • Государству следует стимулировать, а не ограничивать развитие независимых общественных объединений. Сотрудничество с государственными органами должно быть только одной из возможных форм деятельности организаций гражданского общества и не должно иметь принудительный характер.
  • Получение государственных грантов не должно вынуждать организацию к лояльности к правящей власти. Государственные и частные программы должны стимулировать реальное общественное участие и формирование сетей гражданского общества.
  • Прекратить перекрывать информационные каналы через ограничение и преследование независимых СМИ и отдельных журналистов. У граждан должен быть доступ к альтернативной информации о деятельности органов власти.
  • Внедрять качественные программы в сфере политического образования и защиты прав человека для повышения уровня гражданского сознания
  • Создать оптимальную модель взаимодействия государства и гражданского общества с тем, чтобы и обеспечить отчетность общественных организаций, и нивелировать государственное вмешательство в деятельность общественных организаций.
  • Развивать организационный потенциал общественных организаций и способствовать установлению их финансовой самостоятельности.
  • Международным институциям следует поддерживать организацию миссий наблюдения в недемократические страны для объективного мониторинга нарушений прав гражданского общества.

 


Добавить комментарий

Смотрите также