КМБПЧ – Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности

Норма как аномалия

28.02.2018

Недавно я был членом одной конкурсной комиссии. Нужно было отобрать до двадцати участников проекта по повышению потенциала правозащитников. Конкурс был открытым, то есть о нём было объявлено в прессе, и желающие могли прислать свои резюме, а также небольшое мотивировочное письмо о том, а зачем вообще им это нужно.

Потом конкурсная комиссия проводила интервьюирование. И вот задаю вопросы одной из кандидатов на участие в проекте, студентке – почти уже выпускнице одного из ведущих вузов страны.

– Кто такой, по вашему мнению, правозащитник?

– Это, – отвечает неуверенно, – тот, который оказывает помощь людям по разным правовым вопросам.

– Понятно, – говорю, – а чем он тогда отличается от юриста или юриста-консультанта, адвоката там?

Получаю весьма примечательный ответ.

– Они оба оказывают людям помощь, дают юридические советы, рассказывают, что надо делать, помогают составить разные документы, – потом, задумавшись, уточняет: – Только правозащитник делает это бесплатно.

А лет десять назад тогдашний председатель Национального банка РК Григорий МАРЧЕНКО в разговоре с сотрудницей нашей правозащитной организации, обсуждая мою деятельность и мотивацию, задал схожий по смыслу и тоже примечательный вопрос: «Если он такой умный, то почему такой бедный?»

То есть, по мнению бывшего главного банкира страны и обычной студентки, а также многих наших сограждан (особенно тех, кто во власти, в крупном и среднем бизнесе, или просто успешных, по их мнению, людей), правозащитники – это такие весьма странные особи рода человеческого.

Они либо всё время работают бесплатно, и непонятно на что живут их семьи, чем питаются, во что одеваются и чем платят за коммунальные услуги. При этом у них, видимо, нет хорошего образования и работы, они – неудачники, не смогли устроиться в этой жизни. И, поскольку ничего путного из них не получилось и ничего другого делать не умеют, они и занялись общественной деятельностью. И всем недовольны, всё критикуют. Бездельники, одним словом.

Либо за что-то там борются, отстаивают в свободное от работы время, потому что больше делать им нечего. Какие-нибудь одинокие дамы и мужчины неопределённого возраста. Но это реже.

Либо получают деньги от зарубежных фондов и правительств, чтобы продвигать чуждые нам (в смысле, тем, кто так считает) интересы. Или интересы каких-нибудь внутренних «врагов». Но тогда это уже не правозащитники, а «агенты влияния», «лоббисты» и вообще подозрительные субъекты. Qui prodest, как говорится, кому выгодно. Как выяснишь – так сразу и поймёшь, на кого этот господин или госпожа работают.

То есть правозащитники – это либо лохи-идеалисты, либо бездельники, либо чьи-нибудь «агенты», проводники, так сказать, чьих-нибудь интересов.

А нормальный человек туда не пойдёт, потому что он, конечно же, хочет жить хорошо, развивать бизнес, делать карьеру. И как настоящий патриот никогда не будет чьим-то агентом.

Что особенно как-то даже забавляет, когда «успешных» государство несправедливо берёт за то место, на котором они уверенно сидели, они сразу обращаются к правозащитникам с просьбой о помощи. И те пытаются в меру сил и возможностей им помочь.

Вот такая правозащитная «загогулина» получается, как завернул бы экс-президент России Борис ЕЛЬЦИН.

Нет, то, что среди правозащитников и гражданских активистов могут оказаться и те, кого я описал выше, нет никаких сомнений. Так же, впрочем, как и нет сомнений, что разные люди оказываются в госорганах, бизнесе, научной или творческой среде. Там тоже всякого… хватает. И даже значительно больше.

Но я не про них.

Я как раз – про нормальных, только нормальных в моём и моих единомышленников понимании. У нас норма немного другая. Мне лично как-то трудно жаловаться на жизнь в целом. Как-никак два очень неплохих образования – горного инженера-экономиста и юриста-правоведа. Кандидат технических наук, более 20 изобретений и свидетельств на них. Но это в прошлом, а в настоящем – международный эксперт в такой отрасли международного права, как права человека. Соавтор целого документа для 57 государств – членов ОБСЕ под названием «Руководящие принципы ОБСЕ по свободе собраний», на который ссылаются Комитет ООН по правам человека, Европейский суд по правам человека и даже национальные суды ряда государств. А ещё пишу для этого сайта.

Нет, конечно, для товарищей, извините, господ из списка Forbes я – почти что нищий, но на скромную, но нормальную, по моим понятиям, жизнь хватает.

Потому что для меня важнее моя норма, в основе которой лежит уважение человеческого достоинства. Точнее, моего человеческого достоинства. Терпеть не могу, когда меня унижают, оскорбляют и т. д. Хочу и требую к себе уважения. И со стороны государства, и со стороны других. И хотя отношусь к агностикам, то есть не являюсь религиозным человеком, стараюсь следовать «золотому правилу нравственности»: «относись к людям так же, как хочешь, чтобы относились к тебе» или «не делай другим того, чего не хочешь себе».

А ещё это норма несогласия и неприятия несправедливости. А также глупости, некомпетентности и хамства. И весь этот набор норм несогласия я и другие правозащитники, гражданские активисты и просто неравнодушные люди пытаются отстаивать. И даже не столько для других, сколько для себя.

Потому что мне, например, многое не нравится в нашем государстве. Не нравится, когда пытают или жестоко обращаются в следственных изоляторах и тюрьмах. Потому что я на себя сразу это проецирую.

Или не нравится, когда вмешиваются в мою частную жизнь, прослушивают, следят и т. д. Имел «счастье» с этим сталкиваться.

Не нравится, что в политической жизни нет альтернативы, а СМИ отражают главным образом одну и, видимо, единственно правильную точку зрения.

Не нравится, когда правосудие несправедливо, небеспристрастно и необъективно. Когда чиновники не слуги народа, а ещё какие хозяева. Когда полиция и прочие правоохранительные органы смотрят на тебя как на потенциального преступника и зачастую так с тобой и обращаются.

Это всё я говорю о людях, которых, возможно, не коснулись упомянутые несчастья напрямую, но которые представили себе, что они могут их коснуться, и пытаются что-то сделать, чтобы поменять окружающую среду и жить более комфортном – прежде всего, для себя – мире.

Мне не нужно, чтобы меня напрямую коснулись пытки, смертная казнь или заболевание ВИЧ/СПИДом. Чтобы что-то делать с этим, мне достаточно, что они есть.

А ещё есть те, кого проблемы коснулись напрямую: инвалиды, дети с инвалидностью, религиозные и прочие меньшинства, малоимущие и социально уязвимые, бездомные и лица, ищущие убежище. Многих можно перечислить.

А есть ещё те, кто хочет жить в благоприятной для здоровья окружающей среде в прямом смысле этого слова. Их называют специальным термином – экологи.

Они хотят, чтобы воздух был чистым, расцветала флора и размножалась фауна. И под микроскопом рассматривают любые идеи власти или бизнеса на предмет посягательства на эту среду.

Кстати, многие защитники урочища Кокжайлау, где планируется строительство горнолыжного курорта, которых я знаю лично и которые, мягко говоря, сомневаются, что застройка не повлияет разрушительно на заповедное место, как раз и руководствуются этими соображениями. Абай ЕРЕКЕНОВ, Дагмар ШРАЙБЕР, Сергей КУРАТОВ, Ажар ДЖАНДОСОВА, Салтанат ТАШИМОВА, Андрей БУЗЫКИН и многие-многие другие – нормальные защитники природы, если исходить из моего понимания того, что такое норма.

Очень хочется, чтобы понятие нормы совпадало у всё большего количества людей, в том числе успешных.

ИСТОЧНИК:
Ratel.kz
http://ratel.kz/outlook/norma_kak_anomalija 


Добавить комментарий