КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

По-другому никак

29.05.2018

28 мая на пресс-конференции родственники осужденного Рафхада Агаева рассказали о том, каким образом возникло очередное «террористическое» дело и были получены необходимые признания.

Жительница Сарыагашского района (ЮКО) Нурия Агаева, мама Рафхада, рассказала, что 14 августа прошлого года к ней подбежал внук и ошарашил: «папу пришли арестовывать». Проживающая по соседству с сыном Нурия Белаловна бросилась к его дому. Она увидела, как двое во дворе держат Рафхада, однако другие участники задержания не дали женщине пройти внутрь.

Нилюфар – супруга Рафхада Агаева – дополнила: рано утром к ним домой постучали. Она открыла дверь и увидела нескольких мужчин, поинтересовавшихся: дома ли ее супруг? Получив ответ, что дома и еще лежит в постели, визитеры представились сотрудниками КНБ и прошли в дом. Увидев мужчину, не дав ему одеться, заломили руки за спину и надели наручники. Тут же начался обычный в таких ситуациях «обыск», без понятых и видеофиксации. Завершив свое дело и увидев подошедшую Нурию Белаловну, сотрудники «переобулись». Включив видеокамеру, они официально заявили о проведении обыска с участием понятых. Соседи Агаевых им не подошли, поскольку с собой комитетчики привезли «своих».

После этого Рафхаду позволили одеться, чтобы увезти в КНБ Сарыагашского района. Там, не теряя времени на разговоры, Рафхада избили ногами до такой степени, что у него началась рвота и недержание. Заведя в туалет, мужчину заставили снять вещи и выбросить, после чего, напоследок, он получил удар в грудь в присутствии назначенного адвоката.

– Мужа обвиняют в том, что он распространял религиозные материалы, записав их на флешку. Он не такой человек, который станет пропагандировать нетрадиционные вероучения,  – недоумевает Нилюфар Агаева.

Понятно, что столь убедительные методы дознания заставили задержанного подписать все процессуальные документы, и его передали в областной ДКНБ, где Рафхада содержали трое суток. Проведенная судебно-медицинская экспертиза подтвердила наличие у доставленного травм, полученных после задержания.

18 августа суд санкционировал арест и мужчину перевели в следственный изолятор областного МВД.

Несмотря на то, что Нилюфар добилась статуса общественного защитника, увидеться с супругом ей довелось спустя два месяца при рассмотрении его уголовного дела в Сарыагашском районном суде. Даже тогда Рафхада в зал судебного заседания заводили полицейские, державшие его под руки. Самостоятельно подсудимый передвигаться не мог.

Вместо этого, как и во всех «экстремистских» и террористических» делах, мужчину признали виновным и приговорили к пяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в учреждении средней безопасности.

В ходе пресс-конференции нанятый адвокат Бауыржан Азанов подтвердил: во время судебного процесса Агаев и его общественный защитник рассказали судье о пытках. Однако председательствующий судья Машрапов, огласив имеющееся в уголовном деле заключение судебно-медицинской экспертизы, не остановил процесс и не поручил прокурору провести досудебное расследование по этому заявлению как того требует закон.

Теперь уже заключенный Рафхад продолжает жаловаться на боли в брюшной полости, а изо рта систематически идет кровь  – напоминают последствия допросов.

Адвокат Азанов рассказал, что он также защищает двух молодых парней по схожим обвинениям, но в другой части Казахстана. Ирина Мажетова – присутствовавшая мама одного из них, Дадаша Абенова, говорит: ее сын «ВКонтакте» размещал на своей странице хадисы, но когда ему сообщили, что они запрещены, то просто их удалил. Однако было поздно. Сотрудники КНБ, как и в случае с семьей Агаевых, пришли в дом парня, и первым делом ударили его лицом об угол металлической двери, так что сейчас у него шрам на пол лица.

В основу обвинения в отношении Дадаша положено заключение специалиста научно-исследовательского института, хотя две арнние психолого-лингвистические экспертизы покзали: наличия призывов к терроризму и экстремизму в размещенных хадисах нет.

Юристы Бюро по правам человека Адиль Сейтказиев и Николай Тарара сообщили, что подали заявления по применению пыток к Рафхаду в областную прокуратуру. Те переслали в орган, на который жалуются – 9-ый отдел ДКНБ. При том, что подобное перекидывание ответственности противоречит Конвенции против пыток, так как расследование должно проводиться независимым органом. Также поступившего в следственный изолятор должны были досмотреть медики, чего опять не было сделано.

Но по большому счету законы для несвободных государств – такое же эфемерное понятие как права человека или конституция. Так что дела Рафхада и Дадаша, к сожалению, всего лишь одни из тысяч подобных, ежегодно инициируемых различными органами.


Добавить комментарий