КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности
  • Главная
  • >
  • У нас, возможно, появился выбор

У нас, возможно, появился выбор

03.05.2019

В троллейбусе к двоим, по внешнему виду студентам, подошел их знакомый: «Что, куда едете?» Те ответили, не совсем цензурно и не заботясь об ушах окружающих, что едут в парк «потрепать немного ноль первого и второго». Знакомый решил, что у него тоже есть несколько лишних часов и за несколько остановок до места они вышли из троллейбуса покупать синие шарики.

В Центральной парке отдыха площадка рядом с колесом обозрения, где предполагалось провести митинг «За свободную страну», сотрясалась от децибел: традиционно на это месте было спешно организовано музыкальное шоу, само колесо обозрения почему-то не работало. Среди праздной публики выделялись нервные люди в темных одеждах, которые даже не пытались маскироваться под отдыхающих. Чуть в отдалении как раз-таки неумело маскировались под обычных граждан «титушки» – молодые люди, в медицинских масках, темных очках, иногда без таковых. Несмотря на некоторые различия в лицах что-то крайне неприятное объединяло их всех, так что журналисты вычисляли «молодежь» на раз.

Митинг начался неожиданно. Не так далеко от назначенного места заговорил один, его сразу же окружила толпа, откуда-то появились плакаты и микрофон с громкоговорителем (которые, правда, не сильно помогали). Но в любом случае можно было услышать, что говорят о предстоящих выборах, диктатуре, отсутствию в стране свобод. К митингующим и журналистам присоединились люди в штатском, молча снимающие происходящее на смартфоны, в то же время несколько «титушек» попытались было «наехать» на тех, кто также снимал это на смартфоны, но не согласовано с полицией. Однако их тут же «попросили» из толпы, и, как оказалось, больше всего они боятся попасть на камеру.

Тем временем митинг разрастался, как и специально пришедшими, так и просто гулявшими в парке, в том числе с детьми. Интересно, что никто не высказывал возмущение «испорченным праздником», кроме, может быть, специально подготовленных лиц:

– Нашли место где собираться! – громко высказался молодой человек крепкого телосложения.

– А в чем проблема?

– Ребенка моего напугали!

И пошел дальше в одиночестве.

Примерно через полчаса решили, что нужно переместиться в другое место, где не так шумно. И митинг перерос в шествие, вобравшее в себя к тому времени, как оказалось, не менее тысячи человек.

Короткие выступления перемежались скандированием «У нас есть выбор!», «Нур-Султан – не моя столица, Токаев – не мой президент!», и других популярных в последнее время лозунги, включая предложение одному пожилому чиновнику уйти на покой. Люди требовали освобождения политических узников, проведения честных выборов, устранения коррупции – в общем, решения всех накопившихся системных проблем.  

На выходе из парка их поджидали сотни полицейских и омоновцев, на подмогу перебрасывали солдат внутренних войск, явно готовились к худшему. В этой ситуации полиция предприняла решение закрыть парковые ворота, лишь изредка выпуская людей с детьми.

При этом полицейские, кажется, еще больше пртестующих боялись приезда некоего своего генерала, поскольку, очевидно, никто не хотел брать на себя ответственность ни за что.

 

Молодой папа, уводивший сына подальше от места возможных столкновений, объяснял мальчишке, что «сейчас плохие люди будут избивать и может быть даже стрелять в хороших».

При этом в толпе взрослых, скандирующих «Алга, Казахстан!» и призывы к старому чиновнику раздавались детские голоса.

Женщина лет семидесяти поделилась, что увидела трансляцию акции по Youtube и поспешила присоединиться, благо живет не так далеко.

Вообще, митинг представлял собой срез всего казахстанского общества – разных возрастов (от школьников до пенсионеров), разных национальностей, разного социального положения, но все были вместе. Именно последнее обстоятельство опасней всего для властей, привыкших к тому, что внутренние противоречия не позволяют людям реально объединиться.

Когда все требования были высказаны, митингующие стали понемногу расходиться. Паника в рядах полицейского и акиматовского руководства тоже стала спадать. Однако, когда основная масса уже спокойно разошлась, а полиция дала команду на отъезд автобусов для задержанных и основных сил, протестующие предприняли новую попытку. И около пятидесяти человек, выйдя из парка, прошлись маршем по улице несколько кварталов, где уже были перехвачены вернувшимися полицейскими. На этом демократия закончилась и все прошло по накатанной: участников шествия стали хватать и паковать по автозакам. 

Тем же вечером с продолжением на следующий день в ускоренном режиме прошли суды над некоторыми задержанными, в постановлениях фигурируют штрафы в 20 МРП либо административные аресты от 5 до 10 суток. Заседания проходили в стиле сталинских троек – зачитывались полицейские рапорты с разной толикой бреда вместо текста, как например, «выражали свое мнение, не имея на то разрешение властей» или могли привлечь к ответственности по статье 448 КоАП «Вандализм несовершеннолетних». Хотя давно замечено, что почему-то именно полицейские и судейские больше всех демонстрируют правовую безграмотность.  

Кстати, во время паркового шествия митингующие не допустили ни единого правонарушения, разве что какая-то девочка сорвала несколько тюльпанов с клумбы, чтобы вручить омоновцам. В то же время «топтуны» полиции или спецслужб неоднократно топтали зеленые насаждения, хотя понятно – на то они и закон. 

За кадром остались превентивные задержания некоторых гражданских, причем на этот раз полиция себя ни в чем не стесняла, о чем свидетельствуют гематомы и травмы, оставшиеся после захвата и избиений Геннадия Крестьянского, Мадины Кукетовой, Сауле Сейдахметовой, 75-летней Раисы Дюсембаевой и ее сына Талгата.

«Вот один из бандитов, который хотел меня похитить сегодня утром. И одна из гражданских машин, на которой они хотели меня похитить. Насколько я вижу номер 484ALB02. Подскажите марку автомобиля? Когда я отцепил собаку с цепи они убежали. Один сразу в машину прыгнул, другой бежал пол квартала. Сосед свидетель подумал что это бандиты((((» – пишет Геннадий Крестьянский, который вышел из дома за хлебом и едва не стал жертвой неизвестных, облачившихся в полицейскую форму.

   
 
Мадина КУКЕТОВА и Раиса ДЮСЕМБАЕВА                    Геннадий КРЕСТЬЯНСКИЙ

 

 

Сауле СЕЙДАХМЕТОВА

В своем комментарии министр информации Даурен Абаев ловко обошел проблему: «Я бы хотел особо подчеркнуть, что сегодня ничто не мешает гражданам подать заявки на проведение таких акций в законном русле». И в самом деле подать заявки ничто не мешает, единственно, что в прошлом году ни одна заявка из не менее сотни не была удовлетворена. Поэтому власти сами выталкивают людей за правовое поле, чтобы потом со спокойной совестью заниматься прессингом.

«1 мая в городах Нур-Султан, Алматы, Семей, Караганде и Актобе, несмотря на официальное обращение Генеральной прокуратуры, состоялись несанкционированные митинги и сборы граждан. Участникам акций была предоставлена возможность свободно и открыто выразить свою общественную позицию и мнение по социальным и другим проблемным вопросам. Однако в городах Нур-Султан и Алматы отдельные из собравшихся вели себя агрессивно, допускали выкрики лозунгов запрещенной экстремистской организации “ДВК”, нарушали общественный порядок. В связи с этим представители акиматов и прокуратуры разъяснили им положения законодательства о порядке проведения мирных митингов, собраний и шествий. Отдельные граждане не подчинились требованиям о прекращении незаконных действий. После этого силами полиции были приняты меры к восстановлению общественного порядка и задержанию нарушителей. В результате в столице и Алматы в отделы полиции доставлено 80 граждан. Их действиям будет дана правовая оценка в установленном законом порядке», – сообщила пресс-служба МВД.

Правовую оценку действиям своих сотрудников, напавших на некоторых активистов, вышедших из квартир, видимо, делать не станут.

Но пока полиция охотилась за «старыми знакомыми» появилась плеяда новых лиц, и, похоже, что их становится все больше и больше.


Добавить комментарий