КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Чуть что – в психушку

09.03.2021

Оригинальный способ воспитания детей-сирот и тех, кто остался без попечения родителей, практикуют в Павлодаре. Особенно строптивых воспитанников специализированных учреждений отправляют в… психиатрическую лечебницу. Причем без всяких на то оснований.

На днях павлодарских журналистов по тревоге подняли воспитанницы местного дома юношества. К Ангелине А., решившей открыто выступить против методов воспитания, присоединились и две другие воспитанницы этого специализированного учреж­дения: Карина, которая здесь живет, и Диана, которая ушла, не выдержав постоянного, по ее словам, хамского отношения воспитателей и руководства. Девушки в красках поведали о том, какие вольности позволяют себе педагоги в отношении сирот.

По их словам, воспитатели дома юношества частенько появляются перед детьми в нетрезвом виде, могут запросто ударить или запустить бутылку с водой. Кстати, именно этот инцидент и побудил несовершеннолетнюю Карину присоединиться к Ангелине, которая, пообщавшись с журналистами, сразу же направилась в прокуратуру с заявлением на противоправные действия работников дома юношества в целом и его руководителя Айжан Койсомасовой в частности.

В присутствии журналистов Ангелина, Диана и Карина припомнили педагогам все свои детские обиды – и трудотерапию, когда взрослые каждое утро в любую погоду выгоняли их очищать территорию от снега, и личные оскорбления, и экономию на коммунальных удобствах, из-за чего детям якобы не разрешали пользоваться обогревателями в холодных комнатах.

В общем, шумок в итоге вылился в настоящий скандал, разбираться в котором в дом юношества приехал сам руководитель регионального управления образования Динислам Болатханулы. При этом взрослые вели себя на уровне детей, смакуя каждую деталь банальной девичьей разборки: «А она сказала вот это, а я – это, она сделала вот то-то, а я – то-то». И ни слова о том, ради чего в дом юношества, собственно говоря, и приехали журналисты. Если бы в этот момент в аудитории оказался человек, не владеющий ситуацией, он мог бы подумать, что представителям СМИ делать больше нечего, как участвовать в детских разборках.

А вся суть конфликта заключалась в том, что подростки не поделили светодиодную ленту, купленную на общие деньги. Но директор дома юношества не нашла иного способа утихомирить, по ее словам не на шутку разбушевавшуюся воспитанницу, кроме как вызвать для нее психиатрическую бригаду. При этом Айжан Койсомасова пыталась выдать девочку за постоянную пациентку Усолки (так павлодарцы называют областной психоневрологический диспансер), совсем забыв, что не имеет никакого права разглашать ее медицинские данные.

Кстати, диагноз Ангелины, как рассказала нам ее мать (по состоянию здоровья женщина не может воспитывать дочь), не психический, а неврологический, поставленный ей невропатологом еще в раннем детстве. Как бы то ни было, прибывшие в дом юношества медики девочку забрали. Однако в психлечебнице, куда ее доставили, не нашли никаких показаний для ее госпитализации в учреждение. Более того, врачи очень возмутились, что педагоги внутренние конфликты с детьми решают с помощью психиатров.

К слову, в заявлении в городскую прокуратуру девушки помимо всего прочего упомянули, что педагоги и руководитель павлодарского дома юношества при каждом случае непослушания или строптивого поведения воспитанников угрожают тем, что госпитализируют их в психлечебницу. И, как видно, иногда эти угрозы воплощают в жизнь.

Но самое странное, что ни руководство дома юношества, ни глава управления образования не считают сам факт безосновательного вызова психиатрической бригады в учреждение чем-то из ряда вон выходящим.

– Ангелина была очень агрессивно настроена, кидалась на свою соседку. Такое поведение создавало угрозу для всех воспитанников. Поэтому сначала мы вызвали полицию, а потом «скорую помощь», поскольку девочка состоит на учете в областном психоневрологическом диспансере. Она проходила там лечение до того, как поступила к нам, – отметила Айжан Койсомасова.

Когда же журналисты обратили внимание, что педагог преподносит неврологический диагноз своей воспитанницы как психиатрический (хотя вообще не имеет на это никакого права), директор дома юношества оговорилась:

– Мы вызвали службу «103», и к нам приехала «скорая помощь». Вот и все!

А руководитель управления образования сообщил, что «в данной ситуации педагоги действовали согласно алгоритмам». Но не уточнил, каким именно.

В управлении образования пообещали провести проверку деятельности дома юношества на предмет адекватного поведения местных педагогов. Мы запросили данные по поводу того, сколько раз воспитанников дома юношества по заявлению их законного опекуна в лице директора учреждения увозили в психлечебницу. Как заверяют девушки, подобное в их специализированном учреждении практикуется достаточно часто, стоит кому-то возразить воспитателям или директору.

При этом дом юношества – это не интернат, где воспитываются особенные дети с ментальными нарушениями. Эти учреждения создавали по типу семейного детского дома, где дети учатся жить одной большой и дружной семьей, быть самостоятельными. Семья получилась большой. А вот с дружбой явно не заладилось. И даже в этом не было бы большой проблемы (конфликты случаются в каждой семье), если бы воспитатели вели себя, как педагоги, сглаживая острые углы и находя с воспитанниками общий язык. Или это сейчас такой новый педагогический подход – добиваться детского послушания, пугая психиатрами?

ИСТОЧНИК:

Газета «Время»

https://time.kz/articles/territory/2021/03/08/chut-chto-v-psihushku


Смотрите также