КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Почем кусочек рая?

20.05.2011

В советское время религия была отделена от государства и практически вычеркнута из жизни общества, лишенная влияния на умы и сердца простых граждан. Советский пионер, комсомолец, коммунист не мог быть верующим по определению, в противном случае ему грозил негласный остракизм и тихое исключение из института или увольнение с работы, и ни о каком карьерном росте в этом случае уже и речи быть не могло. Для советского человека существовала другая вера – в Коммунистическую партию и в правильность ленинского курса строителей коммунизма. Все остальное – от лукавого, так как воинствующий атеизм ревностно следил за «моральным обликом» своих граждан.


 


Но пришла перестройка, и все перевернулось с ног на голову (а точнее – встало с головы на ноги). Многотонные статуи обожаемых ранее партийных боссов были безжалостно свергнуты с пьедесталов, из уцелевших церквей и храмов изгнали музеи и склады и открыли их для прихожан. Мракобесие атеизма закончилось, ведь известно, что любая вера лучше безверия. Но любая ли? Давайте разберемся неторопясь.


 


В последние годы в странах бывшего СНГ стало модным увлечение религией, как следствие этого – среди самых разных людей появилось много так называемых верующих. Они частенько, по поводу и без повода, чуть ли не с пеной у рта доказывают истинность и правоту выбранного ими направления веры, выбранного, как правило, случайно или под воздействием знакомого и уважаемого ими человека; более начитанные приводят в качестве неоспоримых аргументов исторические факты, ссылки на первоисточники, не задумываясь, однако, что переводы этих первоисточников с древних, вымерших языков далеко неоднозначны и имеют массу значительно отличающихся друг от друга вариантов. Иногда же «новые верующие» чистосердечно заблуждаются, а чаще всего просто подтасовывают факты и религиозные высказывания в свою пользу, внешне убеждая других, а внутренне – самих себя в единственной «правильности» избранной ими веры. Они свободно разглагольствуют о духовных ценностях, вычитанных в мудрых, но непонятных книгах, мимо которых проходили совсем недавно, вовсе не замечая их; они говорят, что переродились в вере и теперь религиозные заповеди стали их внутренними нравственными законами, упоминают даже о катарсисе – высочайшем духовном понятии, не пройдя сами ни через огонь, ни через воду, даже не понимая в душе, что все это значит. По сути дела их трескучие фразы предназначены для того, чтобы  скрыть собственную сердечную пустоту и душевный нигилизм. Они, видимо, считают, что если много раз говорить «халва», то во рту действительно станет слаще.


 


Не стоит верить этим «новоявленным» доморощенным проповедникам: они много наслышались и начитались о Боге, но самого Бога так и не узнали. Да, они исправно ходят в церковь или в молитвенный дом, делают вид, что молятся и исполняют необходимые обряды, но на самом деле ходят туда как в клубы по интересам, вне стен которых продолжая сквернословить, заколачивать деньги, пьянствовать, завидовать и тому подобное. Правда, они всегда носят в нагрудном кармане иконку, а на шее – крест, считая, что теперь ангел-хранитель будет вытаскивать их из самых неприглядных ситуаций. Они пытаются верить в БОГА, не зная и не догадываясь, что надо веровать БОГУ. Не зря ведь говорят: чем больше крест, тем меньше вера.


 


Попробуйте ненароком испытать их веру. Не огнем и мечом, как это не раз делалось встарь на Руси, нет, и даже не ценою великих мирских потерь. Достаточно малого: если такого, с позволения сказать, верующего встретят в темном переулке не менее темные личности, встряхнут хорошенько и потребуют: отрекись! – будьте уверены, отречется. А также в мало-мальски критической ситуации отречется и от любимой, и от собственной матери, если придется выбирать ему, бедному, между благополучием своего бренного тела и жизнью другого человека, пусть даже и самого близкого. Как говорится, своя рубашка ближе к телу. О какой вере может идти речь в данном случае, если подобные мелкие душонки не могут преодолеть даже первую ступень на пути к духовности – собственный эгоизм, если они не в состоянии ничем пожертвовать, не готовы ничего отдать просто так, умея лишь красиво прикрываться высокопарными рассуждениями о нравственности, духовности и вере.


 


Некоторые, особенно свидетели Иеговы, молятся и верят не по зову души или по каким-то высоким убеждениям, а для того, чтобы спастись в Судный День, то есть ожидая награды за веру. А это уж вообще, извините, ни в какие ворота… Значит, они, по сути дела, заключают сделку с Богом: спасение за веру. Если же одна из «Высоких Договаривающихся Сторон» нарушит сей контракт, то и сделка признается недействительной. А точнее, если Бог по каким-либо причинам даст понять, что не собирается спасать сих «верующих», то они просто-напросто перестанут верить в Него и выйдут из секты. Премило, не правда ли?


 


Христиане с многолетним опытом, действительно глубоко верующие люди и приобщенные к религии задолго до «новой волны» знают, насколько трудно бывает отречься от мирских соблазнов, отпустить мешающие и ненужные, но такие привычные и понятные зацепки, связывающие их с миром  людей, и полностью посвятить себя служению Богу, то есть безоговорочно последовать Его фразе: «Оставь все и иди за Мной». Такое возможно только в случае, если человек сможет преодолеть незримую границу между похожими, но совершенно разными по глубине понятиями: «Я верю в Бога» и «Я верую Богу», сможет отречься от самого себя и поставить Бога в своем сердце на первое место, не требуя и не желая ничего мирского. В противном случае может возникнуть отравляющий душу вопрос: «А что я получу взамен, если отдам все?» Вопрос, конечно же, останется без ответа, человек предпочтет синицу в руках журавлю в небе и в итоге потеряет веру.


 


Прав был Шри Раджниш Ошо, сказав: «Ты ничего не получишь, пока не умрешь». Да, такова диалектика Веры: пока ты не умер для мира людей, не можешь мечтать о Царствии Божьем…


 


Очень хорошо подтверждает все сказанное выше притча о бабушке, услышанная мной из уст священника Троице-Сергиевой лавры.


 


Однажды верующая бабушка, исправно посещавшая церковь в течение многих лет, как-то после службы обратилась к священнику:


 


– Батюшка, я глубоко верующий человек и никогда не сомневалась в Боге. Но перед смертью мне бы очень хотелось, чтобы Он каким-либо образом проявил себя, дал знак, показал, что заботится о нас, грешных. Тогда не только веря, но и зная о Его существовании, я могла бы спокойно умереть.  


 


– Дочь моя, – ответствовал пастырь, – из окна твоего дома виден холм. Сегодня вечером, прежде  чем лечь спать, внимательно посмотри на него, обратись к Богу и попроси Его, чтобы холм исчез. Если ты действительно сможешь поверить в это, то утром не увидишь холма на прежнем месте. Я думаю, это будет достаточным подтверждением реальности существования Бога.


 


Бабушка так и сделала, исполнив в точности наказ священника. Утром, проснувшись, она первым делом подошла к окну и раздвинула шторки. Холм стоял там, где был всегда, и ничего не изменилось.


 


  – Я так и знала, –  вздохнула бабушка и, печальная, отошла от окна…


 


… После этой невеселой притчи вспоминаются слова Шри Раджниша Ошо: «Если бы у вас была вера хотя бы с горчичное зерно, вы могли бы сдвигать горы».


 


Так что же такое вера? Только в нашей стране политологи и социологи насчитывают 148 различных конфессий или вероисповеданий и уверяют, что их представители живут дружно и не мешают окружающим. Однако на самом деле это далеко не так.


 


Во-первых, несмотря на конституционную свободу вероисповедания, многие представители определенных конфессий пытаются ограничить свободу выбора веры других людей, навязчиво предлагая свою религию как единственно верную. Причем делают это не православные христиане, не правоверные мусульмане, не католики и не иудеи, а разнообразные «пастыри» вроде Свидетелей Иеговы, адвентистов Седьмого дня, протестантов и прочих.


 


Во-вторых, благодаря упомянутой выше свободе вероисповедания никто не смеет во всеуслышание назвать эти конфессии сектами, коими они по сути дела и являются. Конечно, в правоохранительных органах нашей страны существует список запрещенных религиозных объединений – моджахеды, ваххабиты, кришнаиты – их деятельность отслеживают и пресекают. Но ведь появляются все новые и новые так называемые «религиозные объединения», новые виды действительно опиума для народа. Например, появились адепты  доктора-офтальмолога Э. Р. Мулдашева, религиозные поклонники доктора М. С. Норбекова, причем ни тот ни другой не давали никакого согласия на собственное «обожествление» и даже не знают о существовании подобных сект. Появились «Друзья Бруно Гренинга», обещающие исцеление всем больным и страждущим, разумеется, за солидную плату. И несть им числа – у нас ведь свобода вероисповедания… А тем временем в стране открываются центры психологической и юридической помощи пострадавшим от действий подобных сектантов.


 


Господи, спаси и сохрани, поддержи и направь… Но молчит Господь, молчит вот уже третье тысячелетие. Кому мы нужнее – сектантам или Господу Богу? Молчит Господь… Нам решать, кому или в кого верить. Нам решать, где Вера, а где безверие. Нам решать, любая ли вера хороша…


 


ИСТОЧНИК:


Газета «Литер»


http://www.liter.kz/index.php?option=com_content&task=view&id=6042&Itemid=2


Дата публикации: 17 мая 2011 г.


 


Добавить комментарий